Антон Прусаков

Создатель мастерской «Вудбург», где проходят реабилитацию ребята с психической инвалидностью, получил в этом году президентский грант за свой проект «Помоги мне стать счастливым!» при поддержке НРО Общероссийской общественной организации инвалидов «Новые возможности».

Про пользу обществу

Огромное количество грантов выделяется на развлечение людей с инвалидностью: например, на организацию театров, туристических выездов, кинопросмотров. Все это выглядит чем-то из серии чаепития: давайте соберемся, пообщаемся. Это чревато иждивенческим подходом к жизни: государство выделяет пенсию, общественные организации и социальные службы занимаются досугом, но по большому счету люди с инвалидностью ничего не производят, не работают и не чувствуют свою нужность. Поэтому, когда мы придумывали «Вудбург», было стремление обеспечить людей работой. Человек, пришедший к нам, получает свою зону ответственности, например, пятьдесят разделочных досок, которые он должен отшлифовать, и конкретную заработную плату. Когда человек понимает, что он полезен, что на нем лежит ответственность, у него и самосознание меняется. Смысл мастерской в том, чтобы вернуть людям, которые оказались за бортом свободного рынка трудоустройства, работу, чтобы они стали полезны обществу. Практика показала, что у людей при деле количество госпитализаций сокращается. За все время нашего проекта у нас не было ни одной.

Я считаю, что категория, с которой мы работаем, самая сложная в плане трудоустройства, несмотря на то, что у наших ребят может быть по три высших образования. Если у человека спросить, какие ассоциации вызывает шизофрения, то большинство ответит двумя крайностями – либо это очень смешно (дурачки по палате бегают, птиц изображают), либо очень страшно (убил всю семью, расчленил и прочие ужасы). На самом деле все не настолько легко, но и не так жутко и тяжело. Наша сверхзадача заключается в том, чтобы поменять отношение к самому термину шизофрения, чтобы люди стали более спокойно относиться к этому диагнозу. Очень сложно подобрать интонацию, рассказывая про психические заболевания. Я даже как бывший журналист еще не придумал, как рассказывать о своей работе.

Проект «Помоги мне стать счастливым!»                     

Моя столярная мастерская играет в этом проекте существенную, но не главную роль. Туда входит также театральная студия, клуб «Лидер», студия рисования, которая очень популярна – настолько, что им даже пришлось выделить место в нашей мастерской, потому что в свою комнату они помещаться перестали. «Лидер» – это место, где молодые люди с разными психическими заболеваниями встречаются группой с психологом и обсуждают различные темы: страха, тревог, любви, ненависти.

Большой блок посвящен работе с родителями. Мы – единственная организация, которая занимается всей семьей. У нас есть два благополучателя: сами люди с инвалидностью, а также их родственники. Раз в неделю родственники встречаются с психиатром. Для них это зачастую единственное место, где они могут поделиться своей болью, и спокойно, без нервов начать говорить. Есть очень много случаев, когда даже ближайшие родственники, например, бабушка и дедушка не знают, что у внука шизофрения. А жить с этим, хранить в себе это тяжело. Не было ни одного родственника, который пришел впервые и не начал бы реветь, рассказывая о своей боли. Сейчас родительские группы у нас переполнены. В новом президентском гранте будет уже четыре группы – не на двадцать, а на пятьдесят человек.

Внебольничная реабилитация

Для непосвященного человека это словосочетание вряд ли что-то скажет. На самом же деле это бесконечно важно для полноценного восстановления. До того, как мы создали Центр, вся помощь людям с инвалидностью вследствие психических расстройств оказывалась на территории больницы. Мы там собирались, проводили встречи и общались. Это сковывало, поскольку для многих стены психиатрической лечебницы – это уже своего рода препятствие, человек, пришедший туда, настроен на болезнь, на все, что с ней связано. В Центре такого ощущения уже нет. Чтобы вынести реабилитацию за стены больницы, была проделана колоссальная работа. 

Новый грант

Президентские гранты для нас – это единственная возможность получать зарплату. Те средства, которые выдают фонды, идут на целевые нужды (например, на покраску комнаты могут выдать красками или деньгами на краску), и никакая зарплата туда не включена. Если подводить итог по гранту «Помоги мне стать счастливым!», то все клубы показали себя успешно. В каждом из них был прирост численности участников примерно на 20-30%, а «Столяр» вырос вообще на все 100%. С 1 августа мы стартовали с новым проектом «Решение есть». По большому счету, в нем остались те же клубы (театральный, «Столяр», «Лидер» и другие), но они масштабировались.

Про психологическое выгорание

Бывают сюжеты в СМИ про психоневрологические интернаты, про нетолерантных, грубых, невменяемых врачей или медработников. Я поймал себя на мысли, что начинаю этих людей понимать. Так проявляется процесс выгорания: ты либо стоишь и плачешь над человеком с тяжелой судьбой, либо собираешься и начинаешь что-то делать. Я очень этого боюсь, потому что мне часто приходится сталкиваться с такими крайне эмоциональными вещами. Очень страшно превратиться в бездушную машину по оказанию помощи.

Этот вопрос актуален и для профессионального сообщества. Поэтому, мы с нашими психологами пытаемся разработать программы и для самих себя, чтобы сохранить энергию. Ее уходит очень много, и как ее компенсировать и чем – большой вопрос. Мне в этом очень помогает столярная мастерская. Я могу приехать туда злой или грустный, поработать с досками, сделать экспериментальный скворечник и так восстановиться.

Благодарность

В состоянии ремиссии ребята нам все благодарны, конечно. Но бывают состояния обострения, когда на нас могут написать заявление, о том, как мы используем труд людей с инвалидностью. Однажды такое было. Поэтому, нужно, чтобы все было прозрачно и документально зафиксировано. Нам не нужны риски.

Я не виню работодателей, которые отказываются устраивать нашу категорию граждан – здесь нужен особый подход. Каждый день я этому учусь. Когда выведу идеальную модель, я напишу, наверное, научную работу по трудоустройству ребят нашей категории. Шизофрения отличается от расстройств аутического спектра или олигофрении, много моментов, на которые надо обратить внимание. Сейчас совершаются ошибки, но этот путь надо пройти. Когда я его пройду, сам поумнею и обязательно помогу другим. Каждый мой день – это учеба, новые знания и новые вызовы, поэтому мне интересно. Ты всегда в процессе, но и результат виден. 

 

«НН.Собака.ru» благодарит за поддержку партнера премии glo

 

Текст: Полина Сихарулидзе

Фото: Елена Перожок и Никита Евлашев

Локация: «Мимикрия», Александр Блот (Пенза), Нижневолжская наб., 19

Наталья Бадьина,
Комментарии

Наши проекты