Алина Орлова

Критик Артемий Троицкий счел хрупкую девушку из Вильнюса  лучшей на постсоветском пространстве  дебютанткой 2009 года. Ее щемящие колыбельные и кафешантанные шансонетки предваряли выступление Ника Кейва на фестивале Stereoleto, недавно трек Орловой Nesvarbu вошел в компиляцию No Oil. No Stress. No Noise, где лейбл «Снегири» собрал знаковых для нового десятилетия артистов, а весной выйдет ее второй альбом.



Как вы стали певицей?

Это случилось не внезапно – все происходило постепенно. (Смеется.) Я жила в маленьком городе Висагинасе под Вильнюсом. У меня очень простая семья: папа по профессии сварщик, сейчас работает на атомной станции; мама трудится няней. Не знаю, как бы все сложилось, если бы в детстве родители не отдали меня в музыкальную школу. Я всегда пела просто потому, что хотела петь. Но однажды на это обратили внимание мои приятели, и мы сделали первую запись на простой микрофон в студии любительского театра. Потом подключились музыканты – с одним из них, нашим скрипачом Симасом, мы учились в одной школе. До сих пор помню, как сильно волновалась перед первым концертом в Вильнюсе. Это было в «Парижском кафе», я работала там официанткой и там же начала играть. До выхода оставался час, я сидела в парке на скамейке и думала: «Ну зачем я это делаю, куда я вообще лезу?»

Потом это чувство ушло?

Знаете, нет. Я и сегодня часто чувствую себя так же неловко: играю, может, чуть лучше, чем тогда, но боязнь все равно остается. Когда я просто пою, еще куда ни шло. А когда надо общаться с людьми – смущаюсь.

Кто вас открыл для широкой публики?

Я сама открылась. Чтобы кто-то там меня нашел и прославил – такого не было. Первый альбом мы записали своими силами в Литве. Это уже потом меня заметил Олег Нестеров и перевыпустил альбом для СНГ на студии «Снегири». Поддержка профессионалов индустрии, она важна, но… Ведь такая протекция может и мешать делать то, что хочешь именно ты. Думаю, что самая крутая протекция – это хорошая музыка.

То есть популярной вас сделало «сарафанное радио»?

Вообще, сама причина моего появления как артиста – она в людях. Что-то их во мне зацепило, уж не знаю что: эмоциональность, искренность. Меня часто спрашивают: «Почему вас все любят?» Не знаю. Я просто делаю свое дело. Пока любят, я рада. Если перестанут любить – тоже, наверное, не расстроюсь.

За последние два года вас обвешали всевозможными ярлыками: инди-дива, открытие года.

Да-да, еще богиня, и ангел тоже! (Хохочет.) Такие звонкие слова совсем не обязательны. Когда я слышу подобную характеристику в свой адрес, это режет слух. Мне смешно, и не скажу, чтобы так уж приятно. Мне кажется, такие славословия только раздражают публику. Я, если посмотреть со стороны, наверняка не любила бы Алину Орлову, если бы мне на глаза постоянно попадались одни лестные заголовки.

Вам замечательно удаются каверы: с песней «Утомленные солнцем» вы выступали на «Кинотавре», а на рождественском концерте в клубе Ikra спели «Люби меня, люби» «Отпетых мошенников». А вот «Летели облака» группы «ДДТ» почему-то перестали петь на концертах.

Раньше, когда не было своих песен, я училась, исполняя «Кино», «ДДТ», Radiohead. Время идет, сегодня меня вдохновляет что-то другое. Недавно, например, я сделала кавер на композицию фолк-музыканта Мити Кузнецова. Песня, которая мне приглянулась, написана как духовный стих, называется «Голубь».
Приложением к вашему первому альбому были ваши же иллюстрации. А в этом году вы сделали рисунок для обложки книги.

Для дебютного альбома хотелось сделать что-то особенное. И мы вложили в диск открытки с графикой. Есть такая детская книжка Рувима Фраермана «Дикая собака динго». А по-литовски слово dingo значит «пропала». И я представила себе такую особую динго – собаку, которая живет в астрале, наполовину нормальную, наполовину дикую, потерянную. И нарисовала ее – на обложке альбома она сидит у меня на плече. А недавно я действительно сделала обложку для романа «Вся жизнь впереди» француза Ромена Гари, опубликованного под псевдонимом Эмиль Ажар. Работать было сложно, потому что мне очень нравится этот писатель.

Три года назад вы не поступили в художественный вуз. Надумали в итоге поступать ?

Ничего я еще не решила. (Смеется.) До сих пор думаю, надо или не надо. Боюсь, что мне придется не по вкусу сама система образования, потому что она… ломает. Надо охранять свое творческое начало.

Почему вы добавили королеву Елизавету в друзья на MySpace?

Мне нравится ее изображение, ее сила и преданность своему королевскому делу. А если честно, то особо глубоких соображений по этому поводу не было. Ох, как же странно отвечать на вопросы о том, о чем я никогда не задумывалась.

Кем вы себя на самом деле ощущаете, литовкой, русской илигражданкой мира?

Я не задаюсь вопросом национальности, он кажется чуть-чуть бессмысленным в наше странное время, когда все стало близко, легко и похоже. Я чувствую в себе русское, иногда польское, но родилась я в Литве, и эта грустная страна всегда будет моим родным болотом.

Сейчас от вас многого ждут. Вас не пугает повышенное внимание?

Я чувствую электричество вокруг, и это очень усложняет ситуацию! Мне было трудно пережить такой ажиотаж, долгое время новый альбом просто не шел. Я была самокритичной с самого начала, никогда особо не верила в то, что делаю. Мне не казался приятным мой голос, мои мелодии звучат очень просто. Я не могу сказать, что я всецело посвящаю себя музыке, что много над собой работаю. Но как-то вдруг почувствовала, что все будет хорошо, и записала новый материал. Хотя энергетически он не будет радикально отличаться от того, что я делала прежде.

БЛАГОДАРИМ КОМАНДУ ALENA AKHMADULLINA И ЛИЧНО АЛЕНУ АХМАДУЛЛИНУ ЗА ПРЕДОСТАВЛЕННЫЕ ИНТЕРЬЕРЫ И ПОМОЩЬ В ПРОВЕДЕНИИ СЪЕМКИ (ALENA AKHMADULLINA CONCEPT-STORE: МОСКВА, НИКОЛЬСКАЯ УЛ., 10/2)


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме