Александр Яценко

В недавней премьере «Кто я?» бывший студент Марка Захарова, чье имя чаще фигурирует на афишах артхауса, разыграл любовную драму с Жанной Фриске, в фильме Алексея Балабанова «Мне не больно» – с Ренатой Литвиновой, а в историческом кино Андрея Прошкина «Святитель Алексий» ему досталась роль «русского национального быдла».

Интервью: Светлана Полякова. Фото: Ксения Колесникова

Как решили, что ваше призвание – быть актером?В десятом классе я впервые в жизни посмотрел спектакль «Ромео и Джульетта». После школы пытался поступить на курс Нового экспериментального театра в Волгограде и не прошел даже в первый тур. Поехал в Тамбов, поступил в заведение, связанное с театром. Думал, на артиста. Через пять лет мне выдали диплом педагога. Сделал спектакль-викторину для пятых-шестых классов «Тот самый Мюнхгаузен», где играл барона под музыку из захаровского фильма, – полный плагиат. Потом был даже детский сад, где я делал утренники с микродетьми, пока однажды не приехал на гастроли курс Марка Захарова. Это стало для меня просто глотком воздуха – настолько живое искусство! Я поехал в Москву и поступил на курс к Захарову вольным слушателем. А за три месяца до диплома меня исключили из ГИТИСа за драку с преподавателем. Был нетрезв. Поэтому я – актер не дипломированный. Но мне это даже нравится. Диплома нет, зато работа есть.

Отсутствие диплома не сказывается на гонорарах? Мне уже года два денег вообще не платят. Все фильмы – фантомы, такой «прессинг дружбы». Некоммерческое кино, которое давно сделано, но все не выходит на экраны. «Капитаны» Геннадия Островского, «Дом образцового содержания» Леонида Белозоровича, «Апельсиновый сок» Андрея Прошкина, его же «Судебная колонка».

Зато вышел фильм «Кто я?», где вы снялись с певицей Жанной Фриске. Как сложился ваш дуэт? Сначала я не знал, что будет сниматься Жанна. Меня взяли в проект первым, остальные уже пробовались со мной. Я ни с кем играть не отказывался, потому что другой работы мне тогда не предлагали и я в основном снимался в бесконечных вгиковских короткометражках, – я просто король этого жанра! Когда начал репетировать с Жанной, оказалось, что внутри она совсем не похожа на девушку с обложки: органичный и очень подходящий для этой истории человек.

То есть вы опасались? Мне кажется, она больше боялась. У нас была эротическая сцена, потому что неправдоподобно, если герой, потерявший память, будет вспоминать обо всем, кроме секса. И Жанна согласилась, хотя я уверен, что по меркам поп-звезды она очень немного заработала на этом проекте.

Вас тоже считают звездой, только артхаусного кино. Стараетесь соответствовать? В тренажерный зал не хожу, хотя все время хочется. Завивку не делаю, волосы сами вьются. Летом меня покрасили для роли желтоволосого француза в очередной короткометражке, так я не мог спокойно пройти мимо отражения! Как только отсняли, побежал в парикмахерскую и побрился наголо. Параллельно как раз снимался у Андрея Прошкина в «Святителе Алексии» по сценарию Юрия Арабова, и там мне надевали парик – к лысине даже удобней было клеить.

Это первая ваша работа в «костюмированном» кино. Да еще и на лошадях. Главную роль играет Максим Суханов, а я при нем как Санчо Панса при Дон Кихоте. Русь, XIV век, татаро-монголы. Митрополит Киевский и всея Руси совершил чудо: вылечил ослепшую жену татарского хана. И они приостановили свои набеги. Вместе с митрополитом в ставку хана отправляется мой персонаж, келейник. Федька любит пожрать, выпить на халяву и при этом абсолютно уверен, что он – под Господом. Прошкин сказал, что это воплощение русского национального быдла. Мне его выражение очень понравилось.

Вы приступаете к съемкам в новом проекте Николая Хомерики. Я уже снялся в Колином проекте – фантастическом триллере «Беляев», еще одном фантоме. А сейчас он затевает что-то по своему сценарию. Мне кажется, история будет печальная. Я буду играть такое альтер эго Хомерики.

Вы уже несколько лет не появляетесь в театре. Не тянет? Полтора года назад я сорвал репетицию в «Табакерке» – такой был период в жизни. Сыграл еще два спектакля «О счастливой Москве» по роману Андрея Платонова на гастролях в Петербурге. Но снова сорвался – опять от меня пахло алкоголем. Тогда же репетировал у Нины Чусовой в «Портрете» – ушел, потому что заблудился в таком Гоголе. По-моему, репетировали не про то. Я думаю, театр еще надо заслужить. А я его, конечно, просрал.

Как сегодня вспоминается период после института, когда вам приходилось жить в домах под снос? Ты просто живешь в пустом доме, приходят какие-то люди из ЖЭКа, говорят: «А вы вообще кто?» Находишь другое такое же жилье, людей, таких же как ты. Смешно, что все так происходило, ничего героического тут нет.

А что было в вашей жизни по-настоящему героического? Помню, сидели мы с ребятами после одиннадцатого класса на берегу Волги, там был крутой спуск, куда скатилась бутылка портвейна. Начало мая, вода холодная, никто не мог достать, а я нырнул, и бутылка сразу попала мне в руки. И все ребята выразили мне респект. А в другой раз я цепочку золотую, которую уронил одноклассник, достал из воды. Так же – нырнул и сразу нашел.

Так, может, вам стоило пойти в водолазы? А я и не думаю, что актер – профессия. Ничего не могу с собой поделать. Мне множество хороших людей, к которым стоило бы прислушаться, говорят: «Саша, будь серьезнее!» – а я не могу.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме