Знакомьтесь, Александр Иванов — создатель велосипедов Shulz, на которых ездит пол-Петербурга

Выпускник Университета аэрокосмического приборостроения сконструировал складной велосипед своей мечты, поставил производство на поток и создал бренд Shulz — на этих идеальных городских велосипедах уже ездит пол-Петербурга.

Что в велосипедах Shulz есть такого, чего нет в других?

Настроение. Мне всегда хотелось делать цветные велосипеды. Это как выбирать одежду. Есть футболка черная, есть белая, а кто-то любит желтый цвет или вообще принты. Я смотрел на велосипеды, которые мне предлагали, и они мне не нравились. Я говорил — вот этот красим в синий, этот в зеленый, в красный, в оранжевый. Все началось с цветов. Я хотел, чтобы каждый мог выбрать «футболку» любимого цвета. Что еще важно: Shulz — это не про спорт, а про приключения. Они могут быть совершенно разными. Ты можешь поехать с ребенком в парк или с друзьями гулять на набережную. Я стараюсь придумать модель для каждого сценария. Да, мы не всегда можем сделать велосипед доступным. Но ведь и хорошую куртку нельзя сшить из дешевой ткани. Она порвется или промокнет. Так и велосипед нельзя изготавливать из плохих деталей.

Вы окончили ГУАП, работали программистом и рекламщиком, а потом раз — и велосипеды. Почему?

Когда в детстве я проводил время на даче в Синявине, постоянно куда-то гонял на велосипеде — в гости, к друзьям, в магазин. Мне нравилось не только ездить, но и копаться в их устройстве: собирать, разбирать, смазывать. И в общем, это и осталось бы моей личной странностью и страстью, но после окончания института мне захотелось открыть велопрокат. Шел 2004 год, прокатов в Петербурге не было как класса. Мы с друзьями запустили круглосуточный пункт проката на улице Глинки, рядом с Мариинским театром — чуть ли не ночевали там прямо в картонных коробках и очень кайфовали от происходящего.

Но была одна проблема: мы брали велосипеды в аренду, а потом пересдавали их. Энергозатратная схема! Я понял, что нужны собственные велосипеды и закупить их желательно по оптовой цене. Взял билет и поехал на крупнейшую велосипедную выставку в Шанхай, смотрел и выбирал из того, что предлагают бренды. Закупили около ста штук одной из марок, но этот опыт оказался негативным: покрышки, руль, седло, да даже болты трогать нельзя по договору! А ведь так хочется. В результате я сам начертил макет своего «идеального» складного велосипеда, который мы и стали производить.

Сами, своими руками?!

Почти. В Петербурге наша команда разрабатывает дизайн, придумывает упаковку и чехлы. Детали делаются на фабрике в Китае, а в мастерских Shulz велосипеды собирают и настраивают вручную.

Рынок велосипедов к тому времени уже существовал и в мире, и в России. Вы думали о конкуренции?

Ну как существовал: в 2008 году были только ­«аисты» с неудобными замками складывания. В Россию только-только начинали заходить мировые бренды, но про них толком никто не знал. Когда я проектирую модель, всегда стараюсь понять, для кого она. У нас есть модели для тяжелых людей, до 150 килограммов. Есть велосипеды для высоких, есть для пенсионеров или для тех, кому нужен только ножной тормоз. И все это — в рамках складных велосипедов. А у нас — 25 штук, и все разных цветов. Четыре года назад мы начали делать детские велосипеды. Появилась идея перевести их на ременной привод, чтобы ребенок не пачкался. С этой детской линейкой мы поехали в Токио на выставку и нашли дистрибьютора, который покупает только детские велосипеды, потому что ему это нравится и подходит.

Чего, на ваш взгляд, Петербургу не хватает, чтобы стать велосипедным городом?

Нужно, чтобы дети начали ездить в школу на велосипедах. Сейчас возле школ велосипеды даже пристегнуть некуда, к заборам — не разрешают. Если дети начнут ездить, то их родители тоже начнут. Я радуюсь, когда вижу, что трудовые мигранты ездят на велосипедах и показывают пример. Доставщики еды тоже выбирают Shulz, причем для них это дорого, наверное, зато взамен они получают сервис. У нас три года бесплатного обслуживания — это нас иногда губит, потому что очередь в горячий сезон растягивается на месяц вперед.

Еще для велосипедистов очень важна безопасная среда и чистота. Надо лучше убирать город и выделять дорожную разметку. В Аргентине дорожка для велосипедистов выделена бордюром. У нас — это просто полоса, на которую всем плевать. Но она есть — уже хорошо, по Фонтанке, например, теперь можно ездить.

Какие перспективы у велосипеда для внутреннего туризма в Петербурге?

Отличные перспективы. Со складным велосипедом можно поехать в Кронштадт, взять его с собой в автобус или просто поехать гулять по набережным. Петербург, Карелия и Ленобласть — идеальны для туризма. Только сильно не хватает понятных веломаршрутов. Хочется, чтобы в Комитете по развитию туризма появился человек, который бы отвечал за досуг велосипедистов. Например, хорошо бы иметь велодорожку из Петербурга в Пушкин, а в Пушкине — мобильную веломастерскую. Нужен комитет, который будет думать, как сделать жизнь велосипедистов лучше.


Название Shulz было выбрано в честь школьного прозвища Александра, при этом для узнаваемости само слово написано по правилам английского, а не немецкого правописания. Оборот магазинов Shulz в Москве и Петербурге в летний сезон (с апреля по август) составляет около 3–3,5 млн рублей в месяц.
 

Текст: Игорь Топорков, Алина Исмаилова 

Фото: Виктория Назарова

Стиль: Лима Липа. Свет: Skypoint. Ретушь: Paragon Retouch. Ассистенты: Лина Либо, Кристина Соколова

На Александре: куртка Palm Angels

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты