Best Dressed. Антон Горланов

В концепт-стор его дизайна, пропечатанный в Wallpaper и Frame, модники до сих пор приходят на экскурсию. Антон дал городу аванс, которым последний так и не сумел воспользоваться. После пятнадцати лет существования фэшн-бизнеса в Петербурге Daynight остается единственным бутиком с фантазийным интерьером мирового значения. При этом сам архитектор в одежде тяготеет к историзму.

Мой самый убедительный фэшн-момент случился в этом году на балу A Midsummer Night's Dream, для которого я выбрал костюм мухомора. Гигантская в диаметре «шляпка» плотно надевалась на голову и одновременно служила портпледом: внутри оставалось пространство, куда можно было сложить айфон и очки. Черное мужское платье «в пол» Rick Owens символизировало ножку гриба. Забыл сказать: к шляпке была прикреплена русая коса до пояса, перехваченная розочкой, приобретенной в переходе Московского метрополитена. Костюм вызвал значительный резонанс — примерно такой же, как мой костюм лошади на давнишний Хеллоуин. Я был передней частью скакуна, а задняя часть споткнулась и заснула.

Самый приятный комплимент в жизни я получил от маленькой девочки, которая сказала мне: «До чего же красиво ты одет! Можно я Вас поцелую?»

Мне все время кажется, что люди в Петербурге могли бы одеваться лучше — под стать своему красивому городу. А значит, разнообразнее, быть не чуждыми историзму, творчески использовать фрагменты исторического костюма. Есть мнение, что Петербург — серый город. Это неправда: может быть, погода серая, а сам город и его архитектура цветные.

Атмосфера в обществе сейчас все больше тоталитарно-прагматичная, не принято выделяться, наоборот, приветствуется униформа. Людям проще принадлежать к понятным социальным группам. Если человек своим внешним видом не вписывается ни в одну из общепринятых групп, это сразу вызывает вопрос. Привычки одеваться просто и красиво, не выходя за рамки, у нас пока тоже не сформировалось. Отчасти это не было принято: красиво одеваться позволительно только красивой женщине. А мужчина может одеться в лучшем случае элегантно, но сдержанно. Кстати, многие вообще не задумываются о своем внешнем виде. Это и не хорошо, и не плохо, это факт. Но общую картину портит.

Лично мне больше всего импонируют люди, которые одеваются индивидуально. Кастомизированные вещи — единственный выход в мире глобального масс-маркета, в который превратились даже авангардные бренды. Так как культура индивидуального пошива безвозвратно утеряна, людям остается переделывать вещи на свой вкус, добавлять что-то или убирать лишнее. Совершенствовать. Брендов, которые занимаются индивидуализацией и историзмом, немного. Хороший пример — линия RRL, которая, к сожалению, занимается только американским историзмом, но зато может превратить любого человека в персонажа из истории США: от ковбоя до моряка времен Второй мировой войны.

Одежда в историческом стиле нравится мне потому, что она соединяет меня со старыми и красивыми городами, которые я знаю и люблю, один из них — Петербург. В отличие от современных городов — и от современного Петербурга, в них есть много неоспоримых плюсов: красиво состарившись, они продолжают вдохновлять своей вечной молодостью. Новым городам хватает двадцати лет, чтобы привести себя в непотребное состояние. То же можно сказать о новой одежде, с той разницей, что ее хватает всего на полгода.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме