• Развлечения
  • Музыка

Лора Квинт: «Из таких мелочей, как любимые стихи или любимые произведения, рождается любовь к истории»

Лора Квинт, советский и российский композитор, пианистка, член Союза композиторов РФ, представила фрагмент своей саги «Русский бал на четыре столетия» в Нижегородском театре оперы и балета как часть мультикультурного просветительского проекта «За Русь святую!..». Мы поговорили с композитором и узнали, что для нее собственно патриотизм, для чего нужны исторические спектакли и как рождается любовь к Родине.

- Как вы считаете, почему исторические и патриотические спектакли все еще нужны нашему обществу?

- У народа, который не знает своего прошлого, нет будущего. Я думаю, что любой стране необходим патриотизм, но все устали от лозунгов еще со времен Советского Союза. Люди перестали верить в их искренность. Поэтому истинный патриотизм должен воспитываться не призывами и плакатами, а произведениями искусства. Интересно, что эти произведения сейчас создаются молодыми людьми. И делают они это не потому, что им дали указание сверху, как раньше писали о партии и Ленине, а потому что это веление их души. Например, Петр Татарицкий, режиссер-постановщик и актер спектакля «За Русь святую!», очень искренен в выборе этой темы. Он часто работает в команде с профессором Евгенией Кривицкой – его соавтором по идеям, которая так же очень чутко подходит к патриотическим темам. И причастность этих имен к увековечиванию и почтению русской истории уже о многом говорит.

- Как вы относитесь к тому, что Ваша музыка звучит в спектакле «За Русь святую»?

- Рада, что в последнее время у меня есть возможность писать академическую музыку, которая может находить путь к сердцу людей. И мне очень приятно, что такой суровый критик, как Евгения Кривицкая, смогла оценить мое творчество. Еще я отдельно хотела бы остановиться на личности художественного руководителя театра и удивительного дирижера с мировым именем Александра Топлова, которому очень нравится моя музыка, и это невероятно льстит мне. На премьере спектакля мне наконец-то довелось с ним познакомиться, и мне стало очень приятно, когда Александр Владимирович стал называть какие-то мои старые произведения. Как оказалось, он уже очень давно знает мою музыку.

- Считаете ли вы себя патриотом?

- Для меня эта тема очень серьезная, поэтому если говорить как-то коротко, то опять же получится лозунг, а мне бы этого не хотелось. Мой отец с детства был инвалидом. Когда ему было семь лет, он попал под встречный трамвай из-за толкотни на остановке, поэтому остался без обеих ног. Но, несмотря на это, он окончил школу с золотой медалью, постоянно совершенствовался, стал очень спортивным и дожил до 96 лет. Также он стал крупным ученым-физиком в области обороны. Представьте, у моего отца, как и у всех в то время, был всего один выходной день – воскресенье. Но отработав целую неделю в протезах, каждое воскресенье он водил меня гулять по Санкт-Петербургу. Мы садились на трамвай, ехали в центр города и обсуждали красоту каждого здания. Папа рассказывал мне историю этих домов и улиц. И вот я думаю: как можно было не стать патриотом, если с детства прививалась эта любовь к архитектуре, каждому зданию, к стихам? Как я могла не полюбить свою родину, если в 6 лет я уже читала Блока «Уж не мечтать о доблести, о славе…» и наизусть знала монолог Чацкого?

- Понимали ли вы тогда, будучи ребенком, какие серьезные темы поднимаются в этих произведениях?

- Я не могу ответить наверняка, понимала ли я всю глубину проблем, о которых говорилось в текстах, но точно могу сказать, что я их очень любила. Например, я этого не помню, но мне рассказывают, я заливалась слезами, когда папа читал: «Ты в синий плащ печально завернулась, в сырую ночь ты из дому ушла…». Я рыдала, но сейчас мне трудно сказать почему. И в то же время папа пел мне песенку, популярную в то время, «Под маской леди краснее меди…», и я смеялась. Наверное, именно поэтому я и работаю в разных жанрах.

- Как рождается любовь к истории?

- Когда я была маленькой, то не доставала руками до клавиатуры, и мне подкладывали на стул толстенный сувенирный том А.Н. Толстого «Петр Первый». Меня сажали на эту книгу, чтобы я могла спокойно играть. Вначале я сидела, играла, и меня мало интересовало, на чем я сижу. Но как-то я начала читать этот роман и уже не могла остановиться. И когда я слышала, что мама идет из кухни, чтобы проверить, почему я не играю, я быстро запрыгивала обратно на эту книгу. Наверное, с этого момента у меня родилась какая-то фанатичная страсть к образу великого царя. Я обожаю Петра Первого. И теперь мне кажется, что именно из таких мелочей, которые совсем не мелочи, как любимые стихи или любимые произведения, рождается любовь к истории своей страны.

- Как родилась сага «Русский бал на четыре столетия?»

- В основе либретто саги лежат два романа М. Н. Загоскина, невероятно популярные в XIX веке. Один роман назывался «Юрий Милославский, или Русские в 1612 году», а второй – «Рославлев, или Русские в 1812 году». Повествование основано на описании жизни нескольких поколений семьи Юрия Милославского. Если в первом акте у нас сам князь, то во втором акте мы видим уже его потомка. Это сочинение я посвятила своему учителю – народному артисту России, В. А. Успенскому, любимому ученику Дм. Дм. Шостаковича.

Цепь счастливых совпадений: Петр Татарицкий обнаружил в новой книге сочинений Николая Денисова Арию Минина из нашей саги, вместе с Евгенией Кривицкой продолжил формировать канву их спектакля в Нижнем Новгороде, включив и Арию Отца Авраамия, и хор «Плачет земля», а произошло это именно там, где разворачиваются события в нашем произведении! Разве это не веление свыше?! Александр Топлов, с которым я была на тот момент незнакома, услышал эти сочинения и понял, что они будут монтироваться рядом с Римским-Корсаковым, Прокофьевым, Глинкой ... Считаю, что это небеса так распорядились, и я благодарна за это Судьбе!

Текст: Ирина Аристоклеева

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты