• Бары и рестораны
  • Что Где Есть
Что Где Есть

Ресторанный критик и рестораторы идут в кафе на трассе

Поделиться:

Мечта о волосатых, бородатых мужиках в кожаных одеждах не давала покоя ресторанному критику Катерине Смирновой. Поэтому она взяла с собой в качестве алиби шеф-повара Дмитрия Степанова и ресторатора Александра Сурина из «Горячо» и под их прикрытием пробралась в кафе на трассе – «Стрелок».

Кафе на трассе. По фасаду растяжка «Мы открылись». Но по всему видно, что висит она не первый год. На входной двери наклейка «Проверено Ревизорро». «Классная у вас наклейка», — говорим женщине за стойкой. «Не знаю. Не в мою смену было», — отзывается та. Меню как такового нет. Сегодня гороховый суп, цезарь, греческий, винегрет, плов и свинина на кости. Берем всё и чай. Получается 1460 рублей на троих. Идем к столику рядом с камином. Через 15 минут подают еду.

Смирнова: Как девочка домашняя я всегда была уверена, что самое интересное происходит на трассе. Проститутки, наркотики, дальнобойщики, салат цезарь, который маскируется под оливье.

Степанов: Его выдает нарезка брусочком. Хотя смотри, какая курочка сочная.

Сурин: И пекинская капуста сочная. Смотрите, какой себе хороший: капустка, курочка, майонез, хлебушек. Надо взять на вооружение.

Степанов: Я вот только майонеза в гороховом супе не понимаю. Или это сметана?

Смирнова: Ты чего? На трассе все так носят. Копчености без майонеза — деньги на ветер. Не хочешь майонеза — пей чай.

Степанов: У меня к нему тоже вопросы. Вон сколько заварки, а чай прозрачный совсем.

Смирнова: А ты сильнее теребонькай френч-прессом, он и потемнеет.

Сурин: Просто, скорее всего, мы у этой заварки не первые. И вообще такое место красивое, камин даже есть. Здесь не чай надо пить, а водочку. Я за рулем. Тяпните вы, чтобы расслабиться и полюбить местную кухню.

Степанов: Ага, тяпните. Это он специально так говорит, чтобы долю свою увеличить в нашем бизнесе за счет меня. Один преподавать хочет в Институте экономики и предпринимательства при университете Лобачевского.

Сурин Смирновой: Ты вот журналистам преподаешь, а мы — поварятам. Это совершенно другая каста, ты им еще должна останешься после лекции.

Смирнова: Вроде и не пили ничего, а как пьяненькие, да?

Сурин: Это все винегрет, он подкис. Таким напиться — раз плюнуть.

Смирнова: Тогда у нас один путь — салат греческий. С привкусом железа.

Степанов: Это от банки, когда дешевые маслины давно открыли и так в ней и оставили окисляться.

Смирнова: Сейчас дефицит железа у каждого второго. Здесь можно восполнить.

Сурин: И дефицит алюминия заодно.

Степанов: У меня были знакомые, которые в кафе с собой приносили всегда маслины и нарезочку, колбаску там, сыр, чтобы не переплачивать. А я уже тогда работал в кафе, и было мне стремно. Оценили, какая в салате фетакса вкусная?

Смирнова: Шеф, ты чего? Фетакса более упругая, а это сиртаки какой-нибудь.

Сурин: Видишь, мы разбираемся, в Пятерочку-то ходим. Дим, режь стейк свиной!

Степанов: Сочный какой, медиум рар, вон кровушка у косточки.

Смирнова: А мы у косточки есть не будем. Мы — с краешку, где жирок подгорел.

Сурин: Совсем другое дело, когда все надкусано. Стол, который начат, всегда вкуснее, чем нулёвый, в котором жизни нет.

Степанов: Стол у нас какой-то сиротский. Может, хоть шоколадку закажем? Где меню?

Смирнова: А нет меню. Здесь на день одно меню — то, что повар приготовил.

Степанов: На самом деле это просто мечта.

Сурин: Диман, так, может, сменишь работу на работу мечты? Как думаешь, возьмут тебя сюда?

Смирнова: Он сметану в гороховый не кладет. Здесь это профнепригодность.

Сурин (ломая шоколадку): У меня прямо слезы на глазах: здесь все как в моем детстве. Я его по таким кафе с такими шоколадками и девочками провел.

Степанов: Мне недавно девочка-кондитер принесла коробочку с десертами. Сказала, что нигде ее еще так вкусно не кормили, как у меня.

Сурин: За голодных девочек до дна по бокалу этого прозрачного чая!

 

Итого

Стоимость: как будто в нормальное кафе сходили где-нибудь в районе центра. Хотя если будущее в тумане, а ностальгия накатывает, пакуйте вещи и бегите сюда вспоминать молодость с распутными девицами и кровавым стейком из свинины. На троих вышло 1460 рублей.

Качество блюд: как в советской столовой. Что там на душе у повара — не ваше дело. Ешьте что дают. Зато юность пред глазами как живая. Хочется напиться и проплакать пару часов у камина.

 

Видео: Паша Ярко

Фото: Рита Хорошо

Следите за нашими новостями в Telegram
Ваш город
Нижний Новгород?
Выберите проект: