Февральская глазурь

Февральская глазурь

Я ем, все мне мало. Ем вафли брюссельские и вафли льежские, галеты и рожки, зеленый горошек и белобрюхую камбалу. И так было всегда. Не было для меня большего счастья, чем ленивым летним утром выйти на террасу, зачерпнуть оладушкой кленовый сироп, а потом другой, и третьей, и двадцать пятой. В детстве меня не приходилось кормить с ложки манной кашей с изюмом и орехами, я сама неплохо управлялась с тарелкой, а то и двумя. Но не стоит думать, что я пошла по скользкой дорожке Гаргантюа и сына его Пантагрюэля. Я бы, может, и хотела. Но с тех пор как в третьем классе мне задали написать сочинение по картинке в учебнике русского языка «Февральская лазурь» И. Грабаря, а я – потому, видимо, что с утра подъела солидный кусок миндального торта – решила назвать ее «Февральская глазурь», мой кулинарный пыл поутих. Дети смеялись надо мной, учительница влепила кол, и я решила пожертвовать самозабвенным обжорством ради вдумчивого чревоугодия, статуса гурмана и, главное, неплохого знатока того, что и зачем я ем. Даже с больным горлом и заложенным носом я смогу отличить бордоский соус от соуса валуаз.

«XO»
Ценные указания: определенно тушеная ножка кролика. Как вариант – гребешки из раздела «Горячие закуски».

Extra old – очень старый. Но пока, по всем ощущениям, «XO» – явный новодел на ресторанном рынке Петербурга. Мой поход в ресторан превратился в одно сплошное томительное ожидание. Аперитив в виде свежего сока я получила уже после выноса хлеба и комплимента от шеф-повара. Ожидание холодной закуски затянулось на сорок минут. Салат овощной с опятами и тофу был предложен как салат в азиатском стиле. Порция разнообразных овощей была вполне достаточной, но специфический аромат, исходящий от соуса, не пришелся мне по душе. А вот карпаччо из лосося с тонкими кусочками свежего манго, оливками и каперсами оказалось как нельзя кстати. Эх, на несколько каперсов на блюде побольше бы, так чтоб хватило на каждый кусочек лосося (иначе по вкусу манго и лосось сливаются воедино), и было бы просто идеально. Далее следовал суп кокосовый с креветками и лососем по-тайски. Категорично заявляю, что ничего общего с тайским супом он не имеет. По какой причине его решили рекомендовать как тайский, я ответить затрудняюсь – может быть, из-за факта использования кокосового молока, от переизбытка которого суп был абсолютно белый. Если честно, то супом это блюдо я называю с натяжкой, в большей степени оно походило на подогретое и разбавленное кокосовое молоко, в котором плавали несколько креветок и кусочек лосося. Следующим блюдом была тушеная ножка кролика с кроличьим пате на фило-тесте и тушеная капуста. Кролик повару удался – нежный и сочный. Также понравилось пате, которое подается теплым, вот только небольшое неудобство вызвала так называемая слойка из тончайшего теста, на которой подается пате, – не очень понятно, что с ней следовало делать. Резать ножом – так она крошится, брать руками и прямиком в рот – так ее диаметр чересчур велик! На удивление безвкусной оказалась капуста, и даже возникло ощущение, что она в этом блюде просто лишняя. На десерт я взяла мороженое «Зеленый чай» с чипсами из имбиря. Вкусовые качества мороженого мне понравились, а вот любимый мною имбирь вызвал некоторое замешательство. Во-первых, он присутствовал в десерте в изобилии, скорее как одна из составляющих, нежели как небольшое дополнение-украшение. А во-вторых, пытался ли кто-нибудь на кухне разжевать эти чипсы? (После тщетной попытки прожевать имбирь и не желая сглатывать комок волокон, я украдкой сплевывала его в салфетку.)

«Конго»
Ценные указания: кускус по-мароккански с овощами и изюмом, сдобренный корицей.

Визит в этот маленький ресторанчик лишний раз утвердил меня в мысли, что большинство заведений у нас открывается по следующему принципу: сначала придирчиво изобретаются интерьеры, а потом уж под общую идею подгоняется меню. В то время как все должно быть с точностью до наоборот. Сначала ресторатор определяется, с какой категорией гостей он будет работать и какую еду предлагать, а затем выбирается дизайн помещений. Расположившись поудобнее, оглядываюсь по сторонам и вслушиваюсь в музыку. Открываю меню, изобилующее экзотическими названиями – «Окаванго», «Самум», «Вирунга», «Того», – они навевают африканское настроение, но, постепенно вчитываясь в суть блюд, понимаю: то, что бытует в моем представлении как африканская кухня (которая комбинирует и совмещает в себе традиционные овощи и фрукты, экзотическую дичь и рыбу из окружающих океанов и некий маринад культур, колоний, торговых путей и истории), не соответствует представлениям авторов меню. Африканскую кухню считают «полиглотом». Она сформировалась при участии европейских колоний, местной исторической кухни и большого количества иммигрантов. Одним словом, это кухня-космополит. Салат «Намутони», не будь он так назван, мог бы появиться в меню любого другого ресторана. Судите сами: жареные баклажаны и помидоры с сыром (три не очень аппетитных кусочка сыра типа чеддер) под базиликовой заправкой. Вопреки несколько раз употребленному официанткой словосочетанию «оригинально приготовленное блюдо», я не восприняла ни этот салат, ни последующие блюда как таковые. Куриные крылышки по-бенински ничем, на мой взгляд, не отличались от других крылышек в других ресторанах. Достаточно сочные, но невыразительные по маринаду, поданные с пресловутым томатным соусом. Кускус по-мароккански с овощами и изюмом, сдобренный корицей, – пожалуй, самое африканское и самое вкусное блюдо в меню. Горячо рекомендую. «Ондундозонанандана» – это название очень бойко было произнесено официанткой. Меня до сих пор мучает любопытство, была ли сноска, сообщающая: «место, куда уходили молодые барашки и никогда не возвращались», переводом с какого-то неведомого мне языка или же просто шуткой повара? Блюдо было заявлено как сочные ребрышки ягненка под пикантным инжирным соусом. Поверьте, мне даже как-то неудобно критиковать – пишу лишь в надежде, что это изменит положение вещей к лучшему. Судя по всему, либо шеф-повару, либо официантке пришлось идти в то же самое место, куда и барашкам, и путь был не близкий, так как принесенное блюдо было абсолютно холодным, а то, что было на блюде, – чуть теплым. В моем кулинарном словаре слово «пикантный» означает «слегка острый, с добавлением специй». Обильно покрывавший ребрышки соус можно было охарактеризовать как угодно, но только не как пикантный. Самое неприятное впечатление на меня произвел гарнир из баклажанов и, если не ошибаюсь, цукини. Абсолютно безвкусные, абсолютно холодные, мелко нарезанные овощи. Наверное, отреагируй официантка на приборы, сложенные соответствующим образом, и унеси она отодвинутое блюдо быстрее, негативных эмоций было бы меньше. На десерт был взят торт безе «Возвращение сэра Генри Мортона Стенли» с ананасами, черносливом, орехами под ромом «Баккарди». Однозначно, название гораздо более напыщенное, нежели сам торт. Вполне возможно, что в самый неподходящий момент мне отказали вкусовые рецепторы: я так и не поняла, где же был использован ром. Торт был неплох, но я ожидала большего, так как слышала, что еще не так давно в этом ресторане подавали совершенно феерические десерты. Но, к величайшему моему сожалению, кусочек торта-безе с несколькими дольками консервированного ананаса наверху не попадает в эту достославную категорию.

Кафе La Fondue
Ценные указания: вправду неплохое сырное фондю.

Наши стопы были направлены в одноименный ресторан, но он, как оказалось, откроется лишь через несколько недель. На набережной дул пронзительный ветер, и уходить несолоно хлебавши не хотелось. Оказавшись единственными посетителями, мы ничуть не смутились и расположились за одним из столиков пока еще абсолютно необжитого кафе. Заказали супы: крем-суп из брокколи и грибной крем-суп из вешенок (мне показалось, что он был чуть гуще, чем предполагает суп-пюре, но от этого он не стал менее сытным и вкусным). И уж коль скоро мы пришли в «Фондю», то было бы непростительно не отведать блюдо, давшее название этому заведению. Возникновение фондю относится к XVIII веку, когда производство сыра и вина было значительной доходной статьей швейцарской экономики. По сути, это простое в приготовлении блюдо утилизировало ингредиенты, которые использовались в обычном домашнем обиходе. Блюдо состоит хотя бы из двух сортов сыра, белого вина (в случае, когда используется слишком молодой сыр, вместо вина добавляют кирш – вишневый бренди, чтобы придать необходимую остроту и своеобразную кислинку) и небольшого количества муки. Нам на выбор было предложено просто сырное фондю и сырное фондю с рублеными томатами, на котором мы и остановились. Полная порция рассчитана на шесть человек, соответственно половина порции – на троих. Вместе с фондю нам подали на маленьких тарелочках мелко нарезанные помидоры, огурцы с укропом (я бы с удовольствием заменила его на зеленый базилик). Если не задумываться – и как следствие не расстраиваться – из-за потребленных калорий, то, несомненно, удовольствие было получено. Десерты, как выяснилось, пока не местного производства. Жаль, что нам не предложили десертное фондю из шоколада с фруктами: несмотря на все те же калории, оно пошло бы куда лучше, чем кусок тривиального торта «Черный лес».

 


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: MYSTERY

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также