• Город
  • Интернет
  • ТОП 50 2020

Илья Соболев: «Политическая сатира в России давно умерла, и я ее возрождаю»

Комик стал главным по социальной сатире на русском YouTube: его ролики с пародиями на Артемия Лебедева и Евгения Миронова набирают сотни тысяч просмотров. Илья участвует во всех проектах ТНТ от «Убойной лиги» до Comedy Club и проехал со стендап-туром по городам России, Европы и Израиля. Илья Соболев — лауреат премии «ТОП 50. Самые знаменитые люди Петербурга» 2020.

  • На Илье: пиждак и брюки Saint Laurent Paris, футболка Acne Studios, сабо Bottega Veneta  (все — ДЛТ)

Илья, ограничения, связанные с пандемией коронавируса, привели к тому, что ты вплотную занялся YouTube, и стал выпускать пародийные ролики на политические темы — с пародиями на совещания президента, на чиновников. Раньше ты политики не касался. Что случилось?

Я человек сцены, но сцена пока закончилась и неизвестно, когда начнется. Естественно, я стал делать комедию онлайн. Политический юмор — это не призывы, не агитация, это наблюдение за миром — увы, самые яркие события сейчас связаны с политикой. Это даже не юмор, а сатира, которая в России давно умерла, и я ее возрождаю. Беру не замученные пародиями образы вроде Миронова, подсматриваю самые характерные черты и воплощаю наблюдение в ролике.

Это амбиция стать главным сатириком страны?

Конечно! Но тут надо понимать, что сатира — это не просто едкие высказывания о политике. Это попытка найти вечное в актуальном. Кому-то удается его найти, кому-то — нет. Например, знаменитый американский стендапер Джордж Карлин шутил о президентах, партиях, налогах, законах, бытовых ситуациях. Вроде бы все мимолетное. Но он умер 12 лет назад, а его до сих пор цитируют. Понятно, что среди объектов шуток можно нажить себе врагов, но здесь не угадаешь — мне как-то угрожали даже за гэг про Виктора Цоя.


Каким бы ты опытным комиком не был, ты периодически слышишь в ответ на свои шутки тишину из зала.

Ты проехал со стендап-туром по пятидесяти городам России. Это же психологический ад, а надо оставаться смешным. Как?

Тут сложность в чем — каким бы ты опытным комиком не был, ты периодически слышишь в ответ на свои шутки тишину из зала. Меня это печалит, а при большом количестве концертов накладывается усталость и воспринимаешь это еще острее. Но тут многое зависит от настроения. Когда я на кураже, отношусь к таким ситуациям легко.

Вообще, ты как комик легко справляешься с ситуациями, в которых другие бы просто сгорели от стыда?

Приходится. Например, ко мне на новогоднее шоу, которое транслировалось «Вконтакте», пришла активистка и феминистка Дарья Серенко. Шоу-то было юмористическое, а она стала всерьез говорить о правах женщин. В общем, она перепутала меня с другим Соболевым, Николаем (YouTube-блогер, автор шоу, в котором он высказывает мнение об актуальных новостях. — Прим. ред.). Ситуация была странная, но обстановку удалось разрядить шутками и никто не ушел обиженным.

  • Пиджак Givenchy (ДЛТ)

У российских стендаперов есть одна общая черта — они критикуют российский стендап. Ты тоже относишься к нему со скепсисом?

Зачем его критиковать? Он еще очень юный, за ним надо просто наблюдать. Это уникальный опыт: стендап долго казался чисто американским жанром, а теперь постепенно ложится на российскую реальность, пока вроде неплохо. Давайте наберемся терпения.

Когда-то таким же новым, а в итоге очень успешным, был Comedy Club, но теперь его называют чуть не вторым «Аншлагом». Ты, как его резидент, с этим согласен?

Не совсем. В 2005 году резиденты «Камеди» были первыми, кто осмелился шутить жестко. Это принесло успех и могущество, в том числе финансовое. Таких возможностей, как у Comedy Club Production, сейчас нет на телевидении вообще ни у кого! Но «Камеди» перестал расти. Меняются декорации, но не меняется суть. К тому же, раньше это была единственная для комиков возможность прославиться, а сейчас есть YouTube. У меня нет волшебной пилюли, чтобы освежить «Камеди». Точно знаю, что убрал бы миниатюры — это совсем прошлый век.


Чужой юмор у меня давно не вызывает смеха. Просто понимаю технически, что здесь комик сделал удачно, а здесь — нет.

Ты ведешь еще одно шоу, адаптированное под Россию по западным лекалам — «Прожарку». На нем вы с приглашенными комиками максимально жестко шутите над звездными гостями, привыкшими к комплементарному общению. Были обиды?

Это парадокс, но нет! Обижались как раз за то, что мы были слишком милы. Это вопрос менталитета. Мы вроде делаем такое бескомпромиссное, хулиганское шоу, но все равно относимся к гостям осторожно, с опаской, даже иногда бережем. А делать этого совершенно не нужно — вся соль проекта пропадет.

Ты начал играть в КВН во время учебы в Красноярском институте цветных металлов, потом поступил на актерский факультет СПбГАТИ, после чего поступил на службу в театр «Лицедеи». Что тебе, как юмористу, дал академический театральный опыт?

«Лицедеи» сбили мою спесь. Я на тот момент уже участвовал в «Убойной лиге». Вроде знаменитый, вроде узнают на улице. А в театре стало ясно, что я не умею ни-че-го. Дикция, пластика, координация — все мимо. В театральном этому учат, но реальной сценической практики-то у меня не было. В общем, стал относиться к себе критичнее. Но это было недолго (смеется).

  • Рубашка Jacquemus, брюки Off-White, cабо Bottega Veneta (все — ДЛТ)

К слову о самокритике. Насколько ты вообще восприимчив к чужому юмору и как понимаешь, что твоя шутка хороша?

Честно? Чужой юмор у меня давно не вызывает смеха. Просто понимаю технически, что здесь комик сделал удачно, а здесь — нет. А свой юмор — только через прогон материала через зрителей. Несколько раз пошутил, посмеялись, значит, все хорошо.

Дворец Лейхтенбергских в Сергиевке был построен архитектором Штакеншнейдером (поздний классицизм!) для дочери Николая I Марии и ее мужа Максимилиана (герцога Лейхтенбергского!).
 

Текст: Игорь Топорков 
Фото: Данил Ярощук

 

«Собака.ru»

благодарит за поддержку партнера премии

«ТОП 50 Самые знаменитые люди Петербурга 2020»


ДЛТ

старейший универмаг Петербурга и главный department store города

Комментарии

Наши проекты