• Бары и рестораны
  • Герои

Как фермер из Уэльса строит в Ленобласти инновационные фермы с айрширскими коровами и варит лучшую буррату в Петербурге

Шесть хозяйств ГК «Терра Нова» под чутким менеджментом операционного директора Ричарда Рона родом из Уэльса стали инновационными фермами: 6000 коров научно увеличивают надои, а в сыроварне производят буррату и бри!

Как вы оказались в России?

Лет 30 назад наша семья владела небольшой фермой недалеко от Уэльса — коровы, козы и курицы с петухами. Мы ее продали, чтобы родители могли спокойно уйти на пенсию. А я отправился в университет изучать сельское хозяйство. Как-то меня позвали в Венгрию: местная ферма была на грани банкротства, и моей задачей стало спасти ситуацию. Я был достаточно молодым и глупым, чтобы согласиться! Но все получилось — спустя 5 лет мы начали зарабатывать деньги. После бывший начальник предложил наладить процессы в российской компании в Пскове. Думал, сделаю все за полгода и уеду. Но остался. В 2017 году на меня вышла «Терра Нова»: кто-то через 7 рукопожатий нашел меня, вышли на контакт и в один день предложили работу.

Чем занимается «Терра Нова»?

Если коротко, мы производим молоко. Это группа компаний с 6-ю крупномасштабными хозяйствами в Ленинградской, Псковской и Самарской областях. Площадь наших земель больше 40000 га, а дойных коров — 6000 голов. В Псковской области у нас две фермы, производящие молоко и рекультивирующие пахотные земли. В Ленобласти 4 года назад у нас появилось еще одно молочное хозяйство «Мыслинский», мы стали больше выращивать новых трав для корма. А в «Новоладожском» мы построили современное родильное отделение и начали варить сыр. На ферме в Самаре есть даже стадо овец, а еще мы выращиваем там свой протеин: сою, люпины, горох. Так, медленно, но верно, идем от посева к конечному продукту, чтобы цепочка замкнулась — выращиваем то, чем кормим наших коров, которые дают молоко, из которого получается сыр!

То есть о семейной ферме в Англии вы забыли?

Вести сельское хозяйство в Англии — очень тяжелый процесс, земля там — чуть ли не самая дорогая в мире. Да, у некоторых, конечно, получается, но это вопрос финансовых и личных жертв, на которые готов пойти человек. А еще там, в бескрайних уэльских пустошах, очень скучно! С Англией меня связывает только паспорт.

Расскажите про ваших коров: чем айрширы отличаются от других?

Генетикой в первую очередь! Наши коровы были закуплены в Скандинавии, а родом они из графства Айршир в Шотландии. Чтобы получился качественный и вкусный сыр, у коров, чье молоко используется, должен быть определенный генотип. Да, молоко обычной коровы может быть идеальным на вкус, но сыр не будет держать форму, не будет нужной структуры. А у наших айрширских коров этот генотип есть. И когда мы продаем молоко компании Danone, они говорят, что из нашего молока у них самый большой выход творога.

Стоит ли доносить до людей, как ведется работа с животными? Встречаетесь ли вы со стигмой или стереотипами, что на ферме корове плохо?

Вот мое самое раннее воспоминание: мне было 9 лет, и моя одноклассница называла меня практически убийцей животных, просто за то, что мои родители — фермеры. Что я могу сказать? Я всю жизнь забочусь о том, чтобы коровы были счастливы. Да, вы не ослышались: за всю жизнь я доил коров в Новой Зеландии, Венгрии, Англии, России и Чешской Республике, и я точно знаю, если корова несчастлива — у фермера ничего не получится, она просто не сможет давать молоко! В 2017 году к нам в «Новоладожский» при­ехала группа блогеров из Москвы, двое были веганами с идеей, что у нас ГУЛАГ для коров. Но, гуляя здесь, они своими глазами увидели: нашим животным все нравится.

В ваших хозяйствах искусственно оплодотворяют коров и даже с помощью сексированного семени делают так, чтобы с большей вероятностью рождалась телочка. Это коровий сексизм, вопрос этики или обычная практика?

Это обычная практика — для молочной фермы нужны именно телочки, чтобы они давали молоко. Конечно, я могу держать быков, чтобы они закрывали вопрос с осеменением, но нельзя забывать и о других сторонах этого вопроса. Все технологии, которые мы внедряем, помогают заботиться о животных: искусственное осеменение позволяет улучшить генетический код и получить здоровое поколение коров, что впоследствии улучшает качество конечного продукта. Чего удалось добиться за годы в «Терра Нова»? Сейчас мы не ищем оптовых покупателей — они сами приходят за нашим молоком. Мы стабильно повышаем надой: в «Новоладожском» сегодня это от 45 до 50 тонн в сутки, что на 40% больше, чем в 2017-м, когда я пришел в компанию. К 2025-му я хочу, чтобы у нас в холдинге было 10000 коров и все они были на беспривязном содержании — так животным комфортнее. И надеюсь, что скоро вы попробуете наши первые твердые сыры. Ждите локальный пармезан!


2500 коров на племенном заводе «Новоладожский» теперь дают от 45 до 50 тонн молока в сутки, а основные клиенты — это Valio, «Молочная культура», «Буше» и Danone. Бренд молочных продуктов и сыров Nova Artisana, производящий бри, буррату, моцареллу, страчателлу и рикотту, приехал на Василеостровский рынок со своей небольшой сыроварней.

А теперь анекдот! Заходят как-то раз русский, англичанин и венгр в молочную лавку… шучу! Но если все же зайдут, кто что возьмет?

В этом плане венгры очень похожи на русских — кефир, сливки, сметана, что для Англии вообще непонятно. Там любят йогурт и твердые сыры. В России же я заметил абсолютную одержимость бурратой. Я могу судить: мы производим линейку итальянских сыров Nova Artisana — страчателлу, моцареллу, рикотту и буррату, а также правильный французский бри. На Василе­островском рынке есть небольшая сыроварня, где можно и понаблюдать за тем, как готовятся сыры, и попробовать их, и купить. Бренд Nova Artisana еще можно встретить на Торжковском и Долгоозерном рынках, а также в сети супермаркетов «Лэнд» и в различных отелях Kempinski и Skandinavia Country Club, в ресторанах Jerome и Saviv.

Какой для вас Петербург?

Я всем друзьям из других стран говорю: если ты спрыгнешь с парашютом и окажешься в Петербурге и не заметишь вывески кириллицей, то подумаешь, что ты в Европе. Я фермер, и я вообще не люблю жить в городах, но в Петербурге — с удовольствием!

Фото: Александр Огурцов

Свет: Антон Попов, Skypoint

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты