• Светская хроника
  • Герои
Герои

Снежанна Георгиева: «Я никогда не хотела никаких девчачьих забав»

Поделиться:

Одна из самых известных светских персон в России, женщина, чей стиль постоянно обсуждают в телеграм-каналах разной степени анонимности. А еще настоящая бизнесвумен, решившая возродить винодельческие традиции Крыма. В Нижнем Новгороде Снежанна Георгиева побывала в третьей свое ипостаси: спикера, готового поделиться секретами бизнеса и личного успеха.

Наталья Арсланова
Наталья Арсланова

Читая телеграм-каналы, замечаешь, что в вашу сторону летит гораздо меньше хейта, чем в сторону других светских героинь. Как вам удается быть медийно-востребованной, но не вызывать негатива?

Во-первых, вы читаете не все телеграм-каналы, поэтому смею вас заверить: хейта хватает и негатива хватает. Иногда он предвзят, иногда справедлив, и я к этому отношусь абсолютно спокойно. Другой вопрос, что я уже достаточно давно на общем обозрении, и обо мне не надо что-то придумывать. Придумывать о человеке, который уже дал много интервью, о себе рассказал и на протяжении 15 лет находится в открытом поле зрения, уже сложно. Мне чужда гонка за упоминаниями – когда приглашают на какие-то съемки, я всегда говорю: «Давайте оглядываться по сторонам и искать новые лица!» Прежде всего мне это, как читателю, интереснее, чем снова и снова видеть одних и тех же. Я думаю, что вопрос «феномена» не во мне. Просто так сложились обстоятельства. Во мне «феномена» нет.

Обычно светская героиня – это эдакая «попрыгунья-стрекоза», но вы другая, вы «женщина при деле». Как для вас проходило становление такого формата «светской персоны»?

Вы совершенно точно употребили слово «становление», «step by step». Не могу сказать, что то, чем я сейчас занимаюсь, мне было бы интересно в 25 лет. Поэтому создавалась семья, рождались дети, строились дома, дети росли, шли в школу – все постепенно, как ступени у ракеты. Приходит день, и ты уже имеешь возможность принадлежать еще кому-то, кроме семьи. Себе в конце концов. И это совершенно отдельный путь, к нему надо прийти морально, совершить какие-то житейские женские подвиги. Только после этого с чистой совестью можно уезжать из дома, выбегая из самолета, разговаривать с сыном, проверяя его историю, разводя их спор с учительницей… Во мне сейчас нет угрызений совести за отсутствие дома, я спокойна.

Бизнес «светской персоны», особенно женщины, как правило, укладывается в «девичий» диапазон «галерея – салон красоты – линия косметики», а у вас – виноделие. Как вы пришли к такому не самому простому и очевидному формату?

Я по сути не девочка, поэтому мне все это не очень интересно. Я никогда не хотела никаких девчачьих забав. Если вы меня спросите, люблю ли я шоппинг, отвечу «нет» и не слукавлю совершенно. Я так счастлива, что несколько лет назад появился онлайн-шоппинг и все это можно делать дома, когда у тебя ночью бессонница. Я не особенно эмоционально реагирую на то, на что обычно реагируют женщины. Меня не вдохновляет розовый цвет, рюши, бантики, цветочки – я очень люблю прямые линии, лаконичность. В общем, во мне не очень много девичьего, несмотря на внешний антураж. Поэтому и бизнес, наверное, такой нетипичный.

Наталья Арсланова
Наталья Арсланова

И все-таки почему именно вино, именно Балаклава?

Место – все определило оно. Место, где я с 14 лет жила, место, которое на тот момент нуждалось в помощи, чтобы не быть разрушенным, не угаснуть, чтобы традиции продолжались, чтобы у людей, рядом с которыми я выросла, оставалась работа. Как-то все так сложилось.

Чтобы заниматься таким бизнесом, нужно наращивать свою экспертную оценку, понимать, чем ты занимаешься. Как вы это делаете?

Безусловно. Это путь, и середины которого я не успею достигнуть при жизни. Этот процесс нуждается в бесконечном расширении кругозора, развитии вкусовых рецепторов, в диалоге с многими людьми в производстве, начиная от виноделов, технологов, агрономов винограда и заканчивая уже коллегами, и прежде всего еще и потребителями. Вечный диалог. К счастью, у меня есть прекрасный друг, советник, наставник. Это мой муж, который в бизнесе давно. Это дело его души, поэтому он помогает мне, а я ему. Ну и конечно, у нас очень сильная команда, которой мы очень дорожим. Кто-то остался еще даже не то что с украинских, а с советских времен, и таких людей не так уж мало. Есть очень крутые специалисты, которых мы приглашаем из Франции, Италии, из Долины Напа, есть прекрасные специалисты, которые к нам переехали с Украины, есть люди из России. То есть это огромная команда и мне в этой ситуации, скорее, нужно просто умело модерировать процессы, нежели пытаться из себя строить агронома или винодела. Я этого никогда делать не буду. Слава Богу, я пока в уме.

Все равно некий скепсис по отношению к отечественным винам, особенно к отечественным игристым винам, есть. Как это переломить? Возможно ли это сделать?

Ну, ломать, наверно, ничего не нужно. Нужно постепенно доказывать. Доказывать стабильным качеством, давать людям возможность приехать в регион и самим увидеть производство, а я вас уверяю, что люди, которые побывали у нас на виноградниках, на производстве, в принципе больше никогда не сомневаются в этом игристом. У нас принцип открытого производства, у нас каждый цикл, от сбора винограда до розлива в бутылки, любой человек может отследить. Когда люди приезжают, все это видят, в них растет доверие. Да, это долгий путь, но у наших французских, итальянских и испанских коллег он тоже не был коротким. Поэтому рецепт один: время, терпение и качество.

На своем производстве вы активно развиваете еще и агротуризм. Насколько этот формат востребован в России?

У нас уникальная местность, уникальный терруар и очень хорошие условия для выращивания винограда хороших и редких сортов. Но вокруг всего этого еще и уникальная природа: горы, море, прекрасный климат. Здесь на каждом шагу колоссальная история: Генуэзские башни, которым 1425 лет, Крымская война, огромное количество упоминаний этих мест даже в иностранных учебниках. Например, наше вино «Тонкая красная линия» – наши виноградники сейчас там, где был тот самый легендарный бой, в английских учебниках по истории упоминается как раз наше место, Балаклава. Разве можно это упускать и не рассказывать об этом людям? Разве люди знали, где было придумано слово «кардиган»? Не знали. А это мы, это в Балаклаве. И мне кажется важным для России, для Крыма и для Севастополя, чтобы люди хотели сюда приехать.

Но для этого им нужно создать комфортные условия пребывания…

К сожалению, с этим пока в Крыму сложно, в Севастопольском регионе особенно, но в рамках федеральной программы там идет большая реконструкция, поэтому, я думаю, комфортные условия для туристов – вопрос двух-трех лет. Для нас всегда показателем успешности прошлого туристического сезона становится начало следующего сезона, когда мы понимаем, что турист вернулся. Успех – это когда к тебе возвращаются. Даже если турист понимает, что ничего принципиально нового он не увидит, но возвращается из года в год на протяжении 4-5 лет, это и называется – успешный туристический сезон. К нам возвращаются. Этому я правда рада.

У вашей продукции сейчас идет активная экспансия в регионы. По какому принципу вы выбираете эти места? Почему Нижний?

Большой запрос. Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Дальний Восток – это регионы с высокой заинтересованностью. Мы идем туда, где нас ждут, и я знаю, что Нижний Новгород ждал и звал нас давно.

В октябре Снежанна Георгиева стала героиней культурного светского вечера от Muza Art Club в отеле Sheraton. 

Текст: Анастасия Базилева

Фото: Наталья Арсланова

Следите за нашими новостями в Telegram
Люди:
Снежана Георгиева
Ваш город
Нижний Новгород?
Выберите проект: