Как француженка стала лучшим барменом планеты

Ресторанный обозреватель «Собака.ru» Анастасия Павленкова вернулась из Майами и рассказывает, как проходил главный мировой конкурс барной индустрии Diageo Reserve World Class.

  • Джитендер Сингх (Индия)

  • Дженнифер Ле Неше (Франция) 

  • Дрис Ботти (Бельгия)

  • Осмунд Бернард (Малайзия) 

  • Судья конкурса шеф-повар Гагган Аннанд

  • Джоан Самия (Кения)

В сухом как дегидратированный чипс на «Кровавой Мэри» отчёте с Diageo Reserve World Class 2016 года — следующие цифры. Более 1000 профессионалов индустрии со всего мира от Уругвая до Исландии. 10 000 заявок и 56 бартендеров-финалистов. Более 600 коктейлей, приготовленных конкурсантами для судей. 200 килограммов льда, закупленного для соревнований. 238 запрошенных журналистами интервью и 10 000 фото, сделанных официальными фотографами.

В жизни же все это выглядит так. Цвет барной индустрии мира заселяется в отель, который своей архитектурой советского модернизма крепко напоминает условный НИИ. На соревнованиях бартендеры как химики-экспериментаторы в слепую определяют семь сортов односолодового виски и раскладывают бленд на составляющие, с точностью нейрохирирга за пятнадцать минут мешают четырнадцать коктейлей, причем их анамнез они узнают за секунды до старта. Если ты гость, приложения в твоих гаджетах формируют программу и направляют тебя на сессии, где в одной аудитории патриарх блендинга Джим Беверидж учит различать сотни спиртов, в другой лучший шеф-повар Азии Гагган Аннанд скрещивает «Маргариту» и севиче, а в третьей наставляют, что желтый цвет коктейля способствует дружбе и пророчат, что скоро негрони будет вызывать двадцать одно чувство включая «скандинавскую меланхолию». Что они знают о петербургской, хотелось бы знать.

Однако бармены не были бы главными экспертами по гостеприимству в мире, если бы их профессиональный съезд напоминал симпозиум гиков. Все-таки их дело — наливать и поить, а это не только точная наука между химией и психологией, но и самый душевный процесс на свете. Тот самый отель, в который заселили цвет барной индустрии — на белоснежном песке Майами-бич, где вместо шеренг ЭВМ – ряды пляжных зонтиков и пухлых розовых надувных фламинго. Униформа — твид и бархат, клетка и полоска, разве что роговых оправ не меньше, чем в любом научном городке. На лекциях ты потягиваешь сауэр, а интервью не проходят без дегустации. В общем, крепчайший союз физики и лирики — как если бы в институт робототехники въехали арендаторы с шоколадной фабрики Вилли Вонки, а в декорациях «Трона» дал концерт Мика. 

  • Виталий Екименко (Россия)

Бармены проходили четыре испытания. «До и после» — состязание в аперитивах, «Коктейли завтрашнего дня» — битва за умение смешать в бокале грядущие коктейльные тренды, «Блендинг» — слепая дегустация виски, четвертый — «Вечеринка у бассейна», тест на чуткость к вкусам конкретного гостя. За Россию сражался Виталий Екименко — московский бартендер из Funny Cabany с харизмой, где намешаны Тимбаленд и Джастин Бибер: то есть хороши и техничность, и самопрезентация. Он, кстати, уже побеждал в национальном финале — в 2014 году.

Он делал многослойные миксы с квасом и айраном, мастерил свекольную тянучку и футуристичные деревья из массажеров для головы, готовил коктейль-посвящение «Желтой подводной лодке» с игрушечной субмариной в бокале и покорил судей, разлив его в пластиковые пакеты, из которые можно потягивать на танцполе, не боясь пролить — чувствуется столичная школа. На «Вечеринке у бассейна», нахлобучив белоснежную ушанку, он вызвал судей на русскую рулетку — заставил стрелять в стакан у него на голове из водяного пистолета. Кстати, на следующее утро мир проснулся под суперхит Робби Уильямса Party Like Russians. Совпадение? Не думаю.

  • Дженнифер Ле Неше (Франция)

На первом этапе из конкурсантов отбирают двенадцать человек — они проходят испытание, где на скорость готовят коктейли категории «Американская классика». Шесть самых достойных кандидатов проходят в суперфинал, где за сутки нужно создать свой поп-бар: в этом году прошли кандидаты Бельгии, Тайваня, Чехии, Дании, Японии и Франции. Корнер хрестоматийно-миниатюрной парижанки Дженнифер Ле Неше назывался «Третий путь» и действительно взял правильное направление — бармейд единственная из всех конкурсантов готовила многочисленным гостям все коктейли сама, не подключая помощников, и сделала обязательный для всех участников пунш эталонным — водка, абсент, херес, красное вино, ананасовый сироп, черный чай, лимон и мускатный орех.

Завершает финал конкурса шумная церемония награждения — в братстве бартендеров поддерживают друг друга так, что съезды КПСС и вручение Нобелевской премии вместе взятые по сравнению с ним по количеству оваций — просто утренник мизантропов. Частью этого братства стать очень легко — Diageo Reserve World Class 2017 уже стартовал. Первый этап отборочных соревнований будет в Петербурге 23 ноября в Social Club c 10.00: идем болеть за наших бартендеров, которые прошли в национальный отборочный тур — Игоря Зернова (El Copitas), Лионела Рабеаривелу (Pinch!, «Бюро. Бургеры и бар») и Никиту Матвеева (Imbibe). Судить приедет в том числе номер один в мире в 2015 году по версии Drinks International — величайший Алекс Кратена из лондонского Artesian: 22 ноября он на один вечер встанет за стойку бара El Copitas, не пропустите. 

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также

Новости партнеров