18+
  • Мода
  • Герои
  • Бизнес
  • ТОП 50 2022
Герои

Техно-экобренд из Петербурга? Да! СЕО URBANTIGER Анастасия Пиорунская о том, как создаются вещи из океанических бутылок и органического хлопка

Поделиться:

СЕО URBANTIGER — лауреат премии «ТОП50. Самые знаменитые люди Петербурга» — 2022 — Анастасия Пиорунская и ее команда используют ткани из переработанного океанического пластика, биоразлагаемого бамбука, пеньки, льна, органического хлопка и неокрашенного денима. В пандемию шили дышащие герметичные костюмы для врачей в «красной зоне» (помогли разработки для горнолыжной одежды!) и сотрудничают с локальными инфлюенсерами: героиня рекламной кампании URBANTIGER — первая солистка Мариинского театра Мария Хорева.

Леггинсы и юбка Vetements, куртка Off-White (все — ДЛТ), футболка Urbantiger

 

Анастасия сфотографирована на крыше Au Pont Rouge, первого в России многоэтажного универмага (1907 год!). Здание архитектора Липского и инженера де Рошефора построено в стиле модерн, а шпиль на башне — это кадуцей (жезл бога торговли Меркурия!)

От аутдора к капсульному гардеробу: как URBANTIGER оказался визионерским проектом?

URBANTIGER — бренд из будущего. Это сегодня слова «экологичность», «использование технологичных тканей» и slow fashion звучат в каждом пресс-релизе, всего пять лет назад никто про них и не слышал. А мы на этих принципах построили нашу концепцию. Для меня всегда важна сверхидея: просто делать вещи и зарабатывать деньги на их продаже неинтересно. Начинали мы как бренд технологичного аутдора: я решила соединить инновации и фэшн. Мы с командой искали всt самое передовое, ездили на мюнхенскую выставку спортивного снаряжения ISPO, где собираются топовые производители технологичных и нано­тканей от Jack Wolfskin до Canada Goose и Patagonia. Ловили инсайты, вдохновлялись, впитывали — так у нас в коллекциях появились принты, проявляющиеся при намокании, ­непромокаемая мембрана и светящиеся канты, которые можно включить дистанционным пультом, — очень актуальная тема для гор: если ты сбился с трассы, то тебя будет гораздо легче найти. В 2018 году после очередного забега по выставке я без сил лежала в отеле и вдруг меня осенило: «Что же мы делаем!?» По уровню вреда легкая промышленность ­занимает второе место после нефтедобычи. Тогда забота об окружающей среде еще не была трендом, но уже начались разговоры о переработке и этичности. Вдумайтесь: сейчас мы потребляем на 50 % больше, чем наша планета может переварить. Если продолжим в том же духе, скоро нам нужны будут три такие планеты. Если не верите, почитайте отчеты ООН. Тогда я обратилась к команде с призывом: «Надо что-то менять!» — и поняла, что мое предназначение не только в инновациях, но и в заботе об окружающей среде. Мы переосмыслили URBANTIGER как бренд базовой одежды из передовых экологичных тканей, не привязанный к сезонам, — наши вещи должны служить годами. И так мы предвосхитили тренды.

Мы обучаем наших покупателей принципам осознанного потребления

Плащ URBANTIGER из океанических бутылок — наша гордость. Ткань мы заказываем у классной компании Repreve: на ее сайте ­установлен онлайн-счетчик — сколько бутылок переработано на данный момент. Еще один наш хит — платья-комбинации из экологичного модала, который похож на шелк, но не такой привередливый в уходе и не такой хрупкий в носке. Мы долго присматривались к джинсам — это ведь максимально неэкологичный предмет одежды: из-за красителей у джинсов самое загрязняющее окружающую среду производство. Но однажды у одного поставщика мы увидели полуфабрикат — кусок ткани под покраску. Вцепились в него и сказали: «Такие джинсы нам нужны!», — за три месяца создали их, а еще рубашку, платье и шорты. Такие модели мы выпустили одновременно с H & M. Помню, прохожу мимо их витрины и вижу надпись: «Не­окрашенный деним». Конечно, дико круто, что мы так синхронизировались: маленький бренд из Петербурга и фэшн-гигант, у которого лаборатория на лаборатории.

Наши супернаходки — органический хлопок капок, который растет на дереве и при выращивании не требует удобрения пестицидами, ecovero, нейлон из переработанных рыболовных сетей. Ткани проходят тест-драйв в нашей лаборатории на показатели: мы выбираем только те, что выше ГОСТа, например, на пилингуемость, проще говоря, образование катышков. Тестируем каждую вещь — отдаем прототип сотруднику, а дальше он делится своими впечатлениями. Мой любимчик — костюм из органического хлопка и переработанных вещей, — такая ткань всегда немного грубоватая и как будто неравномерная, из разных нитей. Мы объясняем эти нюансы осознанного производства одежды нашим покупателям. Это непростой процесс, ведь перерабатывать сложно даже в быту: разделять мусор, мыть пластик, потом сортировать его. Такие же принципы у одежды: придется сначала избавиться от всей фурнитуры, подкладки, ярлыков — это дорого и трудозатратно. Плюс надо учитывать состав — смешивать разные материалы нельзя, а значит нужны лабораторные исследования для правильного отбора — это дорого. Кстати, невозможно создать ткань, состоящую на 100 % из переработанных бывших вещей. Нитка просто не получится и будет рваться.

архивы пресс-служб
архивы пресс-служб

Сейчас я получаю степень Executive MBA и занимаюсь проектом по созданию нити из пластика ПЭТа, консультируюсь с ­исследовательским центром «Сибура» в Сколково. Они собирают всt, что выбрасывают нефтеперерабатывающие заводы, и превращают это в новый продукт. В фэшн-индустрии нельзя расслабляться, ты постоянно должен быть в поиске. Когда прихожу в офис и вижу, что все прекрасно тихонько работают и не суетятся, мне прямо не по себе становится — и я затеваю новый проект. Может, это мой минус, но я не даю ­команде спокойно посидеть. В URBANTIGER я с самого начала. Было ­непросто: во-первых, стартап, во-вторых, было сложно сразу найти верное направление. Возможно, мы нащупывали его дольше, чем нужно, но жизнь ­иногда вмешивается в планы. Я не боюсь трудностей. Не то чтобы каждый раз себя проверяю на прочность, но считаю так: если ты никуда не идешь, то не развиваешься. Карьеру в ретейле я начинала с продавца в первом магазине befree на Невском проспекте. Я все время мимо него ходила, смотрела на витрины, но не могла ничего себе позволить. Как-то решилась зайти — и устроилась продавцом. Мне тогда даже на метро не хватало, мама давала денег на дорогу из Купчино. Но это меня не смущало, как, впрочем, и любая работа — с девизом Work hard я так и иду по жизни. Я быстро стала кассиром, потом администратором, а затем начали открываться торговые центры по всей России, а в них — магазины бренда. И мне предложили должность регионального управляющего. Я открыла больше ста магазинов, почти два года жила в командировках. Оренбург, Челябинск, Екатеринбург, Иркутск, Ростов, Краснодар, Майкоп — во мне есть частичка строительной пыли каждого из них. Потом я заняла должность руководителя ассортиментной логистики, стала директором по продажам одного из брендов компании. Работы всегда было много, из декрета я вышла через три месяца, при этом все это время была на телефоне. В какой-то момент мне стало страшно, что я столько лет посвятила одной компании, мира не знаю. И я ушла. Многие люди сразу ведут собственную коммерческую деятельность, продают свои идеи, а я так не умею. Что умею, так это работать. И вскоре появился URBANTIGER.

Мы совершенно не радуемся уходу иностранных брендов: если ты крутой, тебе Zara не помеха

В течение пяти лет все процессы в российской индустрии выстроятся. Да, мы еще не начнем сами перерабатывать одежду, но производство наладим. Поверьте мне, через полгода начнется возрождение легкой промышленности. Есть проблема с кадрами — профессия той же швеи перестала быть престижной. Наша задача — выстроить экосистему так, чтобы вернуть престиж профессиям этой отрасли. Мы не радуемся уходу иностранных брендов: если ты крутой, тебе никакая Zara не помеха. Мы не ставим перед собой цель заполонить весь мир, гораздо важнее иметь узнаваемость и популярность на локальном уровне. В пандемию, например, мы переориентировались на пошив медицинских костюмов для врачей в «красной зоне». Думаю, что об этом буду рассказывать своим внукам, когда они спросят, а что важного я сделала в жизни. В одноразовых костюмах врачам было очень тяжело, они не пропускали воздух. Тогда мы взяли технологию мембраны нашей горнолыжной куртки и разработали «дышащий» костюм, который выдерживает сорок стирок. С благодарностями мне звонили врачи со всей России. Например, акушер Борис Григорьевич из ростовской больницы так по-отечески говорил: «Настя, сегодня вот двойня родилась, я вышел из “красной зоны”, меня из шланга полили дезинфектором — такая красота!» Еще мы работаем с местными инфлюенсерами: сделали фотопроект с экоактивистами, сняли в весенней рекламной кампании первую солистку Мариинского театра Марию Хореву, а в мае вышла коллаборация с художником Константином Федоровым, выпускником Академии Штиглица, участником «Арт Москва», World Art Dubai и Art Russia Fair. У нас получилась лимитированная капсула футболок из стопроцентного хлопка, украшенных его флористическими рисунками-принтами. Конечно же, она про экологию.

Текст: Ксения Гощицкая, Татьяна Зиза

Дрон: Михаил Поморцев

Стиль: Дарья Пашина

Визаж и волосы: Мария Непряхина

Свет: Максим Самсонов Skypoint

Теги:
Бизнес, ТОП 50 2022 СПБ
Материал из номера:
Июнь
Люди:
Анастасия Пиорунская
Ваш город
Уфа?
Выберите проект: