Александр Чайковский

Как приятно, когда у человека нет надменной важности, зачастую присущей теперь тем, кто еще с советских лет занимал руководящие должности. Как трогательно, что ректор Консерватории сам когда-то любовно называл ее «Консервой» и не отягощен пафосом, не позволяющим в этом признаться. Александр родился в Москве. Его отдали в обычную школу, потом определили в знаменитую музыкальную: в ней учились многие, «начиная от Ростроповича и Когана, заканчивая Спиваковым и Башметом». Чайковский стал пианистом, поступил в Консерваторию и неотвратимо увлекся сочинительством – так увлекся, что понял: «Мне в жизни быть – композитором». Занимал многие посты, одно время даже кресло секретаря Союза композиторов СССР. Недавно получил новое назначение по работе и переехал жить в Петербург. Если вы хотите узнать что-либо о его фамилии, наведите справки о казаке по имени Чайка; если вы не желаете расстроить Александра Владимировича, лучше о фамилии его не спрашивайте.

– После учебы начался сложный период, настало безденежье, нужно было суетиться, – впрочем, так же как и сейчас. Меня всю жизнь спасало и кормило то, что я играю на рояле. Этим деньги и зарабатывал: в ансамблях, в камерных оркестрах, ездил с певцами на гастроли по стране, на Урал, в Норильск, в Дудинку, вплоть до Иркутска. Играли даже в воинских частях, в санаториях, в больницах и детских садах. Чтобы заработать, нужно было много играть. За границу тоже ездил.

– Что вас там удивляет?

– Чистота, вежливость, а с другой стороны – удивительная для нас безграмотность. И непонятно, каким образом у нас неряшливая натура сочетается с образованностью, а там – все наоборот.

– Нам есть чему у них поучиться?

– Еще бы, конечно. Законопослушанию, во-первых. Если есть закон о том, что улицу переходить на красный свет нельзя, значит, и не надо этого делать. И еще: когда иностранец встречается с вами, он не подразумевает возможного обмана. А мы, русские, с самого начала отторгаем от себя незнакомого, потому что думаем, что встреча с ним скорее может пойти во вред, нежели на пользу.

– Вы всегда это предполагаете в общении с людьми?

– Нет, но тем не менее держу в голове. Может, мне везло до сих пор: я не так часто встречался с теми, кто вредил, – все-таки чаще с такими, кто помогал. А в целом – я не очень-то контактный человек.

– Что вам интересно в людях, на что смотрите?

– На выражение глаз и на то, как человек смеется. Это очень важно.

– Почему?

– Смех выдает человека: его искренность или натянутость всегда видны, и если человек смеется неискренне, значит, что-то нечисто. 

– Поэтому вы, наверное, людей всегда шуткой встречаете, чтобы проверить?

– Да, есть такой тест. Скажу так: некоторые дороги обязательно должны быть заминированы. Но при этом назвать себя разудалым весельчаком тоже не могу.

– Вы счастливый композитор?

– Да, потому как думаю, что любой композитор будет счастлив, если его играют выдающиеся музыканты и ему нравится то, как у них это получается, – в этом отношении могу назвать себя счастливым.

– Вы в жизни добились всего, чего хотели?

– Нет, конечно, не всего. Много чего не добился. Но сейчас уже не жалею. Раньше, когда был помоложе, очень хотел иметь Mersedes или Jaguar – сейчас понимаю, что мне это не грозит, но и вкус к таким вещам поугас. Еще хотел иметь дачу или яхту, но ни того, ни другого у меня нет. К счастью, я по этому поводу спокоен. Думал, например, что мне удастся написать хорошую историческую оперу, давно мечтаю, но так и не сделал. А может, и напишу еще, не знаю. По сути, я – человек непривередливый: вырос в скромной обстановке, и жили мы очень скромно, так что к недостатку материальных благ отношусь спокойно. Я умею радоваться маленьким радостям.

– Я знаю, что сейчас вы ведете два больших проекта…

– Да, один из них – «Виртуозы мира», благодаря этому проекту именитые москвичи и звезды мировой музыки вместе выступят в Петербурге. Мне кажется, что это новый опыт, и нам очень интересна реакция публики, – например, впервые у нас в городе сыграет камерный коллектив «Виртуозы Праги». Если все получится, мы непременно будем такие совместные проекты продолжать. Кроме того, в середине февраля в Консерватории пройдет III музыкальный фестиваль «Молодежные академии России», он одобрен президентом. Мы проведем концерты молодых композиторов, это студенты и аспиранты с блестящим образованием – те, кто нуждается в продвижении. Учитывая, что начинающим композиторам очень тяжело получить доступ к оркестрам, такой фестиваль чрезвычайно ценен.

– Что о молодых думаете?

– Я считаю, что нынешнее поколение очень перспективно. Уверяю вас, человек семь-восемь через двадцать–тридцать лет определят блестящее музыкальное будущее России – у нас все будет в порядке. Среди молодежи много очень способных. А фестиваль нужен, чтобы они поверили, что не брошены, и более того – могут быть востребованы. Я очень хочу, чтобы фестиваль получил бюджет и стал традиционным.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме