Михаил Патласов: «Самый неповторимый опыт — пережитое реальным человеком»

Режиссер Михаил Патласов, главный адепт документального театра в Петербурге, рассказал нам о своем «бездомном» спектакле «НеПРИКАСАЕМЫЕ», почему постановки нужно смотреть в нетеатральных пространствах и как зрители постепенно превращаются в пользователей.

  • «Антитела»

  • «НеПРИКАСАЕМЫЕ»

  • «Язык птиц»

Самый неповторимый опыт — это не искусство, не выдумка, а реально пережитое реальным человеком. Жизнь пишет намного интереснее, непредсказуемее, неожиданнее, чем любой драматург. Надо просто смириться, что в конце не обязательно будет хеппи-энд.

Документальный театр — про сегодня. Люди бывают шокированы оттого, что на сцене вдруг начинают разговаривать об их проблемах. Кому-то это не нравится: зритель хочет условности и приходит в театр, чтобы накручивать фальшь на свои архетипы. А для меня мифы — это конкретные понятия. Прежде чем что-то сделать, например пойти на свидание, вы прокручиваете миф в голове: как это делали родители, как вы видели это в фильмах. Документалисты же занимаются не штампами, а проблемами здесь и сейчас.

Современная пьеса — это не пьеса, а текст, и артист забирает авторство у режиссера, а режиссер становится монтажером и модератором. Приходится убить в себе демиурга — я не имею права вмешиваться в жизнь. Более того, моя работа — сделать скрытые отношения видимыми. Я думаю, какой бы спектакль хотел видеть сам, чтобы он меня удивил и зацепил, и что такое мне нужно показать, чтобы ответить и на мои вопросы.

Я сел на этот страшный наркотик — жизнь. Мне стало интересно, что у кого в голове. Иисус говорит в Библии: «Я Бог живых». Меня это в свое время поразило. А как же загробная жизнь, Царствие небесное? Он говорит: «Нет, ребята, вы мне интересны, пока вы живые». Именно здесь ведется моя работа.

Театр.doc в Москве — это очень политическая вещь. Я его искренне люблю, но мне кажется, театр должен быть вне политики, так как он не занимается частностями. В Петербурге эта история не прижилась. У нас постепенно возникает тренд на социальный театр, который может существовать в разных формах, как в игровых, так и документальных.

Спектакль «Антитела» об убийстве антифашиста Тимура Качаравы на площади Восстания в Петербурге был моим дебютом в документальном театре. Тимур стал частью моей биографии: у меня есть семья, родственники, и вдруг появился еще один близкий человек, в жизни которого, как мне кажется, я разобрался, хотя не видел его ни разу.

В основе постановки «НеПРИКАСАЕМЫЕ» — интервью реальных бездомных, и на сцену выходят как актеры Александринки, БДТ, так и обитатели ночлежек. Иногда театр используется как терапия, а мы, наоборот, превратили терапию в искусство. Потому она и производит эффект, что ты становишься соучастником реабилитации человека здесь и сейчас. Видимо, это и цепляет. В спектакле нет никаких сложных театральных форм, все очень просто, даже наивно, но по-другому нельзя, потому что иначе то, ради чего все задумывалось, исчезает.

Когда артист понимает, что сейчас он помогает конкретному человеку высказаться, у него нет вопросов по поводу художественного решения. Зрители меня спрашивают: «Как это актеры у вас так играют?» Но не я этим занимаюсь. Я могу лишь модерировать историю. У меня нет морального права залезть в отношения между актерами и их прототипами, бездомными. Артист не будет «наигрывать» в присутствии героя: реальный человек — это не роль, которую ты можешь вычеркнуть из памяти, после того, как отыграл ее.

Мы хотим сделать мобильное приложение. Прямо на улице будет разворачиваться театральное представление, но знать о нем будут только те, кто его скачал. Да, мы пытаемся смотреть на зрителей как на пользователей, и в этом нет ничего страшного.

Меня поразил спектакль Бориса Павловича «Язык птиц», в котором используются вербатимы людей с аутизмом из центра «Антон тут рядом». Я вдруг очутился в ином мире — понял, как по-другому они мыслят. Это просто космос. Мы со своими жалкими художественными самовыражениями смешны. Понимание этого дало такую степень отстранения при взгляде на свою жизнь, что я вышел после спектакля немного счастливым.

Я сейчас за то, чтобы не было никаких театральных площадок. Это закрытая система: зритель — режиссер — театровед. А хочется выйти из застенок. Например, лента Facebook — это постоянный дом спектакля, и не так важно, где именно он кристаллизуется.

Сама идея фестиваля «Точка доступа» — игра в нетеатральных пространствах, показалась нашей команде очень родственной по духу. У нас же спектакль о бездомных, а спектакль о бездомных должен быть без дома. И мы с коллегами из «Точки доступа» придумали и реализуем специальный показ «НеПРИКАСАЕМЫХ» 27 июля в 21.00 во дворе Феодоровского собора.

фото: Яна Пирожкова, архивы пресс-служб
текст: Елена Анисимова

andrey,
Комментарии

Наши проекты