Стелла Кесаева

Первая среди новых русских галеристок, основательница фонда Stella Art назначена комиссаром российского павильона на Венецианской биеннале.



Как вы стали комиссаром? Неожиданно. Однажды раздался звонок из Министерства культуры, и мне сообщили: вы теперь комиссар. И я приняла этот вызов.

Вызов? Конечно, такой ответственности я не брала на себя ни разу в жизни. Теперь я должна думать о том, как будет выглядеть страна. Отвечать за все, что происходит с павильоном России во время художественной биеннале: выбор куратора, художника, ремонт помещения, уборка и вывоз мусора, приглашение гостей, общение с прессой, торжественный прием.

Давно вы увлеклись современным искусством? Я росла на Севере, где отец работал геологом, — никакого искусства там не было, только камни и северное сияние. На каникулах ездила в Москву и Ленинград, стояла в очередях на кинофестивали. А после замужества и переезда в Москву стало вообще ни до чего: дети, хозяйство, денег не было, и непонятно, как жить дальше. В начале 1990-х мы переехали за границу, и я начала ходить по музеям в Нью-Йорке, Женеве. Современные художни- ки стали для меня настоящим открытием. Мне вообще интереснее то, что не подда- ется объяснению, тогда мозг начинает работать.

И, вернувшись, вы открыли галерею? Это произошло в 2003 году. В нашу галерею люди ходили как в музей, тем более что в российских музейных коллекциях до сих пор нет произведений Уорхола, Вессельмана, Баскии. Я хотела показать самое интересное, привезла первоклассные работы — сейчас они стоят на порядок дороже, — но в России в тот момент вообще не существовало художественного рынка. Выставки фактически были некоммерческими, я сама покупала картины. Это была ошибка, надо было сразу делать фонд. Теперь большая часть коллекции связана с деятельностью Stella Art Foundation, который занимается культурным обменом и поддерживает молодых художников, но главный проект — создание в Москве музея современного искусства.

Муж и дети разделяют ваш интерес к искусству? Муж — нет, а дети постепенно начинают интересоваться. На этой почве мы подружились с некоторыми партнерами мужа. До этого были формальные отношения, а теперь делимся информацией, общаемся, у них возникает интерес к русским художникам.

Семья, дети, фонд, теперь еще и биеннале. Трудно все успеть? Трудно. Голова занята все время. Даже во сне пытаюсь найти верное решение.

Вы коллекционер. Нет ли противоречия в том, что вы выступаете в роли комиссара? О, это любимый вопрос западных журналистов, которые подозревают меня в том, что я ищу пути капитализации своей коллекции. Могу сказать, что в роли комиссара я думаю только о том, чтобы создать достойный образ России на международной выставке. В этом году нашу страну будет представлять Андрей Монастырский. Я искренне считаю этого художника гением, которого должен узнать весь мир. Кстати, в собрании фонда не так уж много его работ, есть куда более представительные частные коллекции, и некоторые из них намного больше заинтересованы именно в коммерческой составляющей.

Как вы сделали выбор художника, почему остановились на Монастырском? Я всегда думала, что если бы занималась павильоном России, то первый, кого бы я там показала, был бы Монастырский. Одновременно я понимала, что Андрей не самый простой человек и с ним достаточно сложно работать. И тут было принято решение пригласить куратором Бориса Гройса, которому принадлежит авторство названия группы «Коллективные действия» и который играет роль проводника искусства Монастырского в люди. Гройс сказал, что все риски берет на себя. Так мы и договорились.

Творчество Монастырского непросто для восприятия. Вы думаете о публике, не перегруженной профессиональными знаниями?
В первую очередь я оцениваю ситуацию как зритель. Мне кажется, что наш павильон будет интересен самым разным людям. В нем появится интерактивная часть экспозиции, с видео-работами последних лет художника Капитона СеменоваПодъячева (это один из псевдонимов Монастырского). В другом зале зрителю, чтобы рассмотреть фотоархив, придется переступать через веревки, как бы вывалившиеся из объекта, и так далее. Для многих существование в СССР 1970-х концептуального искусства станет откровением.

Вас назначили комиссаром на три срока. Какие следующие выставки планируете? Я думаю, что говорить об этом сейчас некорректно. Могу только сказать, что в 2013 году павильон России отметит столетний юбилей и мы не обойдем стороной это событие.

а еще важно знать, что В 2004 году Стелла Кесаева организовала первую в России выставку Ильи и Эмилии Кабаковых — «Случай в музее и другие инсталляции» в Эрмитаже. В коллекции фонда Stella Art Foundation — более пятисот произведений российских и зарубежных художников, от Ива Кляйна до Владислава Мамышева Монро. Экспозиция российского павильона Венецианской биеннале под названием «Пустые зоны» открывается 2 июня.

ИНТЕРВЬЮ: ФАИНА БАЛАХОВСКАЯ. ФОТО: ВАРВАРА ЛОЗЕНКО. СТИЛЬ: АНДРЕЙ ЯРДЕН. ВИЗАЖ: АННА ШКОЛЬНЯК


Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 6 авг., 2014
    Комментарий удален

Читайте также