Александр Евневич

Математик по образованию, он и в бизнесе действует с математическим расчетом: его чайная компания «Орими Трэйд» и сеть магазинов с товарами для дома «Максидом» – крупнейшие в стране. Этой зимой Александр вновь примет участие в благотворительном аукционе «Рождественская азбука», на котором в прошлом году он приобрел картину Валентины Матвиенко «Метель».



Расскажите о своих родителях.

И мама, и папа родились в сельских семьях, закончили институты и состоялись как крупные руководители. Отец возглавлял разные предприятия района, последняя его должность – директор автобазы. Мама была начальником профсоюзной организации, теперь она пенсионер – копает грядки и растит правнуков. На их жизнь, конечно, наложила отпечаток война. Мама жила под Минском, там было относительно спокойно: партизаны действовали неактивно, соответственно, не было и карателей. Правда, на несколько недель в году и она скрывалась в лесу – в периоды, когда немцы набирали подростков для отправки в Германию на работы. А отец был под Витебском, в местах с сильным партизанским движением и, как следствие, с фашистскими зачистками и поджогом деревень.

Что вы переняли у них, как вам кажется?

Родители привили нам с сестрой трепетное отношение и к своему, и к чужому труду. Мы с детских лет работали на огороде, ухаживали за кроликами и поросятами, убирали квартиру. К окончанию школы я уже имел права и умел водить и легковые, и грузовые машины, и даже трактор.

Как и чему вы учились?

Я приехал из Белоруссии в Ленинград и окончил здесь математико-механический факультет ЛГУ. Но на этом мое образование не завершилось. Еще в университетские времена я подрабатывал на стройке и вынужден был освоить строительные специальности. Потом, когда устроился работать в научно-исследовательский институт гидротехники, мне пришлось учить механику грунтов и другие прикладные науки. Прежде чем заняться бизнесом, я освоил бухучет и азы юриспруденции. Ну и наконец, гуманитарное самообразование. Знаете, я с большим удовольствием перечитываю классическую литературу: Достоевского, Лескова, Гоголя, Тургенева. Восприятие одних и тех же произведений в школьные годы и сегодня – диаметрально противоположное. Сейчас я испытываю от них восторг.

Как вы заработали первые большие деньги?

В 1992 году у меня было четыре тысячи долларов. И на них мы впервые в жизни поехали с сыном в Австрию кататься на лыжах. Вернулись с долгом в сто долларов. Так что начал я даже не с нуля, а с минуса. Я создал компанию по консалтингу в сфере международных платежей. Мы помогали разрабатывать схемы, минимизирующие налогообложение в рамках законодательства. И к началу 1994 года я заработал первые сто тысяч долларов.

И основали «Орими Трэйд».

Да. Мы покупали простые продукты питания и поставляли их в Сибирь и на Урал. Одним из таких продуктов был чай «Принцесса Канди». Постепенно продажи чая увеличивались, и к 1997 году мы стали специализированной чайной компанией, занимавшей около десяти процентов рынка. У нас не было выдающегося чая, он был таким же, как у всех, но мы продавали его на пять-десять процентов дешевле. Наши затраты были значительно меньше, и это позволяло держать цены ниже. Это важная составляющая успеха, но не единственная, разумеется. Самое главное – команда единомышленников. В 1999 году мы начали строить собственное производство. И на сегодняшний день наша чаеразвесочная фабрика в Ленинградской области – крупнейшая в Восточной Европе.

А как появился «Максидом»?

Первый «Максидом» расположен на Гражданском проспекте. Раньше там была лаборатория, где находилась модель комплекса защиты Ленинграда от наводнений. Там в бассейнах исследовали, как в зависимости от ветра и течения дамба влияет на акваторию Финского залива. И вот в ноябре 1996-го у меня и моих партнеров родилась идея создать в этом доме огромный супермаркет товаров для дома и ремонта, вроде B&Q в Англии. И вскоре в кассе нового магазина был пробит первый чек. Этот опыт оказался настолько успешным, что под Новый год люди стояли в очередях в кассы «Максидома» по полтора часа. Нам было ужасно неудобно – в кратчайшие сроки вместо восьми касс мы сделали двенадцать, потом шестнадцать. Начало воодушевило настолько, что в августе 1998-го, когда наступил пик кризиса, мы начали делать еще один супермаркет – на Московском проспекте, в недостроенном здании, где не было даже кровли и окон. Летом 1999-го открылся второй «Максидом». Я думаю, это и стало началом истории торговой сети. Потому что один магазин – это «проба пера», он мог оказаться и неудачным. Второй означал, что мы удовлетворены первым и идем дальше.

Как вы строите отношения с властью?

Во всех фирмах, о которых я говорю, есть непреложное правило: мы сотрудничаем с действующей властью. Конечно, тот, кто финансирует выборы, потом многократно выигрывает и в бизнесе, но мы выбрали другой путь. Мы сделали себя с нуля и не участвуем ни в каких избирательных кампаниях.

А сами не хотели бы стать политиком?

Все хорошо вовремя. Мне скоро пятьдесят лет. А политическую карьеру нужно начинать в двадцать-тридцать. В пятьдесят, имея в бизнесе определенный статус, заведомо выше среднего, начинать с азов в политике уже… скучновато.

У вас есть награды от церкви. Вы религиозный человек?

Когда потребовалось восстановить храм в поселке, где я оканчивал школу, я помог и был отмечен за это Белорусской православной церковью. Мои родители – крещеные люди. Но когда я был маленьким, мама работала секретарем райкома партии, и меня не крестили. А делать это сейчас в угоду традиции не особенно хочется. Уважаемые мною православные иерархи с радостью готовы меня окрестить, но я должен созреть для этого. Сегодня я – сочувствующий. Впрочем, не только православию: я с пониманием отношусь абсолютно ко всем религиям мира. Если миллиардное население Индии или Китая исповедует какое-то учение, я не могу утверждать, что в отличие от нас они отходят от истины. Базовые ценности у всех одинаковы.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме