• Развлечения
  • Искусство
Искусство

Алик Якубович

Поделиться:

Легендарный фотограф и писатель представил выставку-прогулку «Нижний, но...», в которой рассказал о том, как работа над альбомом помогла ему заново открыть знакомые улицы и показать зрителям родной город.

Мне предложили создать альбом о том, как город влияет на человека. Выставка в галерее «Луна» — это его презентация. Первым, рабочим названием было «Город о человеке». Когда были собраны карточки и появилась обложка, родилось новое название, которое отлично вписалось как для альбома, так и для выставки. Многие фотографии из «Нижний, но...» уже были готовы: что-то я взял из того, что уже было в книгах, что-то из того, что было готово, но еще не напечатано. Вторую часть фото для проекта мне удалось отснять в течение трех месяцев работы над альбомом. В итоге на выставке представлено 30 фотографий, а сам альбом состоит из ста сорока четырех полос – около ста сорока снимков.

Этот проект заставил меня прогуляться по городу заново в поисках сюжетов и идей. Для меня по-новому открылись старинные улочки родного города. Я попал в другие районы, неожиданные ситуации, в заповедные уголки уже забытого, но хорошего советского времени.

С другой стороны открылись мне и места, которыми я путешествую каждый день. На моих фото появились улица Невзоровых, которую я обычно обходил, а также парк Кулибина, который раньше я никогда не снимал. Совершенно по-новому открылся для меня и район Канавино. Благодаря проекту «Красный просвещенец», грантовой работе Ксении Зобниной, я выудил много новых карточек про людей, улицы и, как ни странно, про уличных котов.

В процессе съемки я сделал два обещанных портрета. Один из героев – Костя Коновалов – мой друг. Человек, всю жизнь связанный с музыкой. Все известные рок-музыканты побывали у него дома, на кухне. Я снял и Олега Макошу – писателя, известного во всем мире, кроме Нижнего Новгорода. Эти портреты были созданы во время проникновения в заброшенный Дворец Ленина, который недавно в очередной раз горел. Руины ушедшей эпохи подарили мне невероятный свет для карточек. Альбом изменил меня. Я уже привык делать книги и знаю, как это. Но альбом – это совершенно другая структура. В его создании мне помогла Анна Чудецкая, искусствовед Пушкинского музея Москвы. Она же написала вступительную статью. Я отправил ей альбом еще сырым, в электронном виде. Он настолько понравился ей, что она согласилась на мою просьбу составить аннотацию, но не искусствоведческую, а эмоциональную, зрительскую.

Выставка — это выжимка из альбома. Я часто захожу в галерею по пути на работу и каждый раз вижу здесь новых людей. И эти люди какие-то счастливые. Они утверждают, что это не без моего участия. В маленьком подвальном помещении галереи, в котором уютно разместилось лишь тридцать работ, я выставил фотографии новых мест и неизвестных мне людей, встреченных мной на фестивалях, в подъездах, транспорте – в ситуациях, которые характеризуют меня как уличного фотографа.

Мне очень важно сохранить импульс, который я чувствую, когда делаю снимок. Не просто увидеть и поймать момент, а донести энергетику до зрителя. Мне необходимо движение. Иначе я просто пройду мимо. Если это молодежь, то пусть целуются. Если взрослые мужики, то пусть пьют. Если в произведении нет живой энергии, оно ничего не стоит.

Фраза «акустическая фотография» пришла ко мне даже раньше, чем я начал писать тексты. В моем понимании это поиск третьего пространства, где первое – это текст, а второе – фотография. Важно, чтобы человек, читающий мои произведения, видел картинку.

Я фотограф. Очень много снимаю, очень много вижу. Иногда ловлю себя на том, что много во мне остается неснятого или снято- го, но не получившегося. И это ощущение находит воплощение в тексте. Именно это я и обозначаю термином «акустическая фотография».

ЕСЛИ В ПРОИЗВЕДЕНИИ НЕТ ЖИВОЙ ЭНЕРГИИ, ОНО НИЧЕГО НЕ СТОИТ

Текст: Диана Микрюкова
Фото: Наталья Арсланова

Следите за нашими новостями в Telegram
Ваш город
Нижний Новгород?
Выберите проект: