• Город
  • Общество
Общество

Блогер Хованский уже полгода сидит в СИЗО. Почему дело стало самым резонансным в 2021 году, и какого приговора ждать — отвечает его адвокат

Подписаться:

Поделиться:

Дело Юрия Хованского длится уже полгода, практически все это время известный петербургский блогер с 4,4 млн подписчиков на YouTube (и более чем 1 млрд просмотров) находится в СИЗО. Его обвиняют в оправдании терроризма, за что грозит до 7 лет лишения свободы. В защиту Хованского идет общественная кампания: от одиночных пикетов в Петербурге до заявлений о поддержке в Госдуме. Его сторонники уверены, что преследование незаконно, а дело касается не только поклонников блогера, но и всего общества. Какие странности есть в деле, и почему блогер так долго остается под арестом — об этом редакции рассказал его адвокат Никита Тимофеев.

В чем именно обвиняют Хованского?

В исполнении песни, которая, по мнению следствия, призывает к терроризму и оправдывает его (песня была посвящена теракту на мюзикле «Норд-Ост», — прим. ред). Эта песня впервые опубликована была в 2012 году, этот факт очень хорошо доказан как показаниями множества свидетелей, так и информацией из интернета. До сих пор можно проверить и убедиться, что эта песня была размещена в свободном доступе именно тогда, девять лет назад. Собственно, и сейчас, поискав в сети, ее можно найти. Озвучивать эту песню я, конечно, не буду.

А по какой статье предъявлено обвинение?

Статья, которую вменяют Хованскому, так и называется «Оправдание и призывы к терроризму», если говорить человеческим языком (ч. 2 ст. 205.2 УК РФ). Впервые она появилась в уголовном кодексе в 2006 году, ранее ее не было. И только в 2016 году эта статья появилась в той редакции, которая вменяется Хованскому.

А у нас действует универсальное правило, что закон обратной силы не имеет. И нельзя привлекать человека к ответственности за то, что на момент совершения какого-либо деяния, преступлением не считалось. В данном случае защита и указывает, что песня была исполнена в 2012 году, когда статья была изложена в другой редакции и привлекать Хованского по ней незаконно.

А в чем разница этих редакций? Почему это так важно?

Квалифицирующий признак, который сейчас вменяется Хованскому, звучит так: «с использованием сети интернет». Он появился только в 2016 году с развитием сети. Раньше такого признака не было.

Раньше был квалифицирующий признак «с использованием средств массовой информации». Но он для квалификации действий Хованского не подходит, потому что песня была размещена не через СМИ, а через интернет, а это разные вещи.

Как же следствие отвечает на эти аргументы?

Следствие пока просто игнорирует этот факт, потому что, согласно обвинению, которое предъявлено Хованскому (а оно следствием не менялось с самого начала расследования), песня исполнена в неустановленный период до июля 2020 года. То есть следствие говорит, что это могло быть сделано в любой момент. Может быть, Хованский спел ее, когда научился говорить, может, когда ему было пять-семь лет, может, в 2005 году, когда такой статьи вообще не было в уголовном кодексе, а может быть, в июне 2020 года. Такая формулировка допускает любой из этих вариантов.

Когда мы просим следствие предъявить обвинение с указанием конкретной даты, мы не получаем ответа. До сих пор обвинение, как считает защита, некорректно. Оно не позволяет установить хоть сколько-нибудь приемлемый промежуток совершения предполагаемого преступления.

А насколько это законно?

Это не соответствует требованиям закона. По закону следователь должен установить время совершения преступления. Это обязательно по многим причинам. С одной стороны, есть сроки давности, которые могут истечь. Если время совершения преступления не указано, то неясно истекли эти сроки или нет, можно ли вообще человека привлекать к ответственности. С другой стороны, есть вопрос алиби, как человек может защищаться от обвинения, если он не знает дату инкриминируемого ему деяния?

СМИ писали, что показания свидетелей обвинения, местами буквально повторяют друг друга. Говорится, что они связаны с правоохранительными органами и что настаивают, будто слышали песню в 2018 году. Вы можете как-то прокомментировать эту информацию?

Этот вопрос я комментировать не могу в связи с тем, что у меня отобрали подписку о неразглашении данных предварительного следствия.

Хованский был задержан еще летом 2021 года. Он провел в СИЗО полгода, почему расследование длится так долго? Это же не дело о наркокартеле или сложной финансовой махинации?

Почему это занимает полгода? У защиты есть объяснение. По делу допущена вопиющая волокита. Следствие организовано плохо, следственные действия выполняются с очень большим опозданием.

В целом по делу много нарушений. Версия Хованского о том, что песня спета в 2012 году, вообще не проверяется. Хотя следствие должно это сделать. По сути, следствие игнорирует презумпцию невиновности и вынуждает сторону защиты доказывать невиновность Хованского. Хотя по закону все должно быть ровно наоборот, это правоохранители должны доказывать его виновность. Фактически защита провела уже собственное расследование и установило гораздо больше, чем установило следствие: когда была спета песня, при каких обстоятельствах и так далее. Но следствие это все игнорирует.

Что касается вопроса, почему Хованский все это время под стражей… арестовать человека просто, а освободить очень сложно. Следствие отказывается признавать свою ошибку, несмотря на очевидные факты. И поэтому Хованский до сих пор находится в СИЗО.

Чем объясняют необходимость его пребывания в СИЗО. Ведь по закону на это, если не ошибаюсь, должны быть какие-то основания?

Следствие говорит, что Хованский может скрыться и воспрепятствовать расследованию. При этом, по закону следствие обязано привести конкретные факты, которые бы это подтверждали. Но раз за разом мы этих фактов не видим. Это просто голословные утверждения, которые ничем не подтверждены.

Каково состояние здоровья Хованского?

Естественно, следственный изолятор — это не курорт и здоровье Хованского ухудшилось. Конкретных диагнозов называть не буду, это все же врачебная тайна. Но состояние стало хуже. Сам Хованский об этом не раз говорил в суде, когда ему продлевали меру пресечения.

А как суд реагировал на аргумент об ухудшении здоровья?

Продлением срока пребывания под стражей.

Чувствует ли защита общественный резонанс на дело? Как это влияет на дело?

Безусловно, ощущается, что к делу приковано большое внимание, особенно в последнее время. Потому что блогерское сообщество сплотилось вокруг этого него. Это не первое [подобное] дело, но оно стало очень резонансным и показательным.

Что касается влияния на следствие, к сожалению, пока его нет. Наша власть в лице правоохранительных органов пока к общественному мнению глуха. Но мы все еще рассчитываем на справедливое и законное решение. К примеру, мы все помним о деле журналиста Голунова. Хотя, к сожалению, таких примеров немного.

И все же вы надеетесь на благоприятный для вашего подзащитного исход?

Мы рассчитываем, что если не следствие, то суд объективно оценит доказательств, а их по делу действительно много, и это доказательства, с которыми сложно спорить. В современном мире цифровой след никуда не может деться, и если он есть, то факт можно считать установленным. Мы рассчитываем, что суд объективно оценит доказательства и вынесет законное решение.

В процентах свою веру в благоприятный исход я оценить не могу, но безусловно, мы продолжаем верить в справедливость, в противном случае все было бы бессмысленно.

Ваш город
Новосибирск?
Выберите проект: