18+
  • Мода
  • Герои
Герои

Знакомьтесь, Homies и Jenek: авторы самых обсуждаемых тапок и сумок Петербурга

Поделиться:

Все говорят о « хомисах» и «женьках»! Сенсационный бренд уличных тапок Homies (их носят модникии интеллектуалы!) — дело рук Виталия Полякова, а лаконичные сумки Jenek только что запустила Женя Петрова — и за ними уже очередь до Финского залива.

Почему вообще тапки и почему сумки?

Виталий: Я сказал Женьке сделать сумки, а она мне: "Сам сделай тапки!".

Евгения: Когда мы только познакомились, Виталий каждый день твердил, что хочет запустить бренд тапок. Вот я так и сказала! А Виталий взял и сделал Homies. Виталий: Женька тоже долго собиралась с мыслями, но в итоге появился Jenek!

С чего начинали?

Евгения: По образованию я модельер обуви, но начала с аксессуаров: однажды пришла в Академию художеств, увидела, как студенты хранят свои кисти в тубусах от чипсов, и запустила бренд Artskill — пеналы для художников и косметички.

Виталий: А я как-то я купил на Уделке пару: она была не носибильна, но мне понравилось, как она выглядит. Я ее реанимировал, еще долго в ней ходил и чувствовал — кайфово. Тогда и зародилась мысль о своем производстве. Первым шагом к этому была продажа копий Rick Owens и Ann Demeulemeester: я занимался этим не кривя душой, потому что видел перспективу адекватных денег, и клиенты у меня были прикольные! Параллельно я отчислился из университета и устроился в Massimo Dutti продавцом-консультантом. Первую зарплату спустил на ботинки Alexander McQueen с черепами. Они меня поразили: запах кожи, принт, намечания — идеальное качество. И я подумал: «Какой ерундой я занимаюсь! Зачем я заказываю подделки из Китая?» Я тут же раздарил все эти копии, порядка 50-ти пар, и начал погружаться в ремесло. И погрузился — так погрузился: начал на производстве люксовой мужской обуви Goodyear Welt в Петербурге; уехал в Бельгию, где сотрудничал со студентами Антверпенской школы моды; работал в московском Grunge John Orchestra.

На каком этапе присоединился к Artskill?

Виталий: В 2018-ом я вернулся в Петербург: помогал Artskill дорабатывать технические моменты (например, колодки для косметичек!) и — спасибо огромное Жене - по сути использовал Artskill как платформу-производство, где можно реализовывать свои проекты. Вначале Homies был экспериментом.

Когда ты понял, что дело пошло?

Виталий: Нужно отдать должное ребятам из бренда Vatnique: Кирилл Ступченко и Леша Сорокин стали первыми клиентами мужской линейки Homies. Я еще ее не выпустил, а они уже заказали себе пары, вот. И еще они брали Homies в Москву на поп-апы Vatnique: уже на втором поп-апе я понял, что у меня есть свой клиент и что он приходит специально за Homies.

Как вы сейчас формулируете ДНК ваших брендов?

Евгения: Думаю, Jenek – про комфорт и естественность. Мы просто решили делать в Jenek все, как и когда хотим. Наш логотип — неправильное написание моего имени на французский манер. Да, мы понимаем, что классно было бы обратиться к графическому дизайнеру, но нам так больше нравится. Все уже устали думать, как делать правильно и продуманно-классно — этим как будто бы рынок перенасыщен. Так что Jenek – это легкость в прямом и переносном смысле! Да ведь и сам Jenek появился легко: Альбина была проектным стилистом в artskill, как-то я ей говорю: «Альбин, я тут сумки уже год делаю, посмотри, пожалуйста». И ей понравилось! И вот так легко Альбина к нам присоединилась: сначала как стилист, позже как арт-директор. Возможно благодаря ей и складывается ДНК!

Виталий: Технически Homies — это тапки для улицы. Обычные базовые ботинки, в которые заложены конструктивные моменты — нет жестких подносков, колодка не сдавливает, нога не стрессует. А что касается ДНК... Сейчас привлекают внимание кроссовки с трехметровой подошвой, а Homies про сохранение внимания на более важных вещах. Мои клиенты пишут письма благодарности с акцентом на том, что они надевают нашу обувь и забывают про нее — ради этого чувства, наверное, я Homies и делаю.

Кстати, кто ваши клиенты?

Виталий: К Homies обращаются активные и самодостаточные девушки и вполне себе успешные парни, которых как будто бы уже ничего не волнует, им все понятно: они такие немножко в костюме Dries van Noten или в чем-то льняном. Евгения: Часть аудитории Jenek – это, конечно, клиенты Artskill. А так вроде бы это очень классные девчонки, свободные, но в то же время интересуются всем, что происходит.

Можно сказать, что ваш клиент – это отчасти и есть вы?

Евгения: Возможно это та, кем я бы хотела стать.

Виталий: Иногда приходят такие клиенты, на которых ты смотришь и думаешь — черт, он крутой.

На себя и ориентируетесь в производстве?

Виталий: Я на свой вкус ориентируюсь. И на отклики клиентов, друзей. Для меня важно, чтобы продукт у всех откликнулся.

Евгения: Я ориентируюсь на то, нравится ли мне самой. И только потом иду к Виталику и к другим нашим коллегам, друзьям — спрашиваю их.

Виталий: Мы не даем друг другу спуска, всегда разговариваем честно: если что-то в продукте плохо, скажем. Да, приходится дорабатывать, зато в этом подходе залог того, что у нас все выходит качественно.

Где берете материалы?

Евгения: Для Jenek я принципиально не использую российскую кожу, это все итальянский сток. Фурнитура тоже из Италии, пока с этим нет сложностей, у нас хорошие поставщики, надеюсь, так будет и дальше. Неделю назад я узнала, что термопластик (промежуточный материал который мы используем) попал под санкции и его пока не будут ввозить. У меня запас этого материала на год, так что есть время, чтобы решить эту проблему.

А что с оборудованием?

Евгения: 10 лет назад китайские машины были плохого качества и я покупала немецкое оборудование. Сейчас китайцы научились делать качественные и доступные машины. Виталий: У меня был опыт покупки машины для пошива обуви pfaff 491 — все обувщики на нее молятся, крутая тачка. Но она уже довольно уработанная – благо, китайцы научились делать аналоги. И еще сейчас я перебираю советские шпальты. У меня есть штука для калибровки кожи на подошву. Если ее грамотно настроить — будет отличный инструмент.

Сложное у вас производство?

Виталий: Конструирование, проработка модели, крой, пошив, затяжка, склейка подошвы, обтачивание, и финиш.

Евгения: Сначала раскрой резаками, потом брусовка края, выравнивание по толщине, дублировка, склейка, сборка, пошив, околачивание. И еще окрашивание в процессе! На нашем производстве работают мастера с опытом более 30 - 35 лет!

Виталий: Я к Жениным мастерам за советом хожу — это зубры и мэтры!

 

На этом месте вопрос про то, почему вы подняли цены отпал сам собой. Хотя мы еще помним пары Homies по 12 тысяч!

Виталий: Повысились цены на материалы – и нам пришлось повысить.

У вас есть бизнес модель?

Виталий: План, план…Я вообще такой человек, который все делает по ходу: конкретного бизнес-плана нет, но и о чем сейчас вообще можно говорить конкретно. Вот будут средства на шоурум — сделаю. Первостепенно нужно поставить производство. Была идея в сентябре поехать в Париж и сделать там шоурум, и я очень горел этой идеей, до вот этой всей истории. Непонятно, что будет с поставками. У нас сейчас самая важная поставка — подошва. У нас есть запас и в сентябре ждем вроде как новую партию. Но неизвестно привезут ее нам на самом деле или нет.

Homies раньше продавались в Babochka, почему перестали?

Виталий: Мы не перестали, просто поставили на паузу: возможно, возобновим это сотрудничество. Ценовая категория Homies не соответствует ценовой категории Babochka — когда их клиент берет наш продукт, он видит качество, но у него происходит ментальный сбой из-за цены: обычно он покупает обувь в разы дороже. Так что было мало продаж, но очень много бумажной волокиты. Плюс возвраты: мы стараемся продавать обувь как горячие пирожки — сделали и сразу продали. А там получалось так, что люди возвращали обувь с поцарапанной подошвой, а мы продаем абсолютно новые пары, без царапинки. Так что получалось,что мы забивали себе сток.

Как расширяется ваша аудитория?

Евгения: Со дня презентации Jenek прошел всего месяц. К нам приходят клиенты ArtSkill Store, они доверяют качеству и возвращаются к нам не только за аксессуарами для хранения, но и за сумками. Расширение аудитории происходит естественным путем. Виталий: Я не сотрудничаю с блогерами, Homies продвигают сами клиенты, наши «хомики».

Что нового приготовили «хомикам» и«женькам» на осень?

Евгения: К концу сентября у Jenek выйдет новая модель — рюкзак. И мы расширим размерный ряд самых популярных моделей сумок!

Виталий: У Homies впервые появилась демисезонная модель! Считаете, тренды до сих пор существуют?

Евгения: Я не люблю тренды, не разбираюсь в них и считаю, что не нужна куча сумок и одежды, нужно просто носить, что нравится — всегда. Jenek - именно такой! Особенно модель Merit – самая первая сумка, с которой все началось: мне кажется, она была бы популярна 20 лет назад и будет актуальной в 2042-ом. А так мне нравится изучать винтажные сумки с точки зрения сборки: Hermes, Chanel — сразу находится вдохновение. Сейчас в Jenek появился технолог, а до этого макетами, сборкой, тестированием занималась я.

 

Архивы пресс-служб
Архивы пресс-служб
Архивы пресс-служб

Кого носите и любите из российских дизайнеров?

Евгения: На мне юбка osome2some! И люблю Ugly sweaters club.

Виталий: Да, Ugly sweaters club! Мы одни из первых, кто начал их носить — один свитер на двоих. Я купил себе, а Женька его носит. Мне нравится питерский стритвир Wolf: они делают интересные футболки с принтами, но у меня ничего от них нет, жду белого лонгслива! Когда он появится – возьму. Ребята «Труд» в Москве еще крутые — один из них даже антиквариат коллекционирует.

Евгения: Мне еще нравится Sorelle — давно хочу купить у них клеши, но каждый раз моего размера нет на сайте. И Ushatava!

Виталий: Да, я ношу женькину джинсовку Ushatava — в ней круто на скейте рассекать.

Не хочется использовать слово «конкуренты», но они у вас есть на российском рынке?

Евгения: Уважаю ребят из Fetish brand: по стилистике они абсолютно другие, плюс у них огромное производство с невероятными мощностями, но у нас с ними похожая ценовая политика и они все делают качественно.

Виталий: Есть ребята Razumno в Москве, и у нас как будто бы один и тот же клиент. По крайней мере, основательница этого бренда регулярно присылает мне фотографии, как к ним заходят клиенты в моей обуви. И она вообще свой бренд запустила, вдохновившись моим, вот. Но делает абсолютно другое! И мне очень симпатично, что она потомственно этим занимается — у нее папа обувщик, большое предприятие и первый проект мужской обуви, классики. А так нет конкурентов! Как относитесь к коллаборациям?

Евгения: У нас с Виталиком скоро будет коллаборация!

Виталий: Мы сделали сникеры-пинетки! Следующим летом запустим - тем более, уже есть на очереди люди, которые хотят купить.

Евгения: Мы с Альбиной хотим сделать коллаборацию с подругой Виталика — Катей, она делает свечи. Будет такой аромат для Jenek — скошенная трава и запах кожи (или резины!).

Фото: Алиса Дитрих

Текст: Дарья Пашина

Следите за нашими новостями в Telegram
Материал из номера:
Сентябрь
Ваш город
Нижний Новгород?
Выберите проект: