• Развлечения
  • Театр
Театр

Актер Русдрама Антон Болдырев: «Из-за внешности до сих пор играю школьников»

Поделиться:

Недавно в Русском драматическом театре прошла премьера спектакля «Старший сын» по пьесе Александра Вампилова. Главную роль в ней сыграл Антон Болдырев: уфимским зрителям знаком его Раскольников в «Преступлении и наказании» и Кирсанов-младший в «Отцах и детях».

Что вы сейчас читаете?

Ну, начинается. (Смеется.) В последнее время я успеваю читать только то, что мне предстоит сыграть.

Значит, мы можем обсудить «Старшего сына»? Как вам Вампилов?

Он прекрасно пишет: простым языком доносит очень важные вещи. Я уже играл в спектакле, поставленном по тексту Вампилова – это было «Прощание в июне», достаточно легкая комедия. «Старший сын» кажется мне более серьезным произведением. Когда я жил в Екатеринбурге, видел его в постановке московской труппы «Театриума на Серпуховке» с Евгением Цыгановым, Виктором Сухоруковым, Евгением Стычкиным. Кстати, на первой читке я был уверен, что мне достанется роль Васеньки – из-за внешности до сих пор играю школьников. Или, в крайнем случае, Сильвы, все-таки он ближе мне по типажу. И тут мне дают Бусыгина. Я по памяти прочитал его в цыгановской манере: видимо, получилось убедительно.

Что думаете про своего героя?

Парень вроде неплохой. Чувствительный, душевный.

Вы похожи на него?

Скорее да. Я все принимаю близко к сердцу, пропускаю через себя – наверное, как и большинство актеров. Это сильно мешает. Иногда вообще появляются мысли о том, чтобы уйти из профессии: очень уж я волнуюсь, переживаю, временами почти ненавижу себя. Если подумать, это несправедливо: актер все-таки должен себя любить. А у меня не знаю, что за дурацкая позиция. Что за внутренний каприз? Но когда мне дают роли, когда чувствую обратную энергию от зрителей, то понимаю – все не зря. 

Покорять Москву я пока не готов: Уфа стала моей зоной комфорта

Кстати, почему из Екатеринбурга вы переехали в Уфу?

Вообще я родился на Сахалине – в маленьком северном городке Оха с населением двадцать тысяч человек. Сцена манила меня чуть ли не с рождения: помню, как в детском саду я играл медведя на новогоднем утреннике для ясельных групп. Ходил на брейк-данс в Дом пионеров, потом поступил в театральную студию. С того момента театр окончательно захватил меня: вопрос, кем я хочу быть, даже не стоял. Под Екатеринбургом у меня живут родственники, поэтому выбрал для поступления местный театральный институт. В Уфу приехал за компанию с одногруппницей: после выпуска мы не знали, куда податься. Кто-то из преподавателей сказал, что здесь хороший театр. Мы отправили свои резюме, нам ответили: приезжайте, посмотрим на вас. Обещали оплатить дорогу. Я подумал: ну, коли дорогу оплачивают, грех не съездить. На собеседовании прочел «Признание» Пушкина. «Я вас люблю, – хоть я бешусь...» И меня взяли! Александр Сергеевич выручил.

Сколько лет вам было?

Двадцать один. Вообще я думал, что побуду здесь годик, наберусь опыта. Но в итоге остался.

Нет желания уехать?

С каждым годом я все больше понимаю, что нужен своему театру – как бы пафосно это ни звучало. Покорять Москву пока не готов: там нужно идти по головам, быть напористым. Уфа стала моей зоной комфорта.

Как она выглядит, эта зона комфорта? Опишите свой типичный день.

Я с утра до ночи в театре: репетиции начинаются в одиннадцать, спектакли заканчиваются поздно вечером. Днем у нас бывают перерывы. Многие артисты используют их, чтобы заниматься своими делами, уезжают куда-то. Но я так не могу: кажется, будто энергия во мне расплескается, если выйду на улицу. Поэтому остаюсь тут, настраиваюсь, учу тексты или подбираю мелодии на фоно. 

Иногда появляются мысли о том, чтобы уйти из профессии

А в свободное время чем занимаетесь? Ходите в уфимские театры?

К сожалению, свободного времени у меня мало. Поскольку рядом находится кукольный театр, изредка заглядываю туда – к тому же там работает мой друг. В остальном все стандартно: кино, сериалы, PlayStation.

Какую из своих ролей вы любите больше всего?

Ближе всего по ощущениям – Олег Крылов в «Старом доме». Спектакль ставил Михаил Исакович Рабинович. Помню, во время самой первой читки я понял: это же про меня, стопроцентное попадание. И от этого на сцене было легче, словно какие-то внутренние рычажки переключались: раз – и понял чувства своего персонажа.

Вам не кажется, что в пьесе он поступает, мягко говоря, непорядочно?

Есть такое. (Смеется.) Но это же переходный возраст, чего вы хотите? Парня повело на эмоциях. Поддался минутному порыву, оступился. С кем не бывает? А все-таки жалко его. Да и не только его, вообще всех: и у Саши Глебовой жизнь покатилась, и Олег не смог состояться как человек.

Есть персонаж, которого вы хотели бы сыграть?

Мне не хватает уверенности, чтобы заранее сказать: вот эту роль я точно исполню круто. Было бы интересно попробовать что-нибудь хлестаковское. В моем послужном списке пока нет таких героев – быстрых, динамичных. Надеюсь, все еще впереди.

Антону 29 лет. Он вырос в семье, далекой от театра: его родители инженеры. Правда, по семейной легенде его прадед был артистом. В детстве Антон восхищался Джеки Чаном и хотел стать каскадером, когда стал постарше, думал о карьере адвоката. Сейчас считает, что его желание в каком-то смысле сбылось: каждый актер – адвокат своей роли. Любит старое французское кино: любимые фильмы – «Игрушка», «Папаши».

Текст: Эльвира Галиева
Фото: Никита Сухоруков

Материал из номера:
Октябрь 2021
Ваш город
Уфа?
Выберите проект: