Хатуля Авсаджанашвили о том, как собрала для Эрмитажа редкие (невероятные!) костюмы Mugler, Versace и Elie Saab

Первые в коллекции Эрмитажа работы Рафа Симонса и Стеллы Маккартни — идеолог Babochka Хатуля Авсаджанашвили передала в дар главному музею страны драгоценные платья великих дизайнеров. Заведующий отделом истории русской культуры Эрмитажа Вячеслав Федоров и заведующая сектором прикладного искусства Нина Тарасова рассказали, как экспонаты повлияют на формирование Музея костюма. 

  • Вячеслав Федоров, Хатуля Авсаджанашвили и Нина Тарасова

Нина Ивановна и Вячеслав Анатольевич давно думали о том, чтобы усилить коллекцию костюма Эрмитажа. Но в силу петербургской интеллигентности не имели связей со многими известными модными домами — не хотели навязываться. И вы, Хатуля, можно сказать, эту связь наладили. С чего все началось?

Хатуля: Со знакомства с Ниной Ивановной. Год назад я побывала на открытом хранении костюма Эрмитажа в Старой Деревне, увидела потрясающую коллекцию редчайших исторических платьев, но также поняла, что в собрании лучшего музея страны почти нет вещей из современных коллекций. Тридцатилетний юбилей, который Babochka отмечает в этом году, навел на мысль собрать коллекцию одежды великих дизайнеров и передать ее в дар Эрмитажу. Для такой коллекции нужна была особая идея: мы решили, что объединим в ней тридцать образов, каждый из которых воплотит ДНК конкретного модного дома, а также представит один определенный год, с 1988-го по 2018-й. Ценность этих вещей не только в том, что они, например, подиумные, но и в людях, для которых они были сшиты, — так, Ermenegildo Zegna разработал для Валерия Гергиева специальный смокинг особого кроя из дышащей ткани, который сконструирован с учетом всех нюансов работы дирижера. А модный дом Stella McCartney представлен на выставке тремя платьями, созданными для певицы Мадонны, актрис Камерон Диас и Кейт Хадсон, появлявшихся в них на балах в Институте костюма в Метрополитен-музее. Еще один раритет — туфли Berluti, выполненные по заказу постоянного клиента фирмы Рудольфа Нуриева.

  • Слева – Stella McCartney для Кейт Хадсон для Бала Института Костюма, 2009, в центре – Stella McCartney для Мадонны, 2011, справа – Stella McCartney для Кэмерон Диас для Бала Института Костюма, 2011

  • На переднем плане — Giorgio Armani, весна-лето 2005

  • Ermenegildo Zegna для Валерия Гергиева, 2003

  • Miu Miu, осень-зима 2005/06

  • Givenchy, весна-лето 2018

Как прошла подготовка выставки?

Хатуля: Мы провели большую работу с модными домами — встречались c креативными директорами и CEO компаний, чтобы получить по-настоящему ценные и значимые луки, чтобы экспозиция получилась безупречной.

Нина: Мы исключительно довольны результатом. Не обошлось и без стресса: платье Valentino прилетело за час до открытия выставки, но ведь прилетело! Так что мои комплименты Хатуле — все модные дома разные, со всеми было непросто договориться. И если бы не репутация Хатули и вес ее имени в мире моды, все это вряд ли было бы возможно.

Вячеслав: Да, в мире моды самое главное — связи. Не придешь же и не скажешь: «Здравствуйте, дайте нам ваши костюмы, и вообще, давайте выставку сделаем». А вот когда кто-то рекомендует — это все упрощает.

Нина: Что особенно важно, впервые европейские, американские модные дома подарили свои изделия Эрмитажу — да, в наших фондах есть платье Dior 1957 года, но это дар частного лица, петербургского коллекционера Павла Абрамова. И отечественные дизайнеры передавали в наш архив свои работы. Но иностранные — прежде никогда.

Хатуля: Соседство совершенно несочетаемых по стилистике дизайнеров — в этом и уникальность, и сложность проекта. Все-таки обычно модные дома предпочитают моновыставки, и было непросто уговорить их на появление на одной площадке — каждый дом хотел занять особое место на этой выставке. В этом суть моды — выделяться. Разумеется, все произошло в том числе и потому, что эта площадка — именно Эрмитаж, все дизайнеры с огромным уважением относятся к нашему любимому музею и в итоге поступились своими амбициями. А мы постарались, чтобы у каждого были равноценные пространство и значимость в экспозиции.


Образы на выставке объединены тенденциями, но не сиюминутными, а вечными 

Кто сделал дизайн выставки?

Вячеслав: Художник-оформитель Юрий Сучков — наша совместная работа началась с выставок, которые делал Музей театрального и музыкального искусства, приглашая Эрмитаж к себе: «Серебро и золото Пиковой дамы», «Его величество чиновник». У Юрия есть видение костюма, он умеет с ним работать.

Хатуля: Юрий предложил концепцию, которая максимально соответствует пространству. Очень красивый Белый зал Главного штаба, технологичный и современный, высоченные потолки. Необходимо было пространственное, воздушное решение, которое не внесло бы диссонанса между архитектурой и экспозицией.

Как построена экспозиция?

Хатуля: Не хронологически — образы объединены тенденциями, но не сиюминутными, а вечными. Открывает выставку алое платье Valentino, созданное кутюрье Валентино Гаравани в 1988 году, закрывает — нейлоновое платье 2018 года из последней коллекции Рафа Симонса для Calvin Klein 205W39NYC. Их силуэты, цвета рифмуются, но материалы и крой отражают время, в которое они созданы. Или, например, Оскар де ла Рента когда-то работал в Balmain, и его почерк дом цитирует до сих пор — поэтому жакеты Balmain и Oscar de la Renta размещены рядом. Люди, которые любят дизайнеров и историю костюма, смогут эти связи уловить и проследить.

  • Хатуля Авсаджанашвили рядом с экспонатом выставки — ансамблем Calvin Klein 205W39NYC из коллекции ready-to-Wear весна-лето 2018

Какова была реакция на все увиденное Стеллы Маккартни, Анны Нетребко и топ-менеджеров модных домов, которые приехали на вернисаж со всего мира?

Хатуля: Вы знаете, все в восторге. Стелла Маккартни особенно оценила, как собрана выставка: она ведь не только модный дизайнер, но и известный коллекционер, любитель искусства. И еще Стелла была поражена коллекцией Эрмитажа, разумеется.

Каких экспонатов не хватает в собрании костюма Эрмитажа? 

Нина: У нас серьезный пробел XVIII века, особенно в дамском костюме. Есть и значительные лакуны в XIX веке. Модерн, к счастью, представлен хорошо, но весь остальной XX век — отнюдь. Впереди много работы!

Хатуля: Я очень надеюсь, что выставка «Тонкие материи» послужит началом диалога Эрмитажа и модных домов. Может быть, этот наш дар послужит первым кирпичиком в основании будущего музея моды. Если это случится, я буду считать свою миссию выполненной.

  • Fendi, Versace и Moncler на выставке в Главном штабе Эрмитажа

Кстати, каковы перспективы создания музея моды?

Нина: Только не называйте его, пожалуйста, музеем моды.

А как мы его тогда называем?

Вячеслав: Пока — коллекцией по истории костюма! И она должна быть достойна Эрмитажа. Михаил Борисович Пиотровский всегда называет Эрмитаж энциклопедическим музеем, и эта коллекция тоже должна быть энциклопедической: не только дамское платье, но и мужской костюм,
военный, и народный, и униформа, и аксессуары. И для всего этого Эрмитаж строит знаменитый «Куб» по проекту Рема Колхаса — третью очередь музейного фондохранилища в Старой Деревне. 

Нина: Уже сваи забиваются — а будет тринадцать этажей!

Вячеслав: «Куб» — колоссальный: в нем разместятся коллекции и Арсенала, и отдела истории русской культуры, и отдела Востока, и отдела современного искусства. Но это проект не только для сотрудников Эрмитажа: в нем планируется публичная, общедоступная библиотека по искусству.

Текст: Виталий Котов
Фото: Антон Рудзат, Маргарита Шмакова, архивы пресс-служб

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также