Андрей Самсонов

Один из самых перспективных и талантливых отечественных саунд-продюсеров. Закончив Московское училище имени Гнесиных, отправился продолжать классическое музыкальное образование в Лондонский музыкальный колледж и, еще находясь в аспирантуре, начал сотрудничать с английским лейблом Mute. Вернувшись на родину, занялся тем, чего так не хватает отечественному шоу-бизнесу - продюсерской деятельностью. Работал с Марком Алмондом, БГ, Земфирой, Tequilajazzz, Мультfильмами... Играет в дартс и на кларнете, излучает легкость и спокойствие. Кроме многочисленных продюсерских дел и проектов, занимается ремонтом у себя в квартире и "на радость соседям" любит громкую музыку.



– Как вам жилось в Англии и как вы начали заниматься продюсерской деятельностью?

– Жилось хорошо и училось тоже. Это было уже довольно давно, в 92-м году, остались просто какие-то воспоминания. Я сначала познакомился с Полом Кенделом, а с 1996 года сотрудничаю с Mute. По образованию я классический музыкант, но мне всегда была интересна другая музыка. В какой-то момент мне стало интересно заниматься чем-то своим: либо самому сочинять, либо иметь отношение к людям, которые это делают. Не исполнять все время чужие вещи, а заниматься непосредственно "производством".

– Чем отличается работа саунд продюсера в Англии и России?


– Занимаемся, в принципе, мы одним и тем же. В России, безусловно, есть хорошо звучащие группы. Чего нет, так это отношений саунд-продюсера и звукозаписывающих компаний. Крупные рекорд-компании никогда не выступают инициаторами каких-либо проектов, не занимаются ни поиском продюсеров, ни распределением бюджетов. Саунд-продюсер на Западе помимо своих прямых обязанностей занимается также финансовыми вопросами, поиском студии, всем, что имеет отношение к процессу записи. Мои отношения с музыкантами, с которыми я работаю, находятся на личном уровне. Артист, как правило, сам ищет себе продюсера, а звукозаписывающая компания не выплачивает ему ничего. Это главный недостаток процесса продюсирования здесь.

– А есть ли у нас вообще традиции саунд-продакшна?


– У нас не так, как в Англии или Германии, не говоря уже об Америке, где все сразу было поставлено на правильную коммерческую основу. В России сама идея шоу-бизнеса достаточно нова. Были и есть звукорежиссеры, которые отвечают за техническую сторону вопроса, но их нельзя назвать саунд-продюсерами. Саунд-продюсер – это все-таки больше музыкальный стилист.

– Чем вы сейчас занимаетесь?


– Делаю пластинку "Аквариума", которая выйдет в конце года. В планах: работа с тувинским ансамблем Хун-Хур-Ту, альбом Инны Желанной и свои проекты. Кроме того, 1 сентября – новый релиз Мультfильмов, я считаю, лучшее из всего, что они сделали. Пластинка сыграна практически полностью ими, без сэмплов. В конце сентября, наконец, выходит диск Марка Алмонда, который я делал. Получился достаточно синтетический продукт, там очень много фолка, какое-то количество электроники, однако основано все на акустических инструментах и на хорошем исполнительстве. Никакого програмированного и электронного звучания там нет, а электроника только для "окраски". Работалось с Марком Алмондом очень легко. Люди такого калибра прекрасно отдают себе отчет в том, что и как нужно делать. Поэтому никаких напрягов не было ни разу. Гладкий, но долгий проект. Очень было сложно собирать всех артистов, в общем, писали мы эту пластинку 10 месяцев, но получилось хорошо.

– Как соотносятся ваши личные музыкальные пристрастия с работой?


– Я стараюсь сделать так, чтобы мне нравилось то, чем я занимаюсь. Я не занимаюсь, к примеру, поп-музыкой в чистом виде, потому что я в этом не специалист. Мне интересен авторский материал и работать непосредственно с автором. Все, с кем я работал, – творцы. Даже если мне нравится другая музыка, я ни в коем случае не давлю, а, наоборот, стараюсь понять, чего хочет добиться тот или иной артист.

– Как обычно начинается работа с артистом?


– Начинается со всеми одинаково – приходит исполнитель, у него есть песня. Все начинается с песни под гитару. Уже потом идет работа, появляются идеи, аранжировки, что-то добавляется и т.д.

– Можно ли научиться тому, что делаете вы?


– Основам можно наверняка научиться, пройдя мастер-класс, это на самом деле не так уж сложно. А по сути, я не знаю, какие можно дать практические советы, это скорее инстинкт. Тут либо "работает", либо "не работает". Можно научиться, как ручки вертеть, но как мозги вертеть – это сложно.

– Есть ли у вас свой собственный стиль?


– Я думаю, что да. Если взять несколько пластинок, спродюсированных мной, то почерк, безусловно, читается. Из-за этого и происходит рост и развитие, из этого появляется интерес к тому, что ты делаешь. На самом деле, этого пытаются добиться все саунд-продюсеры.

– Вы в основном сотрудничаете с артистами, которые играют гитарную музыку. А электроника?


– Мне нравится электроника, я ее много слушаю дома. Но интересней заниматься исполнительством, играть руками, а не только мозгами, самому создавать музыку.

sobaka,
Комментарии

Наши проекты