• Город
  • Общество

«Нижегородская открытка» - онлайн. Создатель проекта-визуализации старого Нижнего Татьяна Виноградова рассказывает о своих корнях и о том, почему наш кремль может войти в список всемирного наследия ЮНЕСКО

Почетный гражданин Нижнего Новгорода, профессор кафедры ЮНЕСКО ННГАСУ Татьяна Павловна Виноградова приняла участие в подготовке онлайн-выставки «Нижегородская открытка». Она отправляет на неспешную (тогда не принято было торопиться) прогулку по Нижнему Новгороду рубежа XIX–XX веков. Снимки основоположника русской репортажной фотографии Максима Дмитриева сгруппированы по основным маршрутам старого Нижнего, включая кремль, Большую Покровскую, Рождественскую, Ильинскую, Канавино и Сормово. Всего 52 фотографии с историческими комментариями. Выставка открылась в год 800-летия Нижнего Новгорода и в день 80-летия Татьяны Павловны.

У вас дворянские корни, вы в родстве с Добролюбовым. Вы знали об этом с детства или во взрослом возрасте сделали неожиданное открытие?

Корни дворянские у меня действительно есть, но об этом я узнала, лишь работая в архиве, когда писала книгу «Нижегородская интеллигенция. Вокруг Н. А. Добролюбова». Оказалось, что дворянство получил мой прадед Иван Захарович Виноградов. Он был уважаемым в городе священником, служил в Благовещенском соборе, который стоял в центре площади Минина и Пожарского, не одно десятилетие редактировал «Епархиальные ведомости». Его общественная деятельность был столь заметна и значительна, что за свои заслуги перед отечеством вместе с очередным орденом он получил дворянский титул, передаваемый наследникам. В моей жизни никакого дворянства не было и в помине – пионерское детство, комсомольская юность, спорт. Не слышала я о дворянстве и от родителей – работали они в Строительном институте – папа заведовал кафедрой строительной механики, мама преподавала английский язык.

Большая часть моей жизни, начиная с раннего детства, прошла в очень интересном доме на Трудовой улице, построенном перед самой войной для преподавателей Водного института по проекту известного архитектора Александра Яковлева. Тепло вспоминаю тот дом. Квартиры были хорошие, удобной планировки. Но жили мы в общей квартире, с соседями. И как это не покажется сегодня странным, здесь был свой позитив – жили открыто и дружно. Во время войны в Горький был эвакуирован Ленинградский водный институт. Семьи приехавших преподавателей поселили и в нашем доме, естественно, уплотнив жильцов. Но я не помню, чтобы это доставило кому-то из соседей неудовольствие.

Когда я была совсем маленькой, мама училась в институте и меня частенько «подкидывала» соседям. Этажом ниже жила ленинградская семья Бирюковых: хозяина звали Юрий Петрович. Я помню их комнату, себя, сидящую на стеганом одеяле, раскинутом на полу, и клетку с большим белым лохматым попугаем, который время от времени выкрикивал «Юра – дур-рак».

С годами я поняла, что уже в детстве судьба подарила мне общение с очень интересными людьми. Так, в квартире напротив жили Давыдовы – в одной семье сразу два профессора: Вадим Васильевич Давыдов заведовал кафедрой теоретической механики в Водном институте, а его жена Наталия Викторовна Маттес – кафедрой строительной механики корабля в Политехническом. В то время она была единственной в мире женщиной профессором-кораблестроителем! Она была и моей молочной мамой (ее сын Витя – мой ровесник), и оппонентом по моей кандидатской диссертации. За свою жизнь я видела самых разных людей, то были личности очень крупного масштаба, но общаться с ними было легко и просто. Среди них был и праправнук императора Николая I – князь Дмитрий Романович Романов.

Среди ваших предков педагоги, врачи, священнослужители, – чья жизненная история вам ближе всего?

В свое время я с большим увлечением работала над книгой «Нижегородская интеллигенция. Вокруг Н. А. Добролюбова». Это было большое и глубокое исследование, которое позволило мне открыть для себя много нового и проследить судьбы интеллигентов, родственно связанных с Николаем Александровичем. Это были очень достойные люди, у каждого был свой масштаб деятельности и своя судьба, но они все мне были близки и интересны. Назову лишь некоторых из них: выдающийся математик В. А. Стеклов, родной племянник Добролюбова, семья Рождественских, среди которых великий музыкант дирижер Геннадий Николаевич Рождественский, городецкие врачи – отец и сын Рюриковы. Моя бабушка Александра Александровна Рюрикова была двоюродной сестрой литературного критика. Вы задали интересный вопрос: чья история мне ближе? Пожалуй, это судьба моего деда Василия Ивановича Виноградова, педагога, публициста и краеведа. До недавнего времени я о нем мало знала. Не удивляйтесь, что я не называю его «дедушкой». Он им не был, умер не старым и даже не пожилым – в 43 года. До внуков не дожил. Я подготовила библиографию его публикаций, оказалось, что это почти сорок изданий. Среди них – книги по педагогике, иллюстрированные путеводители по Нижнему Новгороду и ярмарке, иллюстрированный путеводитель по Волге и др. Вместе с фотографами А. О. Карелиным и М.П. Дмитриевым он подготовил первый в истории Художественный альбом Нижнего Новгорода, снабдив его обширным, научно выверенным пояснительным текстом. Пик его деятельности как публициста и краеведа пришелся на 1896 год – летом этого года в Нижнем Новгороде проходила Всероссийская промышленная и художественная выставка. Кстати, в этом году вместе с 800-летним юбилеем города мы отмечаем 125-летний юбилей Нижегородской выставки, на этот же год приходится 165 лет В. И. Виноградову. Целый ряд его изданий посвящен подготовке и работе Всероссийской выставки. В этот юбилейный год мне хотелось бы видеть изданным репринтно его путеводитель по Выставке 1896 года, выполненный параллельно на русском и французском языках. Моя книга о той выставке «Глазами очевидца…» посвящена деду, это его взгляд – взгляд очевидца тех далеких событий, происходивших в нашем городе 125 лет тому назад. В. И. Виноградов был скромным тружеником на ниве просвещения и краеведения. Мне отрадно, что сегодня его труды оказываются востребованными, а имя его стало известно не только специалистам, но и широкому кругу читателей.

Расскажите о своем самом ярком детском воспоминании, связанном с Нижним Новгородом.

Поскольку детство у меня было военное, то одной из первых песен, которую я постоянно слышала, была «Идет война народная, священная война». И слова, и мелодия с тех пор впечатались в мою память. Песни военного времени любил мой отец, думаю, потому что его юность пришлась на первую мировую войну – он был участником той войны. Он был и прекрасным пианистом, я привыкла к тому, что дома звучала живая музыка – Чайковский, Шопен, Рахманинов.

Есть ли у вас четкий распорядок дня? Как вы формулируете планы на день, неделю – с помощью гаджетов или записываете все от руки в ежедневник?

Записываю от руки в еженедельник. Я привыкла к маленьким книжечкам, куда я заношу все предстоящие встречи, лекции, заседания. Всего этого так много, что в памяти удержать невозможно. Но я активно пользуюсь современной техникой, с компьютером связан значительный кусок моей жизни – профессиональная переписка, интернет, статьи, доклады, конференции. Свои выступления, как правило, я сопровождаю электронной презентацией, компоную видеоряд и делаю это быстро. Лекции по сопротивлению материалов и теории упругости сегодня в связи с экстремальными обстоятельствами я читаю в пустой университетской аудитории – студенты работают удаленно, а я мелом на доске делаю чертежи и пишу формулы. Студенты работают вместе со мной, мы живо общаемся.

К сожалению, у меня нет четкого распорядка дня. Бывает, что я не успеваю выполнить все свои многочисленные обязательства и засиживаюсь за компьютером до глубокой ночи. Но при этом стараюсь посещать бассейн и тренажерный зал, благо, что находятся они напротив моего дома.

Вы получили образование инженера-строителя – в какой момент появилась тяга к краеведению?

На этот вопрос отвечаю точно – мой особый интерес к истории и культуре Нижнего Новгорода начался в 1986 году, когда в Советском Союзе отмечался 150-летний юбилей Н. А. Добролюбова. Именно тогда в рамках торжества у Драмтеатра встал прекрасный памятник литературному критику работы П. М. Гусева. Несмотря на мое, пусть и дальнее, родство с Добролюбовым, я о нем мало знала. Захотелось восполнить этот пробел. Зная о том, что он прожил на свете всего 25 лет, я отправилась в библиотеку, надеясь прочитать все, что он написал. Была уверена, что это не больше десятка статей. На вопрос библиотекаря «Что вам дать?» я уверенно ответила: «Все!» Каково же было мое изумление, когда на стойке передо мной выросла кипа книг – девять томов, как позже выяснилось, еще не полного собрания сочинений Добролюбова – туда не вошли его статьи, написанные в семинарский период. Пожалуй, с этого момента начался мой интерес к ставшему одним из моих кумиров Добролюбову и его окружению, в которое попал и Василий Иванович Виноградов. Знакомство с его изданиями открыло для меня мир нижегородского краеведения.

Проблема сохранения исторического и культурного наследия – одна из самых важных для многих российских городов. Насколько остро это проблема стоит в Нижнем Новгороде?

Конечно, застройщикам намного выгоднее строить новые дома в исторической части города. Этот процесс неминуемо приводит к разрушению ценной исторической среды. Проблема сложная и не только российская, решать ее следует комплексно. В этом процессе очень сильным является натиск бизнеса, его-то в первую очередь должна сдерживать и регулировать власть, привлекая для принятия грамотных решений экспертов, специалистов-профессионалов. И конечно же, важная роль должна отводиться населению, общественности. К сожалению, мы имеем немало негативных примеров, когда стиралась с лица земли ценная историческая застройка. Но сейчас мне хотелось бы отметить хорошее, а это, прежде всего, сохранение на Стрелке уникальных металлических конструкций, которые нижегородцы знают как «пакгаузы».

В список всемирного наследия ЮНЕСКО по разным причинам не входи ни одно нижегородское название. У нас действительно нет ничего достойного с этой точки зрения?

У нас есть прекрасные памятники – объекты культурного наследия высокого уровня. Это, прежде всего, кремль, монастыри: Печерский и Благовещенский, Рождественская церковь. Но, к сожалению, они не могут быть включены в Список всемирного наследия по целому ряду причин. Дело в том, что к представляемым объектам предъявляются очень высокие требования. Одно из главных – подлинность памятника, сохранность, невмешательство в его первоначальный облик. Даже наш кремль этим требованиям не удовлетворяет.

Но, на мой взгляд, есть такой объект, который мы могли бы заявить, и он мог бы пройти – это культурный ландшафт прибрежной территории наших великих рек. Замечу, что «культурный ландшафт» – это относительно новая, в сравнении с памятниками архитектуры или природы, номинация всемирного наследия. Она учитывает взаимное влияние уникального природного ландшафта и человеческой деятельности. Наш культурный ландшафт для этой номинации подходит. Его можно разделить на три составные части: высокий правый берег Оки и Волги от Благовещенского монастыря до Печерского с кремлем в центре. Нижегородский кремль представляет огромную ценность и как инженерный шедевр позднего Средневековья, и как памятник, вобравший в себя диалог культур России и Италии. Вторая часть культурного ландшафта — Стрелка, где сохранились реперные объекты Нижегородской ярмарки: Главный дом и соборы: Спасский и Александра Невского. И, наконец, незастроенная луговая часть левобережья Волги – подобного нет в мире.

Нижний Новгород обладает туристической привлекательностью? Ради чего, на ваш взгляд, стоит приехать сюда? Или, может, чего не хватает Нижнему, чтобы он стал особой притягательной точкой на карте России?

Нижний – особый в России город. Он всегда привлекал художников своей живописностью. Стали хрестоматийными слова Ильи Репина: «Этот царственно поставленный над всем востоком России город совсем закружил наши головы. Как упоительны его необозримые дали! Мы захлебывались от восхищения ими…» Таких закатов, как у нас, нет нигде.Нижний Новгород играл ключевую роль как в политической, так и в культурной жизни страны. И все это нашло свое отражение в его облике.

Знакомить с городом я начинаю с косы вокруг гребного канала. Мы оказываемся почти на середине Волги, любуемся силуэтом набережной, открывающимися отсюда видами, Печерским монастырем и знакомимся с историей города.

Хочу обратить внимание на то, что наш город – единственный в России, основатель которого причислен к лику святых. Нижний Новгород находится под его небесной защитой.

Расскажите о работе над проектом «Нижегородская открытка» и о своей книге «Царственно поставленный город», материалы которой были использованы для онлайн-выставки.

В свое время коллекционер из Владимира Валерий Машковцев задумал интересный проект – рассказ об исторических городах России с использованием старых почтовых открыток. Первую книгу он сделал о Владимире «Днесь светло красуется» и задумал подобную сделать о Нижнем Новгороде, тем более, что имеется великое множество нужных для этого коллекционных открыток. Зная мой интерес к историческому городу, он предложил мне подготовить текст книги. Я согласилась. В этой работе помогали мне нижегородские путеводители Василия Ивановича Виноградова. Одновременно с работой над книгой, по идее и с помощью замечательного редактора телевидения Валентины Ереминой с режиссером Сергеем Пазушкиным началась реализация масштабного телевизионного проекта ГТРК «Нижний Новгород» «Нижегородская открытка», я была автором и ведущей этой программы.

В выставке «Нижегородская открытка» использованы старые открытки с видами города и текст из моей книги. Получился хороший просветительский проект. Чтобы любить и понимать свой город, надо его знать. Я благодарна «Центру 800» за то, что сделали эту прекрасную выставку, помогающую понять город. Это настоящий подарок для жителей и гостей города. И, конечно, для меня.

Интервью: Ольга Маркичева

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты