• Бары и рестораны
  • Открытия

Как устроен новый ресторан Кати Бокучавы «Сне✡️инка»: домашняя еврейская кухня, ностальгия и советское детство

Территориальная экспансия Петроградки от ресторатора Кати Бокучавы («Место», Suki, бар «8» и кофейня Saint Espresso) на этот раз с еврейским лицом: на Малом пр., 57, открылся ресторан «Снежинка» с кухней Ашкенази — евреев, проживавших, в том числе на территории стран бывшего СССР и восточной Европы, вытеснив легендарное одноименное кафе, бесперебойно работавшее более 60 лет, за соседнюю дверь (повторное рождение пока не произошло, но скоро!).

Табличка над входом предупреждает: «Мы не знаем, как готовила ваша бабушка», предостерегая от возможных сравнений и надежд, оправданных «как-то не так». Заведение должно было называться BOBE, что в переводе с идиша — бабушка, а внутри, по задумке, аккуратные пожилые еврейские женщины носили бы форшмак из кухни в зал на хрустальной посуде. Но Катя решила сохранить наследие: оставила название уже исторического кафе «Снежинка», заменив букву «ж» посередине на звезду Давида.

Переступая порог, мы попадаем в небольшую (для 24 гостей) старую советскую квартиру со всем ее очарованием: дверь, обитая дерматином с металлическими кнопками, буфет 20-х годов, диван сталинских времен, побитый кафель и ободранные, оголившие старинную кирпичную кладку обои с анималистичным произведением Уильяма Морриса «Птица и гранат» (1895 г.). Интерьер создавался буквально крупицами совместными усилиями хозяйки и архитектора, любителя «старины» Валерия Ларионова («Место») – помещение украшают люстры, бра и торшеры из комиссионок, винтажные зеркала, сервант с хрустальной посудой, которую можно купить, живые цветы и вышитые ирисы. Ностальгия по счастливому детству включится, как только вы сядете за стол, накрытый ажурной связанной крючком скатертью, угоститесь конфетой из стоящей перед вами вазы и начнете изучать кухню, как гласит меню, кафе «первой наценочной категории».

Открытие ресторана человеком без грамма еврейской крови – по словам Кати, дань памяти отцу, который был близок культуре (он вырос среди грузинских евреев). Три года Бокучава исследовала еврейскую кухню со всеми ее ответвлениями, стараясь соблюсти максимальную оригинальность. Здесь домашняя, понятная еда, которую мы все с удовольствием ели и готовили на семейных застольях. Это советская кухня, где не смешивается мясо и молоко, а рыба должна иметь чешую и плавники. Это кухня евреев, проживавших на территории СССР, но соответствующая конкретному месту их жительства. Если белорусы готовили драники, белорусские евреи – тоже, но свои!

Листок-прейскурант, на котором шрифтом той самой печатной машинки выведены маргинальные закуски, сменяющие друг друга блюда дня и горячее, заполняется ежедневно. Катя Бокучава готовит на кухне сама: салат из тонко нашинкованной хрустящей моркови с плотными зернами горчицы и печеными грецкими орехами, солоноватый нежный форшмак, еврейский салат из детства с ароматным черным хлебом – все подается на фарфоровой или хрустальной посуде из домашних коллекций друзей владелицы (чайный сервиз, например, передала Алиса Бруновна Фрейндлих).

  • Тушеные куриные сердечки с мятой и картофельным пюре

  • Котлеты из судака с соусом по-польски

  • Эсик-флейш

  • Блюдо дня: еврейский сырный салат с чесноком на бородинском хлебе

  • Форшмак 

На старт смело берем икру из печени по-еврейски или из печеных мягких и насыщенных баклажанов и перцев, а на горячее тушеные куриные сердечки с мятой и правильным картофельным пюре, котлеты из судака в польском соусе, кисло-сладкую тушеную говядину – она здесь мягкая, волокнистая и медовая, называется эсик-флейш. В «Снежинке» можно и позавтракать домашним бейглом с лососем, сэндвичем с пастрами или яичницей с жареной мацой.

Дополняет картину исчерпывающая винная карта: 7 бокальных позиций, 12 только в бутылках. Главное здесь – настойки! Опрокинуть ту, что с розмарином перед трапезой, а малиновую с мятой – после.

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты