18+
  • Образ жизни
  • Путешествия
Путешествия

Пилот-инструктор Александр Лынник: «Небо учит летчика сохранять контроль и принимать верные решения в экстренных ситуациях»

Музыкант, писатель, поэт, заслуженный деятель искусств РБ, бывший главный редактор и ведущий «Дорожного радио», а вместе с тем и пилот-инструктор летной школы, альпинист и лауреат нашей премии «ТОП 30. Самые знаменитые люди Уфы» – 2024. В этом году Александр стал рекордсменом мира, совершив вместе с героем России, летчиком-космонавтом Михаилом Корниенко и стратонавтом Денисом Ефремовым первый в мире стратосферный прыжок на Северный полюс.

Александр Лынник

Александр Лынник

Каких жизненных принципов придерживаетесь?

Следую принципу: бросить себя в омут и самому себя за волосы вытаскивать. У меня поэтому и волос почти не осталось. (Смеется.) Мне не нравится находиться в зоне комфорта. Всегда стремлюсь выйти из нее, попробовать себя в ситуациях, где нужно работать и трудиться.

За сколько месяцев до прыжка из стратосферы началась подготовка? 

Мы готовились очень интенсивно последние полгода, а начинали в 2018 году. Некоторые считают, что это как обычный прыжок с четырех тысяч метров, только на десяти тысячах. Но нужно понимать, что это совершенно иной прыжок и другие риски. Стратосфера — это разреженная зона, где действуют другие законы: скорость и падение, температуры с учетом скорости спуска до минус 100 градусов. Если попадаешь в беспорядочное падение, его достаточно непросто остановить в условиях разреженной атмосферы, и при этом отсутствует кислород, а значит приходиться использовать кислородное оборудование.

Из чего состояла подготовка?  

Экипаж проходил тренировки в барокамере в Центре подготовки космонавтов имени Ю. А. Гагарина в Звездном городке, выполнил тестовый прыжок с 6000 метров в Иваново. Мы также испытали свои высотные комбинезоны в термокамере, прошли врачебно-летную экспертную комиссию.

Напомню, прыжок непростой. Никто в мире такого не делал. Хотя все риски просчитываются, всегда есть вероятность нештатной ситуации, и с ней надо уметь справляться.

И, кажется, еще проводились гипоксические тренировки.

Эту часть подготовки я проходил в Уфе. В воздухе, которым мы дышим, 20% кислорода. А во время гипоксической тренировки кислорода вдвое меньше — 10%. Это серьезная нагрузка на сердечно-сосудистую систему, которая длится в течение часа, курс — 10 дней. Такие упражнения адаптируют организм к нехватке воздуха и повышают иммунитет, укрепляют нервную систему.

Действительно, летчики и пилоты - люди с отменной выдержкой…  Среди летчиков редко встречаются импульсивные и вспыльчивые люди. С нездоровой нервной системой пилота обычно списывают. В любой сложной ситуации летчик должен действовать хладнокровно и мгновенно принять единственно верное решение. На это отводятся не минуты или секунды, а доли секунды!

Чему учит небо?

Небо учит летчика сохранять контроль и принимать верные решения в экстренных ситуациях, работать до последнего (последнего дюйма до земли), пока есть возможность. Страх — это нормальное состояние любого человека. Он позволяет оценить опасность и найти выход из ситуации. Без него человек будет бездумно продолжать, пока не станет слишком поздно. Страх всегда присутствует, но он должен быть управляемым.

Михаил Корниенко, Александр Лынник и Денис Ефремов в шаге от стратосферы. Фото: скриншот видео НТВ

Михаил Корниенко, Александр Лынник и Денис Ефремов в шаге от стратосферы. Фото: скриншот видео НТВ

Что оказалось самым сложным в прыжке с такой высоты?

Физиологические нагрузки многие люди могли бы выдержать, но стратонавту нужно уметь справляться с психологическими нагрузками. Если говорить о сложностях прыжка, то это низкие температуры, разряженная атмосфера и, вследствие этого, высокие скорости падения, это также неподготовленное место приземления.

Как ощущали себя близкие и семья? 

Самое сложное — это нагрузка на родных и близких. Семья, жена, дети полгода жили в стрессе, особенно в последние дни перед прыжком и во время него. Иногда делать что-то легче, чем ждать. Это как у техника самолета: летчик выполняет работу в воздухе, а техник ждет на земле. Ждать и догонять — самые сложные занятия в жизни. Я благодарен своей семье, родным, близким и друзьям, которые пережили эту ситуацию.

Ваш прыжок переносили несколько раз. Возникало ли в этот момент предостерегающее чувство? 

Когда мы прибыли в аэропорт в Мурманске и прошли таможню, нам долго не подавали автобус, и даже поступила информация, что полет может быть опять отменен. Хотя это уже случалось не раз, в такой момент начинаешь уповать на высшие силы, потому что повлиять на ситуацию невозможно. Слава богу, все пазлы сошлись. Получив разрешение, автобус доставил команду к самолету, где нас провожали журналисты и авиационные специалисты. И уже после взлета началась работа, мы стали готовиться к прыжку.

На этом преграды закончились? 

Увы, нет. За день до вылета льдина, на которую мы планировали приземление, раскололась пополам. Нам предлагали отказаться от прыжка, так как условия эвакуации с Северного полюса стали более жесткими. Вертолетом добираться пришлось бы четыре дня. Тем не менее мы твердо решили прыгать.

Забегая вперед, скажу, что после приземления на льдину мы почти пять дней добирались до Красноярска. Михаил Борисович Корниенко, дважды побывавший на орбите, по мере ответственности задания сравнил этот прыжок с выходом в открытый космос.

Как удалось перебороть страх?   

Тренировки спасают. Мы серьезно готовились ко всем возможным особым случаям. Такая наша работа…

Михаил Корниенко, Александр Лынник и Денис Ефремов после прыжка

Михаил Корниенко, Александр Лынник и Денис Ефремов после прыжка

Не давило ли чувство ответственности?    

Мы знали, что должны выполнить задачу, и все отмены нас не пугали. С определенного этапа мы понимали, что не можем отступить, чтобы не подвести организаторов и всех, кто обеспечивал прыжок. А это не один десяток человек и организаций. Руководитель проекта Михаил Корниенко взял на себя всю ответственность.

Что самое критическое случилось в полете?     

Произошла нештатная ситуация: у меня ослабло крепление кислородного шланга подвесной системы парашюта, и потоком его начало бить по защитным очкам. Это было опасно: если бы я не зафиксировал его рукой, то он мог бы разбить очки, что чревато термическим ожогом глаз. Из-за этого маневра рукой я попал во вращение со скоростью около двух оборотов в секунду. Стабилизировать падение удалось на девяти тысячах метров.

Кто-то из семьи еще прыгает?      

Нам достаточно одного «энергичного» человека. Сын катается со мной на лыжах, и в этом плане мы похожи: он тоже любит пощекотать нервы. Мои дети выбрали другой путь, я отчасти рад этому. Каждый человек идет своей дорогой, все мы разные.

Только ли погоня за адреналином заставляет прыгать?      

Конечно, нет. Прыжки усиливают выброс адреналина в кровь, но не стоит этим злоупотреблять. Во всем должна быть мера. Прыжок — это удовольствие: ощущение себя птицей. Это победа над самим собой, неуверенностью, страхами.

Текст: Александра Суршкова

Фото: Яна Минигалина, Андрей Иванов

«Уфа.Собака.ru» благодарит за поддержку партнеров премии
«ТОП 30. Самые знаменитые люди Уфы» — 2024:

Федеральную аптечную сеть «Фармленд» 

Группу компаний «Стратег» с жилыми комплексами «Холмогоры» и New Bridge

«Верра Альфа-Сервис» — официального дилера премиальных внедорожников TANK

Инвестиционную компанию «Цифра брокер» — одного из крупнейших российских брокеров

«World Class Уфа» - фитнес-клуб премиум-класса 

Материал из номера:
Июнь-Июль 2024

Комментарии (0)

Купить журнал:

Выберите проект: