Тьерри Вассер

Дизайнер бренда Pirosmani Евгения Малыгина для юбилейного номера журнала освоила профессию журналиста и выведала у создателя композиции Idylle от Guerlain, парфюмера, который придумал духи Poem и Opium pour Homme, секрет идеального аромата, а также формулу власти над людьми.

Вопрос от художника художнику: что необходимо для создания нового аромата – особенное творческое состояние или точный математический расчет?

Пути вдохновения неисповедимы. Композитор Петр Ильич Чайковский, например, впадал в депрессию. У меня возникает желание высказаться, такое состояние необходимости самовыражения.

Что приводит вас к нему?

Это необъяснимое ощущение, которое возникает в голове, и ты постоянно возвращаешься к нему, думаешь о нем, а через какое-то время больше не можешь держать его в себе и начинаешь писать аромат.

Как можно написать аромат?

В парфюмерии, как и в прозе, у каждого свой почерк. Жан-Поль Герлен – мой учитель и ныне живущий представитель пятого поколения дома Guerlain – делал это так: увидев и страстно захотев женщину, он сочинял аромат, обращаясь к ней, выражая свои чувства. Именно поэтому все его композиции – сильные, с мощной внутренней энергией. Он в течение пятидесяти восьми лет придумывал ароматы, но всегда сожалел о том, что не осуществил свою мечту – учить детей французской литературе и писать новеллы. Я как-то сказал ему: «Почему ты расстроен? За эти годы ты написал и рассказал людям не одну историю, только твой инструмент не слово, а тысячи ароматических компонентов». Что касается меня, то мною руководят не страсть и сиюминутный порыв. Я больше похож на знаменитого Жака Герлена, деда Жана-Поля, который подходил к сочинению парфюма расчетливо, обдумывая каждый шаг.

В чем неповторимость вашего стиля?


Для создания парфюма используют около трехсот натуральных ингредиентов, так же как для дизайна одежды – тысячи тканей. Процессы похожи: некоторым дизайнерам нравится ощущение шелка на коже, и они шьют из него платья, а другие считают, что шелк холодит, и не станут использовать его в коллекции. Так же и я сочетаю любимые компоненты определенным образом, в этом своеобразие моего стиля. В поисках ингредиентов я много путешествую. Недавно в Болгарии закупал натуральное сырье для эссенций и увидел бесконечные розовые поля, среди которых затерялось одно лавандовое. Я попросил специалистов прислать мне пробник именно этого эфирного масла и, возможно, сделаю уникальный аромат на основе болгарской лаванды. В этом секрет: ты никогда не знаешь, что тебя впечатлит. Творец обязан быть любознательным.

Вы сочиняете ароматы и для мужчин, и для женщин. Как удается перевоплотиться и почувствовать противоположную сторону?

Мужские и женские парфюмы тесно связаны друг с другом. Я считаю, что аромат не имеет четкого полового разделения. Кто решил, что роза – женский ингредиент, а гвоздика – мужской? В Европе привыкли к тому, что мужчины носят холодные, древесные и свежие оттенки, а женщины – цветочные, фруктовые и ванильные. А в странах Востока мужчина может выбрать теплое цветочное сочетание из розы и пачулей. Услышав такой запах, я понимаю, насколько там сильна связь между мужчиной и женщиной. Когда я пишу мужской аромат, то ориентируюсь на свой вкус или могу перевоплотиться в человека, который будет его носить. Если это женский парфюм, то я представляю себя мужем, изобретающим эссенцию для любимой жены – такую, чтобы она в первую очередь нравилась ему. Художник должен быть эгоистом.

Ароматы могут быть элементом власти. Человек с их помощью заполучает другого. Есть ли у вас ощущение власти над людьми?


Иногда знакомство между мужчиной и женщиной начинается с фразы: «У вас чудесный аромат, что это за духи?» А бывает так, что негативное впечатление о человеке отпечатывается вместе с запахом, и как только ты его чувствуешь, то вспоминаешь состояние ненависти. Безусловно, парфюмерные эссенции имеют силу.
Когда мне было тринадцать лет, я выглядел всего на семь-восемь, но внутренний голос говорил мне, что я становлюсь мужчиной. Когда ты выглядишь как первоклассник, довольно сложно испытывать такое чувство. Друг моей мамы пользовался герленовским парфюмом Habit Rouge. Попробовав этот запах на себе, я понял, что он делает меня мужчиной. Хотите верьте, хотите нет, но именно с того момента, когда я стал носить Habit Rouge, изменилось мое внутреннее ощущение: я выглядел как мальчишка, однако в душе был уверенным и зрелым. Моя последняя работа – Idylle – передает состояние влюбленности, радости и эйфории. Я хотел поделиться счастьем с окружающими и поместил в маленький флакончик любовное послание, которое обязательно дойдет до адресата.

Флакон для Idylle выполнил дизайнер Ора Ито. Как вы относитесь к коллаборации парфюмерии и современного искусства?

В июне меня осенила мысль написать историю любви в цветочной интерпретации. В это время года цветут ландыши, пионы, жасмин, фрезии, сирень. Их сочетанием я выразил идею влюбленности: аромат цветов и мягкое прикосновение к коже, тактильное ощущение. Когда речь зашла о флаконе, то представители компании Guerlain предложили очень массивный, квадратный с круглым основанием – традиционный для дома. Он напомнил мне телевизор и никак не вязался с романтикой. Я просто не мог себе представить, как милая влюбленная женщина будет носить в своей сумочке стомиллилитровую канистру. Это неудобно! Тогда разработку поручили дизайнерам, и на одном из эскизов я увидел «каплю», очень органичную, женственную, по форме напоминающую женские бедра. Эскиз был похож на скульптуры Генри Мура, к которым всегда хочется прикоснуться, потрогать, потому что они чувственны и полны любви. Дизайнером «капли» был Ора Ито. Мы встретились и с первого взгляда буквально полюбили друг друга. Мы совершенно разные: он блондин, я брюнет, он молод, а я нет. Для своих тридцати лет он так много создал, что я впечатлился его послужным списком. Иногда, под настроение, он носит Idylle, что еще раз доказывает: аромат не имеет пола.  

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме