Светлана Петрова

Под патронатом Управления делами президента Российской Федерации и посольства Франции в России 3 июня 2005 года в Санкт-Петербурге, в Константиновском дворце, пройдет гала-прием haute couture Парижской палаты высокой моды. Впервые коллекция высокой моды, представляющая сразу три дома – Jean-Paul Gaultier, Christian Dior, Christian Lacroix, – выезжает за пределы Франции в Санкт-Петербург. Дизайнер, модельер, промоутер и художник Светлана Петрова была в числе основных организаторов этого события.


– Расскажите какую-нибудь секретную информацию о показе.

– Это будет самый большой прием в истории моды – по количеству гостей, по масштабу. Выстроен огромный шатер, совершенно уникальных размеров, он специально делался на фабрике в Бельгии: высота стены пять метров, в коньке – одиннадцать метров, площадь – более двух тысяч квадратных метров. Там будут цветочные колонны пятиметровой высоты, покрытые зеленью, в количестве сорока восьми штук, даже больше. Еще скатерти специальные, с вышивкой – со специальной обработкой, что-то невероятное.

– Это будет показ-продажа?

– Это шоу в первую очередь. Будет эксклюзивное выступление Брайана Ферри после дефиле и три акта самого действия. От каждого дома в каждом акте будет показано по четырнадцать костюмов, это дома Jean-Paul Gaultier, Christian Dior, Christian Lacroix, а также эксклюзивные ювелирные изделия от дома Christian Dior. На показе одежды дизайнера Джона Гальяно будут представлены ювелирные украшения дизайна Victoir de Castellan – высокое ювелирное искусство.

– Невероятно, что это все впервые проходит в Петербурге, в Москве-то рынок намного шире.

– А это нарочно, потому что здесь у нас все виднее, город-то меньше. Кроме того, Константиновский дворец, который только недавно отреставрирован, – это как бы символ новой России. Когда Петр I строил этот дворец, он думал о том, чтобы создать русский Версаль. И вот спустя три столетия мы устраиваем прием, который действительно будет произведен с пышностью французских королей. Организаторы – некоммерческое партнерство «Ассоциация Алмазной Сети» с русской стороны, со стороны французов - Belloir et Jallot («Беллуар и Жалло»), плюс патронат Управления делами президента. Это мероприятие государственного уровня.

– Вы сейчас ведете только промоутерскую деятельность или модой занимаетесь тоже?

– Мода – это слишком узкое понятие, для меня главное – постановка спектаклей. Была постановка, которая называлась «Театр Л.Э.М.» (Лаборатория экспериментального моделирования). Она и сейчас есть – когда мне захочется сделать спектакль под названием «Театр Л.Э.М.», я его сделаю. Есть постановка под названием фестиваль анимационных искусств «Мультивидение». Была еще «Лаборатория звука», сейчас она закончилась, лейбл тихо доживает в заброшенном состоянии. Это была специальная компания, которая предлагала, вопреки требованиям рынка, музыку для души, музыку для интеллектуальных людей. Мы делали «Коянискаци» Live: Филипп Гласс, Ману Чао, Горан Брегович,
Диаманда Галлас раскачали нишу интеллектуальной музыки, которую сейчас крутит «Светлая музыка». Но нас стало слишком много, заниматься этим я не вижу смысла.

– Стало неинтересно?

– Абсолютно. Интересно быть первым. Проект интересен, если это ручная работа. В любом деле очень важна команда, мне кажется, что в «Алмазной сети» команда подобралась хорошая. Я очень довольна объединением с Аллой Кладовой. Мне интересно с ней обсуждать вопросы – я подхожу с психологической точки зрения, а она с экономической, но результаты всегда совпадают почему-то.

– А что было самое увлекательное?

– Все. Интересно создавать что-то новое, поэтому невозможно сказать, что интереснее. Я много гастролировала, в Париже бывала постоянно. И это забавно – оказаться сейчас в проекте гала-приема Парижского синдиката высокой моды: еще в начале 1990х годов, когда я привозила туда все свои чайники на голову, у меня случались стычки с высокой модой, поскольку первые мои спектакли были пародиями на нее. Я хотела показать глупость русского общества через моду, выставить забавные
черты человеческого поведения.

– Как удается выдерживать такой темп?

– Что делать? Иногда думаю: есть пара средств, как бы их вживить? Если человеку не хватает чего-то биологического – используем силиконовое, кончится силиконовое – возьмем что-нибудь другое. В любом случае, лучше силикон приделывать к мозгам, чем к грудям. Таким образом человек осваивает материю вокруг, делает мир более интеллектуальным.

– Я вчера видела вывеску «Умные диваны».

– Ну, диваны тоже могут быть умными. Лучше умные диваны, чем глупые.

– Как вы восстанавливаетесь?

– Я не отдыхаю вообще. Просто переключаюсь на другое. Рисую картины, делаю линию ювелирных украшений с глазами и алмазами, пока они только на эскизах.

– Вы философ по образованию. Какой философ ваш любимый?

– Флоренский, человек, который обозначил новые пути философии. Ведь обычный здравый смысл построен на двоичном принципе, как компьютер: либо да, либо нет. Но его всегда можно обмануть, если ты человек. А человек способен видеть мир в других измерениях, и мне кажется, что Флоренский это подметил наиболее четко. Я считаю, что мысль вообще самая сильная вещь в действительности: идеи правят миром. Если человек научится схватывать реальность, он сможет перемещаться в пространстве без всяких средств.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме