• Развлечения
  • Искусство
Искусство

Анна Нистратова про ролевые игры на селе

Поделиться:

На дворе 21 век и тиндер, а нижегородцы рвут над полями соломенных кукол, чтобы лето задалось. Это праздник Стромы в Нижегородском селе Шутилово. Наш главред Катерина Смирнова выяснила у исследователя российского уличного и народного искусства Анны Нистратовой, которая все видела своими глазами, что же это: шабаш или перфоманс. А Анна считает такое народное самовыражение групповой психотерапией, ролевыми играми и вообще трендом. Который поглотит нас всех.

Строма это же как Масленица, только летняя?

Да, Масленица - это жертва весне, а Строма - лету. Это праздник начала летнего цикла крестьянского календаря. В дикие времена, говорят, живую девушку в жертву урожаю приносили. Но об этом уже никто не помнит. Делают куклу из соломы, она символизирует весну, а потом разрывают и равеивают в поле. Но даже так выглядит впечатляюще. Раньше много где были такие обряды, но советская власть их стёрла. А в Шутилове обряд уцелел. Хотя пару лет назад новый батюшка из местной церкви требовал прекратить язычество. Но его никто не послушал, для жителей это главный праздник в году, важнее Нового года.

И что, действительно верят, что разорванная кукла гарантирует хороший урожай?

Не в этом дело. Когда я познакомилась с крестьянской культурой, то была поражена, насколько мощное влияние она производит на художников даже 100 лет спустя. Молодые нижегородские художники используют мотивы и приёмы, характерные именно для традиционной культуры. В 2017 году мы делали выставку об этом в Арсенале - «Свежий слой». Она о том, что художники - бессознательные продолжатели народной традиции. Ведь советский миф о темном, забитом и вечно страдающем крестьянине - ложь, выгодная тогдашней идеологии. Чтобы это понять, достаточно сходить в музей художественных промыслов народов Поволжья. У крестьян была яркая, наполненная переживаниями и смыслами жизнь. Строма - лишь один из ритуалов, а такими был наполнен весь год. Людям было, на что опереться. У них было чувство, что они могут на что-то влиять. Неудивительно, что сейчас народная тема опять так актуальна.

Я помню времена в 90-е и нулевые, когда «народный» и «деревенский» были синонимами понятий «убогий» и «старомодный». А сегодня народные мотивы встречаешь на каждом шагу.

Это мировая тенденция. Современный мир делает людей одинаковыми, особенно женщин. Разными их делает как раз народная культура. Прежде женщина за свою жизнь рождалась и умирала несколько раз. Сначала она была девочкой, потом девушкой, потом невестой, женой, матерью, старухой. И все это отражалось в ее костюме. По наряду можно было сказать, кто перед тобой, откуда и каков ее статус. Люди сразу понимали, как себя с кем вести. И про себя точно знали, кто они. Сейчас многие даже очень взрослые люди ничего про себя не понимают.

Неужели народный костюм может заменить психолога?

Народная культура - это что-то подлинное, по чему сейчас все истосковались. Она настолько самобытна, что прирастает даже к тем людям, которые были от неё оторваны, не выросли в ней. Например, народное отделение в музыкальном училище Гнесиных каждый год выпускает десятки молодых людей, на которых смотришь, как они поют и танцуют, и не веришь, что они выросли в 21 веке в мегаполисе.

А похороны-то зачем, неужели нельзя ограничиться весельем, частушками?

Поминальный плач, может, вообще самое главное в этом празднике. Тема смерти в современном российском обществе табуирована максимально. А уж если про смерть шутят, это и вовсе считается каким-то святотатством. Но ведь смерть не пропадает оттого, что о ней не говорят. В деревенском обществе она всегда рядом. Поминальный плач по Строме - это репетиция смерти, возможность к ней подготовиться. Без этого человек становится совсем беззащитным, не знает, на что опереться. В России, где до революции было больше 80% крестьянского населения, в советское время предпочитали этот факт забыть, потому что это было опасно. А теперь люди даже не могут идентифицировать русский костюм, они думают что это что-то цыганское. Я как-то надела сарафан на ярмарку ремёсел в Городце. Так один мальчик решил, что я колдунья. Народная память коротка, мы очень быстро забываем. Но от этого не перестаём нуждаться в чём-то настоящем, исконном.

Но как нас может спасти соломенная кукла?

Это ключ. Способ отдать дань памяти предков и в форме праздника пережить, проговорить какие-то важные для сообщества вещи. Канва “похорон” всегда одна и та же: вот Строма здоровая, потом заболела, пришёл доктор, полечил, но она все равно умерла. Но несмотря на этот один и тот же сюжет, каждый год получается совершенно новая история. Потому что каждый год у людей новые страхи. Представляешь, в этом году Строма была беженкой. А умерла, потому что бежала через борщевик и обожглась. То есть, жители села вкладывают в сюжет свои актуальные страхи и переживания, борщевик в Шутилове заполонил вообще все.

Получается, это групповая психотерапия? Проговаривание страхов?

И не только. Вот представь, ты подозреваешь, что муж тебе изменяет, и даже знаешь, с кем. А тут праздник, а на нем обязательный частушечный баттл. И ты можешь в форме частушек все наконец выяснить социально приемлемым способом. В такой форме можно поднимать проблемы, о которых не принято говорить в обычной жизни. Такие терапевтические ролевые игры.

Текст: Катерина Смирнова
Фото: Анна Липман

Следите за нашими новостями в Telegram
Ваш город
Нижний Новгород?
Выберите проект: