• Бары и рестораны
  • Герои
Герои

«ОПГ Добрых дел»: как и зачем Евгений Хитьков и команда строят свою альтернативную реальность

Поделиться:

Перипетии карьеры петербургского бизнесмена Евгения Хитькова — готовый сюжет для блокбастера о предпринимательстве: начав с должности помощника стилиста в журнале «Собака.ru» и работы на заводе парогенераторов, за десять лет Евгений создает мини-империю из двух десятков прогрессивных проектов, в числе которых — школа бокса, курсы испанского языка, авторский ресторан Hamlet + Jacks и сверхуспешный бар «На вина!», недавно запустивший сразу два филиала в Москве. Прямо сейчас команда ввела доставку и проводит онлайн-лекции и даже винные дегустации, не отказываясь и от масштабных планов на 2020 — собственного фуд-холла и глобального партнерства с кластером «Севкабель Порт»! 

На Евгении Хитькове: жилет Stone Island (ДЛТ), пиджак, рубашка, брюки и кроссовки Boggi Milano. Верхний ряд, слева направо: на Романе Смирнове: кардиган и брюки Palm Angels (ДЛТ); на Виталии Сокульском: кардиган и брюки Palm Angels (ДЛТ); на Денисе Денисове: очки Gucci, плащ Balenciaga (все — ДЛТ); на Александре Садчикове: куртка Off-White (ДЛТ). Нижний ряд, слева направо: на Ирине Токмачевой: платье Balenciaga (ДЛТ); на Татьяне Поповой: блуза Balenciaga (ДЛТ) ; на Анастасии Абалаковой: пиджак Versace (ДЛТ); на Александре Афлетуновой: блуза Versace (ДЛТ); на Гамлете Мовсисяне: джинсы Off-White (ДЛТ).

От шоурума «Шансон» к «Хипстастрою» 

Многогранность своих бизнес-увлечений Евгений Хитьков начинает демонстрировать задолго до первого общепита — например, в конце нулевых он хотел заниматься одеждой. Какое-то время работал помощником стилиста в «Собака.ру» и Time Out, а затем, в 2009 году, открыл на Невском проспекте шоурум «Шансон». В 2011 году в силу экономических причин было решено шоурум закрыть. «Тогда моя будущая жена Ксюша сказала: “Слушай, ну, наверное, бизнес — это не твое, иди поработай на кого-то”. Я пошел на завод к другу, который торговал парогенераторами. Для меня это был ужас — прошло полгода, и я окончательно понял, что работать на кого-то — это не мое».


Хитьков совместно с бывшим одноклассником Родионом Жабревым делал образовательный проект Source not set, но венцом их взаимодействия стал «Хипстастрой».

В период «Шансона» Хитьков знакомится с Евгением Литвяком, работавшим сразу в двух заведениях Эдуарда Мурадяна: сомелье в ресторане «Ленинград» и промоутером в клубе Decadance, где придумывает знаменитые мэшап-вечеринки Friendly Family. В 2011 году они объединяются с однокурсником Хитькова Гамлетом Мовсисяном (в то время — директором ресторана «Культ личности», где руководил кухней Руслан Ступицкий и устраивал вечеринки Юрий Милославский) и решают открыть коктейльный спикизи-бар, но вместо этого находят идеальное помещение под хостел. Первый хостел «Мир» занял три этажа вместе с мансардой в том же пространстве на Невском, 16, у арки Главного Штаба и долгое время не покидал топ-5 лучших хостелов Петербурга. Параллельно — в 2012 году — Хитьков совместно с бывшим одноклассником Родионом Жабревым делал образовательный проект Source not set, затем какое-то время оба пытались заниматься организацией свадеб, но венцом их взаимодействия стал «Хипстастрой» — микростроительная компания, силами которой они строили свои и чужие проекты: от первой версии боксерского зала Johnny D на Большом проспекте В. О. до «Пиццы 22 см» на Жуковского.

Председатель совета директоров группы «Севкабель» Александр Вознесенский и Евгений Хитьков. На Евгении: пиджак, рубашка, брюки и кроссовки Boggi Milano.

«Четыре Жени»

Во время стройки своего коворкинга Gnezdo на Большой Конюшенной Хитьков начинает задумываться об открытии винного бара. «Мне казалось, что я ничего в этом не понимаю, просто чувствую как-то. Мне кажется, что я до сих пор в общепите как профессионал слабый, но у нас в команде у всех свои задачи, и я свою задачу выполняю. В итоге я ходил к одному, ко второму, но мне говорили “ерунда это все”. В итоге согласился мой бывший однокурсник — адвокат Женя Тонков. Еще одним нашим партнером должен был стать Саша Крылов из Pita’s, но он вышел из проекта еще до подписания договора. Потом к нам присоединился Женя Литвяк, работавший тогда управляющим ресторана “Волна”. Шеф-поваром там работал Женя Викентьев, и Литвяк сказал, что вот есть Женя Викентьев, “он человек, ­конечно, сложный, но очень талантливый, давайте его возьмем ставить кухню”. Так появилась команда “Четыре Жени”».

Пить вино и не сдаваться

«Винный шкаф» становится настоящим прорывом и новой отправной точкой в понимании винного бара. Прогрессивная винная карта от сомелье Юлии Цхакая, руко­творный не­шаблонный интерьер, изобретательные закуски и образцовый сервис, сочетающий в себе академическую школу и правильную расслабленность. Придуманный Хитьковым неоновый слоган «Пить вино и не сдаваться» быстро уходит в народ и используется винными заведениями по всей России (теперь это незаконно — слоган удалось оформить как торговый знак). «Строились мы сами, и достаточно долго для этого места, где-то полгода, но мы особо не спешили. Ну и почему у нас зачастую так долго строятся проекты? Потому что или денег не хватает, или ты придумываешь это этапами. Я не люблю дизайн-проекты — я считаю, что когда у тебя есть дизайн-проект, зачастую это убивает душу. Ты говоришь: “Видишь — люстра? Она хреново висит, это я, а не дизайнер, придумал эту ошибку”». 


Если люди уходят на сторону или на время подучиться, значит, мы где-то недоработали, не смогли им предложить лучше и больше.

В то же время формируется так называемый «золотой состав» «Винного шкафа», из которого впоследствии образуется костяк и опора «ОПГ Добрых дел»: Евгений Литвяк, Евгений Усачев, Александра Решетина, Илькин Бахшиев, Евгения Булдакова и Марат Сахров. «Мы на этом и построили всю концепцию — мы стараемся, чтобы команда всегда развивалась в рамках наших проектов, а если люди уходят на сторону или на время подучиться, значит, мы где-то недоработали, не смогли им предложить лучше и больше. Я даже сейчас про профессиональный рост». 

Команда Hamlet + Jacks

Большие проекты: Hamlet + Jacks, «На вина!» и «Скотный двор» 

Следом на Гороховой улице открывается первая петербургская кофейня Surf Coffee, впоследствии превратившаяся в сеть, за которую отвечает бывший одноклассник Хитькова Федор Маринин. «Федя сам предложил. Я никогда никому не отказываю, стараюсь по крайней мере. По той причине, что вот я опять же не понимаю, что из этого выйдет. И из этого вышел наш Surf. Это крутая атмосфера, и это новый этап». Через два года «Четыре Жени» уже совместно с Гамлетом Мовсисяном откроют в помещении бывшей ювелирной мастерской в Волынском переулке ресторан Hamlet + Jacks, который с тех пор остается гастрономическим форпостом «ОПГ Добрых дел».


На Новой Голландии планируются сразу три проекта — кофейня Surf Coffee, грузинское бистро «Мамо» и боксерский клуб Johnny D.

С этого момента количество проектов, реализованных под эгидой команды Хитькова, начинает расти в геометрической прогрессии. В июне 2016 года при его участии запускается пространство «Бездельники», ставшее реинкарнацией проекта Beatnik, — место с большими планами на жизнь, но просуществовавшее лишь одно холодное лето. На Кронверкском проспекте открывается первый винный бар «На вина!» — успешный совместный проект «ОПГ Добрых дел» и виноторговой компании Real Authentic Wine. Мало кому известно, но в этот же период Хитьков и Литвяк открывают еще и большой семейный ресторан Milky в поселке Горелово. После затянувшейся стройки на Конногвардейском бульваре запускается кафе-бар «Скотный двор», придуманный бывшей командой «Бездельников» Ринатом Умяровым, Александром Болтяном и Николаем Фатьяновым. В отреставрированном здании «Бутылки» на Новой Голландии планируются сразу три проекта — кофейня Surf Coffee, грузинское бистро «Мамо» и боксерский клуб Johnny D.

«Пить вино и не сдаваться»

Объединенная петербургская группировка 

Становится очевидно, что такое количество хаотично распределенных разношерстных проектов требует хоть какого-нибудь концептуально-организационного осмысления. В октябре 2017 года Хитьков представляет «ОПГ Добрых дел» в своих соцсетях, атрибутируя ее как «мультифункциональный холдинг нового поколения по организации, созданию и созиданию». Проще говоря, ОПГ — целая сеть разножанровых проектов, каждым из которых занимается своя команда.

«Моя мечта — открыть школу. Потому что мои дети никогда не будут учиться в нашей системе образования. Это отвратительно, это ужасно. Я хочу делать все, что хочу: стоматологию, цветочный магазин, аптеку, детские площадки. Почему кто-то может разобраться в цветочном, а мы сделали ресторан — и не можем разобраться в цветочном или в аптеке, если нам это интересно? Если нам неинтересно строить заводы, то мы не будем строить заводы. Хотим делать гостиничную управляющую компанию. Я хочу делать что-то в Выборге, Карелии, Армении, Грузии».


Шесть месяцев он потратил на то, чтобы московский маркетолог Павел Степашин переехал в Петербург и стал управляющим партнером в боксерском клубе Johnny D.

Вся эта нетипичная бизнес-модель, помноженная на многогранность интересов и быстрое перегорание Хитькова, едва ли могла бы существовать без опоры — Евгения Литвяка, занимающегося операционным управлением ресторанными проектами, Александры Решетиной, ставшей HR-директором ОПГ, и директора по маркетингу Киры Кантерман, которую Хитьков переманил из Москвы с очень хорошей должности в Red Bull, потратив на уговоры восемь месяцев. Еще шесть месяцев он потратил на то, чтобы московский маркетолог Павел Степашин переехал в Петербург и стал управляющим партнером в боксерском клубе Johnny D.


А есть люди, которые вроде из совершенно другой вселенной, как Леша Свобода, но мы очень подружились, я стал крестным его сына.

Но далеко не все назначения происходят так размеренно — например, решение открывать свой барный проект с бывшим бартендером московского бара Public Ромой Пометковым было принято фактически у бассейна в совместной поездке в Grey Goose Le Logis. Также в составе ОПГ — галеристка и куратор Лиза Савина, исследователь петербургского старого фонда Максим Косьмин, диджей и креативный директор Алексей Сахадж, с которыми у Хитькова также случаются совместные проекты.

«Я иногда работаю и нахожу общий язык с очень сложными людьми, не очень хочется, но иногда надо. А есть люди, которые вроде из совершенно другой вселенной, как Леша Свобода, но мы очень подружились, я стал крестным его сына. Леша сурово выглядит, но очень интеллигентный. Мы с ним ходим на хардкор-концерты слэмиться. И он нам помогает. Это яркий пример, когда человеку комфортно с нами работать — это круто».

Сложные годы

2018 и 2019 годы стали очень непростыми для ОПГ — заданный оголтелый темп и импульсивность принятия решений Хитькова повлекли за собой череду неприятностей. Не смогли найти общий язык и вышли из проекта соучредители «Скотного двора». С Новой Голландии выехали бистро «Мамо» и боксерский клуб Johnny D (первое переоткрылось в фуд-холле «Сити Молл», второй — на «Севкабеле»). Еще один проект — микросеть итальянских кафе Nonno Jackie, на которую уже были распределены два помещения, — ­схлопнулся из-за ­недопонимания с инвесторами. Бистро Tent, строившееся больше года, через три месяца пришлось закрыть на ре­анимирующие процедуры — теперь это азиатское бистро Nau с кухней Евгения Викентьева, ставшее в разы выразительней и уверенней. 


 Хочу достичь полной свободы, а полная свобода в нашем капитализме — это деньги. 

«Есть стратегическая ошибка, а есть тактическая ошибка. Мне говорят “Женя, мы тут облажались”. Это тактика — ты считаешь, что облажался, но наша задача не выиграть битву, наша задача — выиграть войну, а это целый мир. 
И поэтому, когда мне говорят, почему я отдаю человеку 50 процентов доли бизнеса, я говорю, что у меня нет задачи заработать на этом в маленьком ресторане 200 тысяч рублей лишних, моя задача — проверить этого человека, который может стать генералом, если я вижу в нем потенциал. И задача, чтобы этот человек открыл мне 10 ресторанов. Я хочу достичь полной свободы, а полная свобода в нашем капитализме — это деньги. Если все развалится, потому что я принимаю много рискованных решений, у всех все будет хорошо, кроме меня, — все просто поменяют работу, просто положат цветы на мою могилку. Но при этом по-другому достичь масштабности и финансовой независимости нельзя. Принимая сомнительные решения, я не делаю ничего плохо — я искренне так считаю».

Якитори тсукуне из Nau

«Шкаф навсегда»

Но самый большой удар по «ОПГ Добрых дел» нанесло июльское судебное постановление закрыть «Винный шкаф» на Рубинштейна. «Соседи хотели закрыть “Шкаф” примерно все пять лет, но благодаря нашему партнеру и адвокату Жене Тонкову это было сделать не так просто, потому что 90 процентов обвинений в нашу сторону были сума­сбродством. И в итоге мы выиграили суд, отбились, и вроде владелица помещения была за нас, но ей предложили много денег за него, и с ноября там магазин одежды». Прощальная вечеринка в честь закрытия «Шкафа» прошла 28 сентября, закрытие бара было назначено на 9 ноября. 12 ноября у крыльца «ОПГ Добрых дел» был устроен поминальный перфоманс с возложением похоронных венков, цветов и пустых винных бутылок.

Настоящее и будущее

Сейчас «ОПГ Добрых дел» работает над проектом «Банк сладостей», который они запустили в марте прошлого года. Пока это просто кондитерский цех в районе улицы Маяковского, который со временем хотят превратить в кондитерскую, а кондитерскую — в сеть. Уверенно себя чувствует формация «ОПГ на рынке», начался новый сезон иммерсивного театра «Последний масон», работает школа испанского языка Hispanista. Весной 2020-го команда становится партнером кластера «Севкабель Порт», где займется развитием и культуртрегерством: будет организовывать крупные фестивали и выставки и участвовать в поиске новых резидентов. А еще Хитьков с партнерами запускает линейку лимонадов, а осенью обещает открыть собственный фуд-холл — темпов не сбавляет. 


Да, все начинают шушукаться, но я банальную вещь скажу — когда нужно помочь человеку, ему нужно дать всего лишь руку. 

«Я пытаюсь сейчас понять и переоценить, сколько нужно рассказывать про свои планы — у нас их дохренища. Сейчас мы занимаемся проектами фуд-холлов, например, очень активно. Запустили аудиовизуальный проект с Виктором Вилисовым. Но мне не понравилась тенденция этого года, что со многим озвученным — Nonno Jaсkie, Tent, стоматологией — что-то неочевидное прекрасное. Какая была у меня идея: открываешь пять проектов с условными командами — ну, наверно, статистически не все же должно провалиться. Оказалось, что везде эти вопросы возникли, и это был очень тяжелый боевой период, когда тебе нужно поддерживать дух команды, но и самому не потечь с крыши. 

А оглядываясь назад, я понимаю, что мы теперь будем очень аккуратно заходить в новые проекты, не будем на себя пять открытий за год. Да, все начинают шушукаться, но я банальную вещь скажу — когда нужно помочь человеку, ему нужно дать всего лишь руку. И все думают — пусть ему даст руку кто-то другой, иначе я с ним туда и упаду. Это сложный период, он бывает у всех, это нормально. Чтобы примерно объяснить, что со мной происходит в жизни: когда я вижу светофор, ну, светофор горит 30 или 60 секунд, и я начинаю дергаться, что я стою. Поэтому я всегда хожу с айпадом или с книгой. Когда я застаиваюсь на несколько часов, у меня происходит такое моральное падение.


И, конечно, наша сверхзадача — скорость. Укладываться нужно в 30 минут.

Недавно запустили сервис доставки еды «Телепорт 30». Концепцию предложили знакомые, у которых уже была проработана идея. Мы обожаем коллаборации мозгов, вот и решили объединить усилия.

Глобально особенности проекта будут понятны позже, мы пока не можем это афишировать. Но индустрия доставки с каждым годом растет. Плюс есть потребность в простой понятной еде за оптимальную цену. И, конечно, наша сверхзадача — скорость. Укладываться нужно в 30 минут. В отличии от ресторана инвестиции здесь не подсчитать — они практически безграничны. Надо расширять зоны доставки, оптимизировать производства, улучшать качество и скорость. А все это требует денег!».

Филе мурманского лосося c морковью из Hamlet + Jacks

Работаем на карму и еще 6 заповедей лидера «ОПГ»

  • «ОПГ Добрых дел» — это история о том, что не нужно бояться мечтать, что границы для себя мы выстраиваем сами. Что нет ничего невозможного. Пусть это не всегда легко и просто, но если работать и стараться, то мир перед нами открыт.
  • Я до сих пор верю в условную Нарнию и сказку. Это касается и людей, и новых проектов. Иногда к нам приходят люди с хорошими идеями, иногда под хорошую идею мы находим чудесных людей. Важно лишь, чтобы каждый член команды развивался вместе с нами.
  • Все ошибаются. Иногда ошибки совершаю я, иногда — партнеры. Но главное, уметь их признавать и учиться исправлять — не в одиночку, а вместе.
  • Сейчас «ОПГ Добрых дел» — это семнадцать ресторанов и кафе, спортивный клуб, театральный фестиваль, гастроли современных театров, музыкальные концерты и художественные выставки, образовательные и благотворительные проекты, организация частных и общественных праздников, гастрономический фестиваль и много что еще. 
  • За этим названием стоят десятки лиц и сотни проектов — как уже осуществленных, так и готовящихся. Мы не планируем останавливаться, хотим заниматься урбанистикой, образованием, улучшением городской среды. 
  • Наш основной девиз — «работаем на карму». Нужна эмпатия, потому что если ты все делаешь из добрых побуждений, то люди и мир тоже будут к тебе открыты. Хочется делать лучше не только для себя, но и для людей рядом, и шире — для города, страны и мира. 

Текст: Екатерина Суменкова

Фото: Антон Рудзат

Следите за нашими новостями в Telegram
Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: