Макс Поляков

Перед выходом альбома «Сатана в отпуске» гитарист и трубач группы «Есть Есть Есть» рассказал музыканту Кириллу Иванову, что не собирается бросать профессии бизнес-консультанта и ресторанного обозревателя.

Четыре разных человека — каждый со своими представлениями о том, что классно, что плохо. Как вы в «Есть Есть Есть» музыку сочиняете? Страшно ругаетесь, наверное?

Все начинается с клавишника Леши Помигалова. Он фигарит в промышленных количествах всякие заготовки. Эмси Миша Феничев как-то на это реагирует, отбирает. Потом, во время репетиций, в большинстве случаев все переделывается. Сначала коллективное творчество действительно было непрекращающейся руганью. А теперь мы нашли способ извлекать пользу из того, что мы разные. Делали концерты без гитариста Феди Погорелова или без меня — и все было не так. Сейчас достигнуто равновесие, гомеостаз. Мы даже для себя переписали первый альбом, теперь он звучит на концертах иначе, не так, как раньше.

В вашем новом альбоме «Сатана в отпуске» есть две песни, сочиненные и спетые тобой. Они были легко записаны?

Они записаны так, что я ненавижу и самого себя, и процесс записи. Включили их в альбом потому, что решили: надо превращаться в группу, иначе всегда будем «Миша Феничев и компания». Для Миши это лишняя нагрузка, а нам тоже нужно меняться в лучшую сторону.

Играете их на концертах?

Когда в меня не кидают помидорами — играем. Для меня было неожиданностью, что их требовали в Екатеринбурге и Минске, радовались им. Мне-то не нравится, как они звучат сейчас, но я делаю что могу. Потенциал есть, и через пять лет их можно довести до совершенства.

Нет планов целиком уйти в музыку?

Наша группа — это страховка на случай, если жизнь покажется бессмысленной. У музыки стабильное место приятного хобби. Возможно, поэтому мы и не добились великих успехов в шоубизнесе. Просто получаем радость, важен процесс: как придумываем, как выступаем. Вот люди, которые играют музыку профессионально, мне непонятны, меня удивляет, как устроена их жизнь. Мне, честно говоря, сильно не нравится эта тусовка.

Ты ведь еще и кулинарный критик?

Скорее продвинутый пользователь. У меня есть опыт посещения пяти-семи десятков ресторанов, за счет этого я что-то понимаю чуть лучше других. То, что я пишу, не истина в последней инстанции, не проповедь, а просто впечатления, заметки.

Ты сам готовишь?

Люблю готовить всякую ерунду. Например, теща приносит мне десять килограммов свекольной ботвы, и я делаю из них пять кило пхали, но есть это невозможно. Мне не нравится кормить людей. Раньше мы постоянно ходили в рестораны, которые были нам не по карману, потому что хотелось хорошо поесть. В Петербурге трудно найти вкусную еду, тут царство майонеза, консервов, лишней помпы. И когда у кого-то что-то получается, это большая ценность. А хорошо есть важно: когда человек начинает вкусно питаться, это первый шаг к тому, чтобы начать любить себя. Правда хороший обед стоит как джинсы. Но джинсы можно покупать раз в полгода, а есть хорошо нужно каждый день. Если ты не можешь этого делать, приходится глотать нечто едва похожее на пищу.

Так мало хорошей еды?

Есть два типа еды. Если испытываешь простую потребность в калориях, то можно кушать что угодно. А настоящая еда — это приключение. Но у нас ведь не принято вкусно есть. Тут лучше питаться святым духом, ходить в Эрмитаж. В Европе люди занимаются искусством еды, привозят с моря гадов, растят овощи на биоогородах. И это не для того, чтобы наесться, а чтобы — ого-го, какое приключение у меня во рту! А у нас еда — это колбаса.

Кроме всего прочего ты еще и бизнес-консультант. Как устроен твой бизнес? Ты ведь тренируешь топ-менеджеров?

Я по образованию психолог. В основном мои клиенты старше меня и состоятельнее. Скажем, есть люди, у которых талант к зарабатыванию денег, как у кого-то к писанию стихов. И у этих людей может быть кризис среднего возраста. Несмотря на место в рейтинге миллиардеров, человек остается человеком — ему нужно с кем-то поговорить. Это можно делать с близкими друзьями, но их мало, и они не всегда рядом. Когда ты один, ты варишься в своем контексте, и это вредно.

Ты для них «друг за деньги»?

Это не просто разговор. Тут есть и целеориентирование, и проработка важных вопросов. Мы с коллегами занимаемся отношениями, способствуем коллективному творчеству, повышаем эффективность бизнес-команд.

Раз ты часто общаешься с большими начальниками, то должен знать причины проблем нашей страны.

Ну, все же с правительством я не работаю. Но какие-то причины знаю. У нас мало людей, которые хотят, чтобы жизнь вокруг становилась лучше. Еще меньше тех, кто способен делать что-то в этом направлении. Все рассчитывают на счастливый случай и помощь высших сил. Но надежда на изменения к лучшему все же есть, есть, есть.

 

Максу Полякову 28 лет. Он окончил Детскую школу искусств имени Рахманинова (по классу трубы) и психологический факультет СПбГУ. Был членом совета арт-директоров бара mishka, как раз вместе с лидером музыкального коллектива «СБПЧ» Кириллом Ивановым. Группа «Есть Есть Есть» была номинирована на премию «Степной волк». Ресторанные рецензии Полякова можно найти в петербургском журнале Time Out.

Текст: Кирилл Иванов
Фото: Олег Бутковский 


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме