• Развлечения
  • Искусство
Искусство

Как фотограф Сергей Берменьев покорил Голливуд

Один из лучших мировых портретистов Сергей Берменьев, кажется, успел снять всех главных звезд, как российских, так и западных. Его объектив видели Федерико Феллини и Шерон Стоун, Иосиф Бродский и Виктор Цой, Владимир Путин и Мерил Стрип. Мастер черно-белого портрета приехал в Россию и открыл на Малой Садовой улице экспозицию своих работ под открытым небом. Он редко дает интервью, но для нас сделал исключение.

Иосиф Бродский

Виктор Цой

Роберт Де Ниро

Жаклин Биссет 

Сергей Безруков

Лучано Паваротти 

Земфира

Джек Николсон

Шэрон Стоун

Олег Янковский

Шон Пенн

Квентин Тарантино

Сергей Безруков

Большинство снимков, получивших Пулитцеровскую премию, транслируют печаль и боль как самые сильные эмоции — Ким Фук во время напалмовой атаки во Вьетнаме, смертельный выстрел в Ли Харви Освальда, войны, пожары, разрушения. А в ваших портретах спортсменов нет минора, но они обладают магнетической силой. Как это получилось?

Вот, вы сами сказали это слово — сила. Передо мной как раз стояла сверхзадача: отождествить получение олимпийских медалей с силой, гордостью. И все в одном взгляде. С момента их победы прошло меньше месяца, и в каждом горела частичка огня, уже не олимпийского, а их собственного, внутреннего. И не важно, получил ли человек «золото» или «бронзу», я уверяю, для тех, кто получил «бронзу», это было не менее важно, чем «золото».

Со спортсменами работать сложнее, чем с актерами и политиками?

Разве что дольше приходится высекать из них огонь. Отнюдь не все спортсмены каждый день работают с камерой. Но здесь дело было не только в уровне подготовленности к фотографированию, публичности. Среди чемпионов были люди, которые тренируются и живут в горах. Для них и метро-то в диковинку, а тут — фотография. Это был личный рывочек и для меня.


 
«Кто вспомнит через сто лет эту Ким Кардашьян?»


 

А как происходит «высечение огня»? Вы просили их показать какие-то эмоции?

Принять определенную позу? Ни в коем случае. В таком контакте нельзя говорить: «Посмотри серьезно, посмотри весело», – с ними нужно просто разговаривать. Некоторые не понимали, к чему, для чего, что за проект. Но они все личности, у каждого своя история, а траектория всех портретов единая, есть ощущение общей заряженности, потому что это история о чемпионстве. Посмотрим, пойдет ли она. Вот в Питере пошло, я лично видел, как реагирует народ на Садовой. Но это Питер, он особенный. Мне всегда здесь творилось легче, даже в самые голодные годы.

И как народ на Садовой?

Совершенно удивительно. Это ведь совершенно обычные, не ангажированные люди, которые не подходят к выставке с мерилом искусствоведа, они идут своей дорогой, транзитом через улицу, а вдруг раз — Аделина Сотникова. Они обходят тумбу, начинают читать, разглядывать портреты всех спортсменов. Вот девочка стоит и смотрит, она же не позирует никому и не симулирует интерес, в ней в эту самую минуту воспитывается воля к победе. При подготовке выставки многие мне говорили: «Ты опоздал. Игры в Сочи прошли, никому уже не надо, все забыли». Во-первых, это непростительно тупо забывать о победе. Что такое Олимпиада? Все заснули, а проснулись – Майдан. И все, это уже неинтересные вчерашние новости. Вон американцы побеждают, а потом четыре года до следующих соревнований чествуют чемпионов. Во-вторых, я сам убедился, что людям на самом деле это интересно. Слышал, как подростки говорят: «Клевые фотки». Как дедушка с бабушкой по незнанию ищут снимок Шараповой. У каждого свои впечатления, но никому не все равно. Я вижу, что это нужно людям, а не функционерам.

Максим Матвеев

Мерил Стрип

Оксана Акиньшина

Евгений Плющенко

Тина Тернер

Вуди Аллен 

Шэрон Стоун

Диана Вишнева

Елизавета Боярская и Максим Матвеев

Олег Табаков

Алла Демидова

Елизавета Боярская

Джулия Ормонд

Борич Гребенщиков

Мстислав Ростропович

Адриано Челентано

Вахтанг Кикабидзе

Аль Пачино, Ричард Гир

Юлия Липницкая

Фрэнсис Форд Коппола

Энни Леннокс

Вуди Аллен

Вик Вайлд

Владимир Путин, Мерил Стрип

Вы есть в соцсетях. Общаетесь с поклонниками?

Изучаю. Соцсети стали хорошими нитками между людьми и мной, ткань появилась. Я же не всем могу каждому лично послать альбомы, пригласить на выставку. А в том же Инстаграме могу показать свои работы, провести исследование реакции.

И как исследование?

Интересно. Я недавно заметил комментарий в стиле: «Да ну, у него критиковать нельзя, сразу забанит». Интересно, что у людей складывается такое мнение.

А баните?

Если под портретом пишут: «А че у него недовольная морда?», – я даже обсуждать не буду, удалю комментарий и заблокирую пользователя. Я по первости ввязывался в полемику, а потом понял, что это не конструктивно. Благодаря соцсетям все ждали эту выставку, мы анонсировали ее, показывали кадры. Последнее время лучшим маркетинговым ходом считается держать все в секрете. Как будет выглядеть новый айфон? В каком секретном месте пройдет вечеринка? Какое-то ненужное нагнетание. Людей нужно готовить, людям нужно показывать. И вообще сейчас такое время, что может голову снести от неожиданной турбулентности. А мою выставку обсуждали, оставляли по сто, по двести комментариев. Когда-нибудь я разгадаю этот ребус Инстаграма: почему люди смотрят на голые задницы в трусах и не смотрят на Бродского. Поймите, я за песиков, за солнышко, за наряженных девушек но это не искусство. Сейчас ведь никто не вспоминает великих кокеток времен Пикассо, может, одну-две на весь мир. А у нас таких сегодня 300-600 процветает. Ну кто вспомнит через сто лет, кто такая Ким Кардашьян?


 

«Загадка Инстаграма: все смотрят на задницы в трусах, но не смотрят на фото Бродского»


Вы считаете себя этаким «русским в Голливуде»?

Нет, абсолютно. Я никак не интегрирован в Голливуд. Это просто место работы. «Русский в Голливуде» – это тот, кто пасется там, ждет, ищет. И перед таким Джек Николсон не снимет очки, а Мэрил Стрип не будет петь Синатру. А для меня они это делали. Джек Николсон вышел на Воробьевых горах в майке с портретом Ленина, подсобил асфальтоукладчикам, сел с незнакомыми девочками попить пива.

Девочки были в шоке?

Ну да. Хотя не все узнают Николсона, уже народилось и выросло поколение кибернетического сознания. Мне встречались люди, которые между Николсоном, Де Ниро и Аль Пачино просили уточнить, кто из них кто. И наших великих актеров, да и писателей уже не помнят, в том время как тот же Аль Пачино каждую нашу с ним встречу спрашивает о Юрии Соломине, а о том, что Виталий Соломин умер, он знал и просил меня передать Юрию соболезнования. А с Тарантино была вообще чудная история. Квентин попросил снять его на кладбище у могилы Пастернака, так как считает себя реинкарнацией Бориса Леонидовича. Сидел у надгробия, плакал, пил водку и закусывал соленым огурцом. В каждом портрете есть целая история. Чтобы сделать хороший кадр, нужно наполнить человека. А бывает наоборот. Бродский вот пришел переполненным. С ним слишком длинная история, с моим раздражением, с его. Когда он сам начал читать свои стихи на морозе, мне показалось это каким-то нытьем. Даже не понравился мне сначала. А потом раскрылся в кадре. Ведь главное в фотографии – взгляд, пропитанный самой сутью человека.

Текст: Кристина Шибаева

Следите за нашими новостями в Telegram
Дата события:
15 мая - 18 июня 2015 года

Комментарии (1)

Авторизуйтесь

чтобы оставить комментарий.

  • Евгений Тарасов 14 июня, 2015
    Прекрасные фотографии. Очень хотел бы посетить выставку, но видимо не смогу.
Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: