• Развлечения
  • Искусство
Искусство

Как мастера из Башкортостана создают изделия в технике эпохи Возрождения

Поделиться:

Мастерская «Уралташ-­арт» – уникальное место, где рождаются произведения искусства, созданные в технике флорентийской мозаики из башкирских камней. Сегодня в основе мастерской «семейный подряд»: руководитель Любовь Чебан и ее дети – Антон и Олеся.

Любовь Чебан,
руководитель мастерской художественной обработки камня «Уралташ-арт»

Расскажите, с чего начиналась история башкирской мозаики.

До девяностых о мозаике из Башкирии никто не слышал, а в 2000 году она уже стала целым явлением в масштабах страны. Первым в этом направлении, безусловно, был Анатолий Нигматулин – основатель и первый директор мастерской «Артель».

В 1992 году в республике была сделана первая мозаика – небольшая мозаичная крышка шкатулки «Тукан». Ее изготовил мастер Андрей Журавлев. А дальше все завертелось очень быстро, последовала целая серия изделий. Надо сказать, что мастерство росло стремительно, буквально через год-два мы уже вышли на уровень лучших.

В Сибае развитие этого направления связано с именем Дамира Девятова, организатора и руководителя мастерской при Сибайской геологоразведочной экспедиции. Они начали делать мозаику с 1994-1995 года.

Обе организации были созданы людьми из геологического мира, бывшими работниками «Башкиргеологии». «Артель» и мастерская Девятова родились в конце 1980-х годов из «шлифовалок» (так геологи называют маленькие мастерские по изготовлению шлифов и аншлифов для изучения под микроскопом). Изначально мастерские делали подарочные изделия из камня: шкатулки, подсвечники, часы. Это были очень красивые работы!

Как вы оказались в этой сфере?

Я работала техником-геологом в Западно-Башкирской экспедиции, а мастерская тогда базировалась на ее территории. Но для меня решающий фактор был прозаический. В начале 1990-х годов с финансированием геологии было все плохо, как, впрочем, и в других сферах. Нужно было зарабатывать деньги.

Моей первой мозаичной работой была крышка ларца с изображением Соборной мечети на Тукаева. А самым большим произведением, в создании которого я принимала участие, стала мозаика «Лейла» в уфимском театре «Нур». Так получилось, что мне пришлось не только делать фрагменты мозаики, но и руководить ее конечным монтажом.

Сейчас вы работаете на территории Уфимского тепловозоремонтного завода. Как мастерская оказалась на этом месте?

В 2014 году как подразделение Уральского горно-геологического агентства была создана мастерская «Уралташ-Арт». Она находилась на территории «Башкиргеологии». После многочисленных переездов мы обосновались в Уфимском тепловозоремонтном заводе. За это помещение надо сказать большое спасибо Администрации нашего города, бизнес-шерифу Уфы Николаю Фадееву и его команде. Именно они помогли нам, нашли место и привели сюда. Найти производственное помещение в Уфе очень сложно: офисов множество, а с производством – проблема.

«Мальчик с собакой»

«Велес»

Какие изделия вы делаете сегодня, из каких материалов?

Мы работаем в технике флорентийской мозаики. Кроме того, наша мастерская сделала несколько икон в технике римской стеклянной мозаики.

Наш главный материал – природный камень, прежде всего используем башкирские яшмы. По богатству тонов и полутонов, глубине цвета они уникальны, поэтому без них никак нельзя. Однако этим мы не ограничиваемся. Мы используем много разных кремнеземистых пород – халцедоны, опалы, сердолики, кахолонг, кремни, кварциты, окаменелое дерево с разных концов страны и даже зарубежья. И не будем забывать о классических – лазурите, содалите, виолане и других. В ближайшем будущем хотим сделать несколько работ на сюжеты русских классиков в необычной манере.

Сложно ли вам развиваться в современных условиях?

Конечно, развитие – это прекрасно, но в наше время художники по камню больше выживают, чем развиваются. Мы стоим на развилке: с одной стороны, понимаем, что башкирская мозаика сегодня находится на передовых рубежах в мировом масштабе и надо «бежать вперед», а с другой – устали от нестабильности и отсутствия поддержки. Для выхода на новый уровень, продвижения, участия в выставках мировых центров необходимы серьезные вложения и траты.

Панно «Бегущий по лезвию». Размер: 82х42 см. Натуральные камни: яшма, лазурит, кварц жильный, кремень, халцедон, чароит, виолан, кахолонг и др.

Олеся Чебан,
мастер «Уралташ-арт»

Изначально я не видела себя мастером по художественной обработке камня, ведь у меня юридической образование. С самого детства приходила в мастерскую, смотрела на картины и мастеров, которые их делают.

Для меня всегда было загадкой, как у них получаются такие шедевры. Как собственными руками они создают такую красоту! Казалось, что у меня никогда так не получится.

Летом 2013 года мама предложила мне подработать. Я была в декретном отпуске, поэтому решила выйти на некоторое время. Начинала с основ, помогала на определенных этапах, но потихоньку втянулась в процесс. С тех пор и работаю здесь.

Мне кажется, мастер по художественной обработке камня должен обладать невероятным терпением. Усидчивость, перфекционизм и внимание к деталям – вот наши суперспособности.

Панно Индеец. «Последний вождь». Размер: 66х56 см. Натуральные камни: яшма, лазурит, кремень, халцедон, хризопраз, известняк, кахолонг, дьюмортьерит, окаменелое дерево

Панно «Икона Косма Верхотурский»

Создание изделия – процесс долгий, кропотливый. Он включает множество этапов. Кроме того, в каждом конкретном случае работа строится по-особенному. Эскиз, разбивка на детали и цвета, подбор камня, выпиливание деталей и их склейка, заключительная шлифовка и полировка – все это только основы. За этим стоит много труда.

Лично для меня самый сложный момент – подобрать камень. В куске он может смотреться одним тоном, а после полировки дать совершенно другой оттенок. Вообще этот материал, конечно, капризный. Есть ведь разные виды камней, у каждого свои особенности. В картинах нам интересны, прежде всего, изображенные люди, лица, эмоции. Это самое трудное в мозаике, но и самое захватывающее. В среднем на изготовление одной картины уходит четыре с половиной месяца.

«Девушка и волк»

Антон Чебан,
мастер «Уралташ-арт»

Как я оказался в мастерской? Складывается ощущение, что и выбора у меня не было. Я с детства бывал у мамы на работе, иногда помогал. Потом перепробовал многое: от стройки до маркшейдерии, но в итоге все равно оказался здесь.

Значительным рубежом для меня стало участие в работе на саммите ШОС-БРИКС в 2015 году. На наше предприятие – Уральское горно-геологическое агентство – было возложено формирование экспозиции юрты «Недра» в этнопарке «Ватан». Буквально за два с половиной месяца был пройден путь от эскиза до монтажа. Основу экспозиции составили семь глыб-столешниц из ярких поделочных башкирских камней: яшмы, родонита, флюорита, лиственита. А ведь в начале марта даже материала не было! Наши геологи сумели найти, доставить уникальный материал, а мы превратили его в изделия.

Панно «Мгновение». Размер: 51х41 см. Натуральные камни: яшма, нефрит, кремень, апатит, содалит, чароит, окаменелое дерево, кварцит, обсидиан, агат, халцедон, аметист

Саммит показал, что решение было верным. Полудикая красота глыб-столешниц и «флорентийка» привлекали внимание иностранных гостей. Такое они видели впервые!

Мой любимый камень – яшма. Если вы когда-нибудь видели этот материал, то объяснения тут излишни. Разнообразие яшмовой палитры просто сумасшедшее, взять хотя бы яшму горы Полковник. Этот камень очень плотный, с ним приятно работать и обрабатывать, а после полировки поверхность получается зеркальной!

Материал из номера:
Ноябрь 2021
Ваш город
Уфа?
Выберите проект: