Ирма Ниорадзе

Приму Мариинского театра называют грузинской феей Мариинки. И это не красивый поэтический троп. Ее доброта, благородство и скромность равны ее таланту, трудолюбию и упорству. Она блистает на сцене, она счастлива в семейной жизни. Ее муж – президент винодельческой компании "Братья Асканели" Гоча Чхаидзе, последовательный меценат и добрейшей души человек. У них растет прелестный сын, кудрявый мальчик Илико.



– Вы могли бы назвать главное для вас событие прошлого года?

– Прошлый год был годом Черной Лошади, и я, естественно, ассоциировала его с лошадью. 31 декабря 2001 года я танцевала в новогоднем концерте на сцене Мариинки и загадала: "Если концерт будет удачным, то и новый год – тоже". Сбылось. Концерт был очень хорош. И год был очень удачен, промчался, проскакал, как конь, даже не успела заметить. Провела я его на сцене, как и встретила, пришлось много трудиться. Я стала Заслуженной артисткой России, получила национальную премию "Олимпия" в номинации "Женщина года". Прошли спектакли Мариинки в Кремлевском дворце, было очень много гастролей, много удачных спектаклей в Петербурге.

– А в личной жизни? Может быть, Илико чем-то приятно удивил? Ему, кажется, уже 2 года и 3 месяца?


– Да. Илико каждый день приятно удивляет. То новое слово скажет, то вот стала замечать, что он прекрасно танцует. Я его не учу, но когда он слышит музыку, то каждый раз преподносит мне какие-то новые танцевальные комбинации. Очень приятно, когда такой малыш уже сам руководит собой.

– Вы будете рады, если он тоже станет танцовщиком?


– Если он выберет этот путь, я не буду запрещать ему или навязывать другую профессию. Но я бы не хотела, чтобы он стал артистом балета. Балетный век очень короток. Душа еще хочет танцевать, а тело уже не может. Особенно балетный век короток у мужчин. У них двойная нагрузка: необходимо направлять партнершу, буквально носить ее на руках, и при этом самому хорошо танцевать. Большое напряжение. Балеринам легче, они дольше испытывают счастье и удовольствие от появления на сцене. Но все равно яркая балетная жизнь не длится вечно. Я бы не хотела, чтоб мой сын узнал эту горечь и грусть.

– Новые роли, новые спектакли?


– С Алексеем Ратманским мы начали репетировать новый балет. Ратманский написал его для меня, и я ездила к нему в Копенгаген разучивать свою роль. Названия у спектакля пока нет. Это рассказ о жизни современной женщины третьего тысячелетия, которая занята делами 24 часа в сутки. Реальная жизнь сейчас так суматошна, нет возможности присесть даже на секунду. Но женская натура все же подвластна нежным чувствам, и они непременно должны быть в каждой женщине. Сердечное тепло, любовь. На мой взгляд, работа не должна заменять семью, мужа, детей. Я думаю, баланс всех чувств и стремлений и есть настоящая жизнь…
Балет очень трудный технически, я так уставала на репетициях, что приходила в отель, падала на кровать и засыпала прямо в одежде до следующего утра. Но все же православная вера учит правильно – через терпение и работу – к счастью. Когда я улетала домой, то уже понимала, что половина балета отрепетирована, и усталость казалась мне очень приятной…
Партнер мой – танцовщик Датского королевского балета. Если получится показать премьеру на сцене Мариинского театра, это будет для меня большим событием. Мне бы очень хотелось сделать сюрприз петербургской, российской публике.

– Вам было трудно танцевать балет-модерн как классической танцовщице?


– Нет, начало каждого нового балета вообще очень трудный период. Новые движения, новые комбинации. Разучивание любого нового балета требует много сил. Ты еще не понимаешь принцип движения, особенно в балетах-модерн. Орнамент танца – собственность хореографа, и ты должен его танцевать. Например, балеты Баланчина. Другое дело, когда спектакль поставлен на определенного артиста. Там более свободное пространство для импровизации.

– Вы нашли тайный рецепт, как можно совместить балет и семью…


– Я верю, что жизнь не заканчивается сегодня. Она продолжается завтра. Жизнь – это продолжение красоты и добра, это возможность дать выход своему таланту. Мне очень помогает моя семья – сын, муж, мама. Мне необходимо, чтобы вокруг была обычная жизнь. Друзья, родственники. У нас очень открытый дом, всегда полон близких людей. Одиночество, конечно, иногда нужно, особенно когда каждый день спектакли или репетиции. Я хожу в сауну одна, пью зеленый чай на травах, отдыхаю и одновременно думаю о семье, о балете. Но долго в одиночестве я находиться не могу, это наносит вред моему эмоциональному миру. Если я лишусь общения, то погибну. И как балерина тоже. Потому что именно эти эмоции дают мне энергию для выступлений.

– Вы счастливы?


– Счастье каждый человек создает своими руками, так просто не приходит ничего. Счастье нужно строить. Как же иначе? Мне иногда кажется, что если я остановлюсь, то остановится все. И я двигаюсь, все время иду вперед. Я чувствую, что, когда прекращаю движение или хотя бы перестаю желать двигаться дальше – что-то останавливается. Я люблю создавать все новое и делать окружающих меня людей счастливыми. Я сама становлюсь от этого счастливой.

– Собираетесь ли вы гулять по городу в день его рождения?


– Я надеюсь, 300-летие пройдет красиво. Все-таки так долго готовились. Мы собираемся пойти гулять, почувствовать праздник. Показать сыну город. Он обожает смотреть из окна на корабли, идущие по Неве.

 

Комментарии (0)
Автор: sobaka
Опубликовано:
Люди: Ирма Ниорадзе
Материал из номера: БЕСКОНЕЧНАЯ ИСТОРИЯ
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также