• Образ жизни
  • Путешествия
Путешествия

Из варяг в хазары на ботнике

Поделиться:

Волжская экспедиция историка, доктора философии, члена Королевского географического общества и потомка викингов Томаса Франка в августе-сентябре 2021-го стала логическим продолжением его путешествия в 2017 году на каяке «Из варяг в греки» – из Старой Ладоги в Стамбул. На этот раз ученый решил плыть «из варяг в хазары» не на современной лодке, а на осиновой лодке-долбленке, сделанной по его заказу и при поддержке его новых русских друзей.

В 2021 году датский ученый Томас Франк прошел от Старой Ладоги до Астрахани водным путем, которым в древности викинги добирались до Волжской Булгарии, Хазарии и богатых восточных стран. Исследователь отправился в экспедицию на ботнике – лодке из цельного ствола дерева, которую изготовил для него мастер из Семеновского района Нижегородской области Михаил Напылов, а вдохновил его на путешествие фильм журналиста Юрия Немцова «Сделай себе ботник», впервые показанный в эфире ННТВ в 2012 году.

Томас Франк

Прежде чем я добрался до Волги, мне пришлось пройти девять рек. Это был прекрасный, но пугающий опыт. 100 километров я шел против течения. В некоторых местах лодку приходилось тащить, стоя в воде по горло. Периодически я плыл и тянул ботник за собой. Самое важное для меня было сохранить лодку в целости и сохранности.

Путешественник-экстремал прошел 2000 км от Старой Ладоги до Астрахани, чтобы доказать, что викинги использовали именно такие моноксилы (лодки-однодеревки), какие до сих пор делает на Керженце, в деревне Аристово Семеновского района Нижегородской области, мастер Михаил Сергеевич Напылов. В следующем году керженский ботник станет экспонатом крупнейшей в мире тематической выставки в Дании, после чего Томас Франк на ботнике отправится в экспедицию из Польши до острова Бронхольм. Почему его интересует именно этот остров?

Юрий Немцов

журналист

Томас Франк долгое время исследовал роль древних вод­ных путей, которые могли использовать викинги для своих передвижений внутри континента. Посмотрев в интернете наш фильм, он обнаружил сходство между керженским ботником и «лодкой викингов» – скандинавской долбленкой IX века, найденной датскими археологами на острове Бронхольм. Поскольку Томас, как Тур Хейердал, проверяет исторические маршруты «на собственной шкуре», он решил пройти важный с точки зрения торговли и культурных связей Руси, Скандинавии, Хазарии и персидского Востока путь не на каяке, а на аутентичном судне. Доказать, что именно на таких небольших однодеревках, а не на огромных драккарах, можно было пройти реки, речушки и волоки, чтобы из Ладожского озера выйти в Волгу, и что на наших ботниках можно не только ловить рыбу на Керженце или Ветлуге, но и делать длительные переходы по большой воде. Его новая идея – прийти в ботнике на Борнхольм – вызвана желанием убедиться в мореходной состоятельность осиновой долбленки. А главное: Томас хочет проверить, могла ли лодка, найденная на этом острове, иметь восточно-европейское происхождение, то есть ответить на вопрос, не стал ли наш ботник прародителем древних судов, на которых викинги пересекали не только континент, но и морские просторы?

Несмотря на пандемию, Томас Франк осуществил свое уникальное путешествие. Мы все стали свидетелями события мирового масштаба. Которое, кстати, чуть было не прошло незамеченным в Нижнем Новгороде: лишь в сентябре, когда он вернулся в наш город из Астрахани, чтобы поделиться результатами своего исследования, у нас вышли статьи и репортажи о нем. К счастью, благодаря усилиям Николая Федоровича Полякова путешественника торжественно, с хлебом-солью, встречали в Городце. Вместе с Поляковым, который в свое время открыл для нижегородцев Михаила Сергеевича Напылова, Томас навестил в Аристове этого мастера – чудесного, умного, интеллигентного человека, настоящего хранителя уходящей технологии мирового уровня.

Михаил Напылов

профессиональный столяр, создатель ботников

«БотнИк» происходит от слова «ботать», то есть загонять рыбу в сеть боталом-шестом. Ботники делают из осины, потому что эта порода древесины мягкая и не раскалывается. Внешняя часть ствола, которая идет в дело, у нее без сучков, а еще хорошо, чтобы она была свилеватая – волокнистая по структуре, как перевитая мочалка. У таких осин обычно крона кудреватая. Так что для разведения ботника осина – самое ценное дерево.

Раньше по Керженцу, где были деревни и села, ботники делали везде. Они отличаются: в верховье – одна форма, в низовье – немного другая. Для разных целей – разные: для рыбалки, для охоты, просто переправиться через реку по грибы, по ягоды. Останется где сено с осени, а в разлив его подтапливает. Подплывали, грузили в ботник побольше, и плыла по реке такая копна. Каждый мастер делает по-своему. Я не единственный, кто сейчас делает ботники. Недавно узнал, что в Семенове работает мастер Алексей Поляшов, родом из Взвоза, знакомы мы с ним по охоте.

У меня этим промыслом занимались и отец, и дед. Особенно дед много делал ботников, потому что раньше по Керженцу сплавляли лес, и сплавщики скупали ботники, чтобы добраться до Волги. До Макарьева доплывали, а дальше продавали.

Я делал ботники и для собственных нужд, и продавал, если попросят. Когда в эфире и по интернету прошел фильм Юрия Немцова, люди, кто интересовался этим делом, увидели, узнали обо мне, стали приезжать. Из Тюмени приезжал мужик, раньше руководил департаментом лесного хозяйства, видел у хантов такие лодки. Увез он один ботник. В Дзержинск делал, в Нижний, Городец, Кстово, Суздаль. Для музеев. С Мосфильма приезжали, хотели снимать фильм про викингов, купили девять ботников, я по округе насобирал и свои, и старые. Фильм только, кажется, пока не сняли. А в Петрозаводске из ботника сделали музыкальный инструмент – лодкострун.

Обычно свои ботники я делаю по 5 метров, чтобы соблюсти стандарты, правильные пропорции. Редко делаю другие: например, 4,5 метра, чтоб в разлив по лесу удобно было лавировать. Когда Юрий Немцов со мной связался, оказалось, что датскому историку Томасу Франку нужно ботник по- больше – 6,5 метров длиной, у меня как раз было три заготовки больше 6 метров. Томас приехал прошлой зимой из Дании с оператором и переводчицей. Посмотрел, как я делаю, немного поснимали на видео. Но не полностью, конечно: процесс очень растянут во времени.

Зимой надо привезти заготовку, выдолбить и до весны оставить. Когда снег посойдет, замочить в воде, чтобы не потрескалась. А уже в конце апреля разводишь: на большом кос­тре, на козлах вывешиваешь «сверток» выдолбленного ствола, прогреваешь его с двух сторон и аккуратно ставишь рябиновые распорочки. Так ботник постепенно разводится, раскрывается.

Уходит все это. Пробовал учить, но то ли желания нет, то ли руки не тем концом... Чтобы самостоятельно сделать ботник, надо чувствовать, видеть заранее весь процесс. Уже когда наружную обработку делаешь, надо представить, как этот ботник будет разводиться, где нагрузки будут создаваться у него, чтобы не порвало. Раньше, когда сам начинал делать, еще отец был живой, где-то поглядит, поправит, подскажет. Так помаленьку сладилось. Опыт нужен, нужно время. А времени сейчас нет ни у кого.

Текст: Наталья Думкина
Фото: Архивы героев

Следите за нашими новостями в Telegram
Ваш город
Нижний Новгород?
Выберите проект: