Знакомьтесь, Георгий Семененко — он уже 14 лет руководит Кировским заводом, самым крупным промышленным предприятием Петербурга

Беспрецедентно молодой топ-менеджер и лауреат «ТОП50»-2019 уже четырнадцатый год руководит Кировским заводом — самым крупным промышленным предприятием Петербурга. Завод воссоздал производство турбин для атомных ледоколов, обновил легендарный трактор «Кировец» и выпустил его младшего брата трактор K-424 с неофициальным названием «Кирюша».

  • Куртка Missoni , сорочка Stile Latino Napoli , водолазка и брюки Lardini , ремень Fedeli , обувь Santoni (все — «Кашемир и Шелк»), оправа Tom Ford (ДЛТ)

Это правда, что свою карьеру вы начинали учеником слесаря в мартеновском цехе?

Да, ученик слесаря-ремонтника — первая моя должность, пошел летом работать на завод после первого курса ФИНЭКа. Было интересно — погрузился в другую атмосферу, культуру, реальность, и в плане временного графика тоже: работа начиналась в 7.15, добираться от дома было неблизко — пришлось вставать значительно раньше, чем я привык. Это была папина инициатива, но я ничего против не имел. (Отец Георгия Петр Семененко руководил заводом с 1987 года. — Прим. ред.) Любая работа, связанная с производством, приучает к дисциплине, поэтому опыт, безусловно, полезный. И я получал зарплату, что по тем временам было неплохим подспорьем для моего студенческого бюджета! (Смеется.)

Коллеги знали, что вы сын директора?

Конечно. Не скажу, что это давало какие-то преференции: на мостовые краны для ремонта я поднимался вместе со всеми, крутил гайки, как и все. Скорее, была скидка на мою неопытность, но с точки зрения безопасности на производстве это правильно.

Вы всегда понимали, что будете работать в структуре Кировского завода? Не было периодов бунтарства, попыток уйти в творчество?

Я с детства хотел стать генеральным директором Кировского завода! (Смеется.) Конечно, в подростковом возрасте были разные мысли, в том числе о другом будущем — мой отец был очень сильной личностью, и у нас возникали порой разногласия, такова жизнь. Но уже в студенчестве я начал работать, и не только слесарем. Был специалистом службы разработок перспективных проектов. После — в энергетическом «КировТЭКе», машиностроительном «Тетрамете», занимался лизингом. И все это параллельно с учебой, что было крайне полезно: я смог погрузиться в реальные проблемы, ежедневные вопросы, которые возникают на предприятии. Недостаток нашей системы образования — по крайней мере той, как я ее помню, — слишком мало практики. На производстве есть поговорка: «Забудь индукцию, давай продукцию» — она отражает реалии подготовки потенциальных работников после института. Поэтому сейчас мы стараемся плотно работать с вузами и даже со школами: проводим экскурсии, берем студентов на стажировки — в первую очередь, чтобы они поняли, что их интересует, какая профессиональная стезя им близка. Нет хуже работника, чем тот, кто через силу делает свое дело.

После вуза я с товарищем организовал компанию, работающую в сфере станкостроения, — «Киров-Станкомаш», посвятил ей полтора-два года: мы арендовали цех на Кировском заводе, но это была не связанная с ним компания, мы самостоятельно там крутились. А потом случилось то, что случилось (в 2005 году погиб Петр Семененко. — Прим. ред.), — я стал генеральным директором Кировского завода.


Нет хуже работника, чем тот, кто через силу делает свое дело

Вы возглавили завод в двадцать два года, многие отнеслись к этому скептически. Что вам помогло на первом этапе?

Помогло на самом деле то, что были жирные нулевые, когда твой успех гораздо меньше, чем сейчас, зависел от твоих усилий. (Смеется.) Шли богатые годы — 2006-й, 2007-й, первая половина 2008-го. А потом настал август 2008-го, и все понеслось… И несется, кстати, до сих пор. Если бы меня сразу кинули на передовую, это бы плохо закончилось, а так у меня было время пообтереться. 2008-й был переломным годом, который вынудил наше предприятие и меня меняться.

Как менялся завод, мы знаем: сократили запасы, урезали непроизводственные расходы, оптимизировали штат. А как менялись вы?

Появились седые волосы. (Улыбается.) Всегда сложно оценивать самого себя, есть опасность скатиться как в одну, так и в другую крайность. У меня есть проверочное упражнение — я пытаюсь мысленно перенести себя на год назад и ответить на вопрос: действовал бы я сегодняшний в тех условиях точно так же, как я прошлогодний? Если по-другому — значит, есть динамика, изменения, прогресс. Если ответ утвердительный — значит, пора на покой, начинается стагнация.

Самое важное, что произошло на заводе за последнее время?

Мы воссоздали проектирование и производство турбин для атомных ледоколов — их не строили почти тридцать лет. Полностью закончили большой проект по созданию паротурбинной установки для самого большого в мире ледокола «Арктика», который строится на Балтийском заводе. Крайне сложный, крайне тяжелый проект, для которого нам приходилось многие компетенции восстанавливать из руин. Главным нашим ньюсмейкером за последний год стал легендарный обновленный трактор «Кировец», а в 2017 году появился его младший брат — трактор K-424 с неофициальным названием «Кирюша» и ценой вдвое меньше, чем у западных аналогов.


Если ты все время в мыле, значит, ты что-то не так делаешь

Вы руководите самым крупным промышленным предприятием Петербурга, курируете огромный спектр вопросов. Практикуете тайм-менеджмент, чтобы все успевать?

Основной принцип — если ты все время в мыле, значит, ты что-то не так делаешь. Конечно, как бы хорошо ни работала система, случаются «пожары» и их нужно тушить. В такие моменты случаются пики напряжения — и это нормально, если они сменяются периодами покоя. Но, если вся жизнь — один сплошной пик, надо задуматься.

Что помогает не выгорать?

Надо высыпаться — это главное. И должна быть активность, которая полностью очищает голову, спорт, например. Я просто хожу в спортзал, иногда играю в сквош. Раз в год езжу на соревнования «Ладога-Трофи». В них можно участвовать как на обычных внедорожниках, так и на подготовленной технике, мы с другом — на квадроциклах. Это недельная гонка, настоящее преодоление. Все тело начинает болеть уже на трети дистанции и перестает только дней через пять после финиша. Ночуем в доме на колесах все это время. Мы уже выигрывали аналогичные соревнования «Вепсский лес».

Как же завод без вас целую неделю?

У нас чудесная команда — они неделю прекрасно без меня справятся. Есть подозрение, что даже лучше, чем со мной. (Смеется.)

То есть вы не боитесь делегировать. Как решаете, ситуация требует вашего прямого участия или можно ее перепоручить?

Надо ответить себе на вопрос: почему это должен делать я? Варианты ответа: у людей нет полномочий, это экстраординарная ситуация вне рамок корпоративной логики, нужно выполнить представительские функции. Во всех остальных ситуациях решения должны приниматься там, где они должны приниматься. Либо, если идет конфликт, должна быть подготовлена кратко позиция с аргументами. Чем такого меньше, тем лучше — но всякое бывает. Каждый раз, когда я думаю, что повидал в своей жизни все, жизнь тут же меня поправляет и показывает такие чудеса — ни в сказке сказать, ни бульдозером убрать! Мы недавно с другом обсуждали нереальный поворот сюжета в сериале: «Ну не может так быть!» — а потом посмотрели друг на друга и вспомнили недавнее событие, когда люди поступили так, что никаким здравым смыслом не объяснить, — и решили, что, в принципе, все довольно реалистично.

Может, вам сериал снять? «Завод».

Иногда подумываю, да, насчет сериала. По продолжительности он бы конкурировал с «Санта-Барбарой».

А вы какие сериалы смотрите?

Сейчас — «Пространство», он же «Экспансия». «Домашний арест», «Год культуры», «Звоните ДиКаприо!», «Ольга». Сериалы в дороге смотрю, дома предпочитаю читать — периодику, книги. Из последнего очень понравилась «ВкусВилл. Как совершить революцию в ритейле, делая все не так». Фантастический сериал «Пространство», кстати, снят по одноименной серии книг Даниэля Абрахама и Тая Френка — недавно ее закончил. Сейчас читаю «Погребенный великан» — очень необычный фэнтези-роман английского автора с японскими корнями Кадзуо Исигуро.

Благодарим государственный музей истории Санкт-Петербурга за помощь в организации съемки фото: архивы пресс-служб

Текст: Виктория Пятыгина
Фото: Георгий Кардава
Стиль: Эльмира Тулебаева
Ассистенты стилиста: Лилия Давиденко, Анастасия Цупило, Александра

«Собака.ru» благодарит за поддержку партнеров премии «ТОП50 Самые знаменитые люди Петербурга 2019»:

главный универмаг Петербурга ДЛТ,

Испанский Ювелирный Дом TOUS,

glo,

Nespresso,

Премиальные классы Яндекс. Такси.

andrey,
Комментарии

Наши проекты