Путь конквистадора

«Я конквистадор в панцире железном, я весело преследую звезду, я прохожу по пропастям и безднам, я отдыхаю в радостном саду». Гумилев написал – и как будто обо мне, могу под каждым словом подписаться. Я как тот конквистадор, древо целей которого равно сумме задач некоего белого и одинокого паруса: что я ищу? на что надеюсь? Я прохожу по пропастям и безднам – это, знаете, по заведениям, примкнувшим к грозному и безжалостному клану Общепита. И после этого бессмысленного крестового похода по чужим кухням, после тяжких лишений и вынужденной диеты, изощренному садизму которой позавидовали бы и Аткинс, и Монтиньяк, единственное место, где я могу отдохнуть и восстановить баланс паэльи и шпината в организме, – это какое-нибудь тенистое испанское патио с обязательным обеденным столом посередине. И чтобы в патио сад был – зеленый, как глаза Колумба.

«Мадридский дворик»

Кстати, Колумб. Легко ему было делать открытия: подсадил себе матроса на реи и следишь, чтоб тот не проспал предутреннего солнца и вовремя закричал «Земля!». Никакого сюрприза, и discovery – ноль. То ли дело я. Иду по Суворовскому проспекту, маршрутом от любимой булочной к Таврическому саду, вспоминаю, как две недели назад бродила по улицам Мадрида и залам Прадо, вглядываясь в лицо одетой и обнаженной махи кисти великого Франсиско де Гойи-и-Лусьентеса и читая в настороженном взгляде герцогини Альбы печаль и тайну ее судьбы… И, конечно, наткнувшись на «Мадридский дворик», доверчиво устремляюсь внутрь, хотя ведь доходчиво и ясно пела советская дива Майя Кристалинская: «Не повторяется такое никогда, па-да-ба-да». Впрочем, внутренности ресторана уютныи правда чем-то напоминают небольшой двор. А вот меню, верное идеям Интернационала, предлагает русскую, итальянскую и испанскую кухню. Да, действительно, все средиземноморские кухни в чем-то похожи, поэтому неудивительно обнаружить в традиционных испанских блюдах отголоски итальянских и французских соседей, но при чем здесь черная икра на тостах?! Сразу отметаю все блюда, за исключением истинно испанских. На закуску идет хамон (вяленая ветчина) со сладкой испанской дыней. Насколько она испанская, не знаю, а вот то, что она была неспелая и как следствие абсолютно не сладкая, это я могу сказать наверняка. Не берусь судить строго о хамоне, так как неделя в Испании не сделала меня специалистом в данной области, но однозначно он отличался от того, которым меня потчевали гостеприимные испанцы. При внешнем сходстве у северной и южной кухонь Испании есть и свои особенности. Зачастую, в зависимости от региона, национальные блюда имеют несколько десятков разновидностей. Одно из таких блюд – паэлья, она готовится из риса, в который добавлены кусочки мяса или морепродукты, горох и целый букет пряностей. Выбираю черную паэлью с морепродуктами, в рис добавлены чернила каракатицы. Вкус риса специфичен, но весьма и весьма приятен, а вот крошечные осьминожки слегка «резиновые», и у меня есть все основания полагать, что они из заморозки. На десерт по рекомендации официантки беру грушу фламбе с нежным творогом внутри и с ягодным соусом. На моих глазах разворачивается огненная феерия: официантка поджигает в маленьком кувшинчике некую жидкость (надо думать, коньяк) и выливает на грушу ручеек сиреневатого пламени. Комбинация сиреневого и малинового цветов восхитительна! Эстетическое удовольствие получено, а вот вкусовой эффект проигрывает. Удивило то, что груша не прошла никакой обработки. Это была просто вкусная свежая груша, которая, на мой взгляд, не нуждалась ни в каком творожном сопровождении, а была бы и так хороша со свежим ягодным соусом. Приятное послевкусие от десерта губит плохо приготовленный капучино.

Villa

Интерьер вызывает смешанные чувства: основной цвет – насыщенный красный, полное отсутствие окон и вдобавок непрестанно мерцающие светильники на стенах. Рэйв в красном уголке или нечто иное? Тем временем нам предлагают два меню: одно с популярными суши, другое – смешанное, где салат «Цезарь» соседствует с «Оливье». На мой вопрос, классический ли это «Цезарь», официант не спешит меня разубедить. Мне бы следовало предположить, что не все проходили классику в школе. Мой салат подается с исключительно вкусным и в кои-то веки правильным дрессингом, но, увы и ах, вместо охлажденных и хрустящих листьев ромэн – обыкновенный салат айсберг. На горячее мы отведали телятину в мятном соусе – безупречно приготовленное блюдо. Только представьте, сочное мясо и не перенасыщенный мятой соус (лишь намек на мяту – далеко не каждый шеф способен намекнуть мягко, но внятно). Браво! «Барабанные палочки» – курица с рисом – могли бы быть незамысловатым, но очень неплохим блюдом, если бы не промашка повара: курица оказалась наполовину сырой. Не могу обойти вниманием удивительно приветливый и радушный персонал, который не только заметил, что я практически не притронулась к блюду, но и великодушно исключил его из счета. В душный июльский день мороженое на десерт – более чем правильный выбор. Нам предложили мороженое чешских производителей. Шарик имбирного – вот ради чего я готова посетить это заведение вновь.

«Рецептория»

Главное – не глядя пройти одноименный гастрономический бутик. Иначе можно забыть, что пришел спокойно пообедать в одном из солнечных и по-нездешнему уютных залах ресторана «Рецептория», – начнешь сметать сыры и колбасы, тоже нездешние, с энтузиазмом очереди образца 1988 года, как будто и колбаса – «Докторская», и сыр – «Российский». В общем, чтобы синдром пустых полок и талонная лихорадка не взяли свое – бочком за стол и поскорее меню в руки. Меню, нельзя не признать, оформлено со вкусом, и фраза, написанная на обложке, настраивает на положительный и победительный лад. Гласит она следующее: «Скажи мне, что ты ешь, и я скажу, кто ты». Справедливое замечание. Вот отгадайте загадку. «Иду утром в булочную, покупаю круассан с луком. Кто я?» Нет, не Джонни Депп и не Ванесса Паради. Это Джуд Лоу, своими глазами в Лондоне видела. А «Сижу в рыбном ресторане, пью пятый бокал белого»? Алан Паркер, друзья мои. Что до набора блюд в «Рецептории», сюда может прийти самый тщеславный и требовательный к себе человек. Ведь не стыдно же признаться, что пообедал сегодня лионским салатом с жареной панчеттой (итальянская версия бекона). Ну вот и я не смогла себе отказать. На ложе из свежих листьев салата, сбрызнутых бальзамическим уксусом, покоилось poached яйцо, оно же пашот (его разбивают в горячую, но не кипящую воду и, как только сверху образуется тонкая пленка при соприкосновении белка с водой, аккуратно извлекают, чтобы не повредить форму). Съеден салат был с превеликим удовольствием, вот только при получении счета я так и не смогла для себя решить, стоил ли он запрашиваемых 576 рублей? Хотя «пашот», конечно, звучит красиво. В качестве основного блюда выбрала относительно легкие лингвини с дикими орехами. На мой взгляд, паста была сварена уж чересчур аль денте и, самое неприятное, подана была слипшейся почти в один большой комок (обычно, чтобы этого не происходило, в кипящую воду добавляется немного оливкового масла). Досадное недоразумение не позволило мне блеснуть перед коллегами отточенной техникой накручивания пасты на вилку. Коль скоро я не съела горячего, пришлось компенсировать пустоту в желудке двумя десертами: каталонским крем-брюле (затрудняюсь сказать, в чем его коренное отличие от классического французского) и фондю «Фурм д’Амбер» с грушей вильямс, которую, как мне показалось, можно было бы предлагать и как закуску, так как блюдо это несладкое и подается с сыром. И знаете что? Несмотря на ряд неудач, постигших меня в странствиях и погоне за новыми открытиями, общие впечатления положительны.

 


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: DISCOVERY

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также