• Развлечения
  • Искусство

«Я не врач, я — боль»: Как устроена выставка-путешествие «Балабанов» и почему ее нужно увидеть всем?

Поделиться:

В «Севкабель Порту» открылась мемориальная экспозиция, посвященная Балабанову. Рассказываем, почему приписка «путешествие» в ее определении совсем не лишняя и как команде проекта удалось создать на основе фильмографии и биографии Алексея Октябриновича не агиографию или очередной миф, конвертируемый в цитаты из «Брата», а человекоразмерную историю про «режиссера, члена Европейской киноакадемии», который просто тонко чувствовал прошлое и настоящее своей страны (и тем самым предсказал ее будущее).

СТВ, предоставлено пресс-службой "Севкабель Порта"

Алексей Балабанов и Рената Литвинова на съемках "Мне не больно"

Алексей Балабанов был и есть один из главных российских режиссеров, какой бы его фильм ни описывал нашу реальность сейчас: дилогия «Брат», «Мне не больно», «Груз 200» или «Я тоже хочу». При рассуждении о его наследии существует соблазн впасть в патетику — и тогда сокрушаться, как «публика — дура» ничего не поняла и все исказила. Или мистику — и трактовать совпадения как символы, считая, вопреки заветам Витгенштейна и Мамардашвили, что мир имеет по отношению к нам какие-то намерения. Или даже фанатизм — и перечислять, как гений Алексея Октябриновича предсказал вообще все: даже будущий триумф якутского кино.

предоставлено пресс-службой выставки

Команде выставки «Балабанов», кажется, удалось избежать и первого, и второго, и третьего. Благодаря принципиальному подходу: личное тут превалирует над мифотворчеством. И гораздо важнее, чем что бы ни было другое, рассказ о том, как юный Алеша любил играть в шахматы, купил вожделенные пластинки The Beatles, Sparks и The Moody Blues на лондонских развалах, поехав на стажировку в Англию, или трогательно описывал в своем армейском дневнике, как ему понравился «Ключ без права передачи» Асановой или «Театр» с Вией Артмане.

предоставлено пресс-службой выставки
предоставлено пресс-службой выставки

Как устроена выставка «Балабанов»?

На практике «путешествие» начинается с выдачи обязательного аудиогида — он тут вместо Вергилия по всем кругам ада и счастливым дням. Иногда слово берут Федор и Петр Балабановы, сыновья режиссера. На каких-то «остановках» просто слышна музыка, где-то звук в наушниках синхронизируется с видеоизображением на экранах, а иногда о своих любимых фильмах Балабанова рассказывают обычные люди: не киноведы или кинокритики.

предоставлено пресс-службой выставки
предоставлено пресс-службой выставки

Аудиовпечатление сочетается с визуальным. Здесь можно увидеть реальные вещи, принадлежавшие Балабанову или снимавшиеся в его фильмах, страницы из дневников и многочисленные фото. А еще — стилизованные под дорожные знаки ключевые цитаты из фильмов и аттракционы-инсталляции, контент из которых так и просится в соцсети.

Стартует сам проход по биографии (и одновременно фильмографии) с музыки Прокофьева, звучащей на заставке студии «СТВ». Ее продюсер Сергей Сельянов вместе со своим другом и однокурсником Алексеем Балабановым основали в 1992 году. (Но юбилейные 30 лет, кстати, остаются за скобками, эту дату не выбрали как формальный повод для выставки, как и 25-летие «Брата».)

Дальше аудиогид (он же немного плеер, как у Данилы Багрова) сам начнет реагировать на реперные точки во время прогулки по всем поворотам и извилистым ходам жизни режиссера, выступая с ними то в унисон, то в контрапункт. И воспроизведет в том числе полуироничную самоидентификацию про «члена Европейской киноакадемии» из последнего фильма Балабанова «Я тоже хочу». И да — остановки будут на всех картинах режиссера, в том числе «ученических».

предоставлено пресс-службой выставки
предоставлено пресс-службой выставки

Какие хайлайты у выставки?

Выставка «Балабанов» рассчитана на публику не только «глубокую, но и широкую», как говорили в культовой передаче «Закрытый показ», в которой когда-то спорили и о фильме «Груз 200» в присутствии самого режиссера. Поэтому аттракционов тут много. Спойлерить обо всех не будем, но, например, трогательные истории о своем детстве Федор и Петр Балабанов рассказывают, если надолго задержаться в аналоге беседки со Смоленского лютеранского кладбища из первого «Брата». А наиболее сильное впечатление производит, пожалуй, инсталляция о «Грузе 200» с прибитыми к стене красными туфлями, как у Минни-Маус. Там, кстати, звучат отрывки из той самой передачи «Закрытый показ» (например, пламенная речь Любови Аркус — основательницы журнала «Сеанс»).

Еще тут можно полежать в трамвае, смотря отрывки из «Брата», изучить причудливую редисочницу из «Замка», сняться с «Трофимом» в «Прибытии поезда», попозировать на фоне копны, из «Мне не больно» или цитаты «Я счастья хочу. Да, я тоже хочу». Или узнать о неснятых фильмах Балабанова, в том числе последнем — «Мой брат умер».

предоставлено пресс-службой выставки
предоставлено пресс-службой выставки

Команде проекта удается лавировать в своем путешествии между Сциллой и Харибдой — ни о чем существенном не умолчать и прозрачно намекнуть, какой диагноз дню сегодняшнему, как им кажется, поставил бы режиссер. В описании картины «Морфий» на выставке напоминают о хрестоматийной фразе Герцена «Мы не врачи, мы боль» (и ее версии «Я не врач, я боль» из песни «СБПЧ»), которая применима, кажется, ко всем фильмам Балабанова. Наблюдение в них всегда безжалостное, но при этом эмпатичное — живого человека, которому больно, но рецептов у него, увы, нет.

Выставка «Балабанов» проходит в «Севкабель Порту» до 15 января. Подробнее здесь.

Команда проекта:

автор идеи и куратор — Татьяна Гетман

организаторы — компания «СТВ» и Сергей Сельянов

кураторская группа — Надежда Васильева, Петр Балабанов, Федор Балабанов

художник-постановщик — Агния Стерлигова (Planet9)

продюсер — Александр Кармаев (Planet9)

креативные консультанты и составители каталога — Петр Лезников, Аглая Чечот, Василий Степанов

12+

Люди:
Петр Балабанов

Комментарии (0)

Ваш город
Уфа?
Выберите проект: