Игорь Чапурин

История модного дома Chapurin началась с победы на конкурсе молодых дизайнеров, организованном фирмой Nina Ricci. Сегодня показы этого бренда в рамках Недели моды в Париже уже стали традиционными. Чапурин – первый российский дизайнер, который был приглашен сделать сценическое оформление и костюмы для Большого театра, для балетов «Предзнаменование» и «Игра в карты».

Мода – это скорее творчество или бизнес?

Дискуссия о соотношении в моде искусства и бизнеса не нова. Скажу лишь, что авторы учебников по экономике самым дорогим товаром называют… предметы искусства. В любом случае слово «фэшн-бизнес» состоит из двух частей, поэтому бесполезно измерять их соотношение: оба компонента одинаково важны и невозможны друг без друга.

Что для вас успех модного дома?

Начиная свою карьеру, я ставил перед собой задачу привить русским женщинам чувство вкуса, перебороть тягу к украшательству. Сейчас этот этап позади. Многие наши соотечественницы хотят и умеют одеваться хорошо. Они стали более самостоятельными, уверенными, живут в бешеном ритме, но не забывают, что они женщины. Возможно, именно поэтому эмансипация не стала идеологией большинства представительниц прекрасной половины человечества. Женственность снова актуальна, в том числе и в моде. Успех – многокомпонентное понятие, и он не может быть конечным пунктом движения человека, компании, бренда. Успех – это и признание клиентов, и высокая оценка профессионалов мира моды.

Кстати, об оценках. В 1998 году вы получили награду «Золотой манекен», премию журнала Harper’s Bazaar «Стиль-98», в 1999-м – премию «Овация», а в 2005 году журнал GQ назвал вас человеком года. Есть еще желанные награды?

Любая награда – это определенная веха для дизайнера, новая точка отсчета. И, конечно, это всегда приятно. Однако иметь целью завоевание очередного приза бессмысленно. Нужно просто работать, быть перфекционистом и постоянно повышать планку, которую ставишь перед собой.

Вы тесно сотрудничаете с театром. Расскажите, пожалуйста, в чем отличие театра от мира моды.

И мода, и театр – это интеллектуальная работа, но задачи у них разные. Я с одинаковым уважением отношусь и к тому и к другому. Хотя живут они по разным законам, их объединяют несколько общих эстетических принципов. Сочетание цветов, законы композиции, визуальная выразительность, свет – все это играет огромную роль как на сцене, так и на подиуме. Задача театральных постановок и модных шоу – затронуть в зрителях какие-то чувственно-эмоциональные струны. Но достигается она с помощью разных приемов. Мир моды – это прежде всего визуальная жизнь, которая развивается вместе с обществом, одновременно стимулируя его движение вперед. Ключевая функция театра – лечить души людей, отвечать на сложные вопросы, затрагивать глубинные эмоции, которые часто неподвластны логике. На меня драматическое и балетное искусство оказывает огромное влияние, дает мне энергию и свежие эмоции, усиливает  восприятие мира.

Театр – деликатная сфера, он учит тонкости и в то же время служит фундаментом для моей работы в мире моды, придает ей глубину и находит отражение в идеях коллекций дома Chapurin. Какие особенности вы учитываете, когда создаете костюмы для cцены?

Прежде всего необходимо учитывать, что на сцене, в отличие от подиума, одновременно находится несколько персонажей. Поэтому большое значение приобретает сочетание цветов, которое должно выстроить перед зрителем органичную картину и воплотить в визуальных образах ту эмоциональную задачу, которую поставил режиссер спектакля. В театре мне приходилось многое изобретать заново либо обращаться к традиции прошлых эпох. При изготовлении костюмов к постановке Олега Меньшикова «Горе от ума» мы использовали силуэты в стилистике ампира, технологию кроя конца XIX века. В «Кухне» с помощью костюмов получилось создать ощущение наслоения разных времен. Режиссер «Демона» Кирилл Серебренников захотел, чтобы в сцене смерти Тамары зрители увидели, как тело героини покидает душа. Мы заказали расшитую вручную ткань, в основе которой была сетка с тончайшим фосфорным орнаментом. В самый трагический момент пьесы свет гас и платье начинало фосфоресцировать, создавая иллюзию перехода души в потусторонний мир. В «Предзнаменованиях» мы использовали технику ручной раскраски деграде, растяжки цвета. Раньше этот прием никогда не применялся в балете, я как дизайнер перенес его с подиума на сцену. Для «Класс-концерта» были созданы юбки, которые во время танца создавали ощущение балетной пачки. Такого эффекта удалось добиться благодаря сложному крою и асимметричной форме складок, которые раскрывали движения танцоров, усиливая их и делая более выразительными.

Вы работали с театром, делали интерьер кафе, оформляли зал аэропорта, сотрудничали с ювелирными домами, делали костюмы для художественной гимнастики, у вас есть горнолыжная, детская и даже мебельная линии. Остались сферы, в которых вы хотели бы поработать?

Мне было бы интересно попробовать себя в дизайне автомобиля или авиалайнера.

Есть ли у вас какие-то жизненные правила или кредо?

Я считаю себя дизайнером XXI века. Дизайнером русским, но живущим в меняющемся и взаимосвязанном мире, интернациональном по духу и эстетическим принципам. Я создаю одежду, которая позволяет женщине быть разной, но сохранить свой стиль, быть комильфо, но при этом оставаться собой. Я строю культовый бренд, который будет успешен как в России, так и за рубежом.

Стандартный вопрос: кто для вас является иконой стиля?

Образцом стиля я могу назвать Ольгу Слуцкер, а среди сильной половины человечества – Владимира Путина. Что касается икон, то это Марлен Дитрих, Ирен Голицына, Коко Шанель.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме