Олег Афрамеев

Он читает наизусть строки Гомера и мечтает получить международный диплом шкипера. Два его хобби – море и Греция – сходятся в одной точке: глава компании «Калипсо – мир путешествий», главного в городе туроператора класса люкс, третий год участвует в регате по Ионическому морю, маршрут которой повторяет путь Одиссея.



Вы только что вернулись с регаты «Калипсо». Расскажите о ней.

Когда мне было лет семь, отец за руку привел меня в кораблестроительный кружок в Доме юного техника. Первое, что я сделал своими руками, – это яхта. В ДЮТ был бассейн для испытания моделей, и помню, что спуск макета на воду привел меня в восторг, – настолько, что в итоге я поступил в Кораблестроительный институт. По специальности проработал недолго, но мысль о море меня не покидала. Создавая фирму «Калипсо», я держал в голове, что в ней должен быть отдел круизов и яхтинга. И через пять лет такой отдел появился. Первые три года мы вывозили туристов в Хорватию, где с нами работал прекрасный шкипер – словенец Любомир, обеспеченный человек, который возил таких искателей приключений,
как я, исключительно из интереса. А потом, уже в Греции, мы учредили ежегодную регату, чтобы люди, которые видели все и вся, вновь ощутили остроту жизни. Ведь когда яхта спешит к марине, а твой ребенок стоит на носу и зачарованно смотрит на закат, это незабываемо.

Случалось попадать в шторм?

Экстренных ситуаций не было, хотя погода каждый год преподносит сюрпризы. В прошлом, например, когда мы подходили к острову Меганиси в Ионическом море, чуть не попали в бурю. Небо темнело, море постепенно начинало закипать. Мы поняли, что к бухте, где планировалась зеленая стоянка, подойти не удастся. И двинулись против ветра к другой бухте, которую знал только наш шкипер. Хлынул дождь, начался шторм силой четыре пять-баллов. Женщины и дети поддерживали наш «морской» дух, а мы с капитаном, натянув штормовки, обсуждали наше положение. «Дойдем?» – спросил я. Он повел носом и ответил: «Дойдем, у меня нюх на эти бухты». В итоге мы добрались до узкого прохода в скале, куда можно было заплыть только кормой. Пришвартоваться оказалось невозможно, и мы, ныряя, заводили концы за обломки скал. Представьте: бушующее море, над головой сорокаметровые скалы, а мы в расщелине, где стихия только дышит – вздымается вверх-вниз, вверх-вниз. Мобильные телефоны и бортовая рация не работали, нас потеряли. Но мы не расстроились. Дамы, немного повозмущавшись, приготовили потрясающий ужин. Мы зажгли на полубаке свечи. Откупорили вино. Отблеск огня играл на скалах, мы поставили классическую музыку и поужинали под мерное дыхание моря. Это, признаюсь, был один из самых романтических вечеров в моей жизни.

Вы говорите, как пишете.

На самом деле я не писатель, а читатель. Но мысль написать что-нибудь есть, ведь, когда излагаешь на бумаге то, что переживал, переживаешь это еще раз. И не менее глубоко.

Кто ваш любимый литературный персонаж?

Остап Бендер, его афоризм «Нет, это не Рио-де-Жанейро» я часто повторяю. И, конечно, Одиссей.

Это миф о нем подсказал вам название фирмы?

Что-то происходит в жизни, когда переплетаются несколько факторов. Да, я с удовольствием читал поэму Гомера и ту ее часть, где Одиссей оказался в гостях у нимфы Калипсо. Там ему было так хорошо, что семь лет на ее острове пролетели для него как семь дней. Второй фактор – я обожал книги путешественника Жака-Ива Кусто, у которого было «ныряющее блюдце» под названием «Калипсо». Оно побывало во всех морях и океанах на Земле. И еще одно. На Ямайке я услышал потрясающие мелодии – не подумайте, что регги. Это была еще более захватывающая музыка: калипсо-мьюзик, народное творчество индейцев Карибских островов. И поскольку это слово оказалось связано с вещами, которые я люблю, сомневаться в выборе названия не пришлось.

Кроме регаты у вашей компании есть еще отличия от конкурентов?

Помимо обычных мы придумываем маршруты по следам исторических личностей или литературных героев. Первое морское путешествие, которое имело резонанс, было по мотивам экспедиции Беллинсгаузена и Лазарева, во время которой они открыли Антарктиду. Строго говоря, наши моряки ее не увидели, потому что на судах начался мор и пришлось повернуть назад, но в судовом журнале осталась запись: «Над кораблями вьется множество птиц, это говорит о том, что рядом находятся неподвижные льды или земля».

Что происходит с яхтенным туризмом на Балтике?

Он зарождается. Наконец-то появились бензозаправки земля – море. Марины растут как грибы после дождя. Надеюсь, что произойдут и законодательные изменения, ведь сейчас иностранным туристическим судам запрещено ходить по внутренним водам России. А вообще, круизы по Финскому заливу и Сайменскому каналу, соединяющему Выборгский залив с озером Сайма в Финляндии, любила еще семья Александра III.

Жена путешествует вместе с вами?

Да, в поездки мы отправляемся всей семьей, вместе с дочерью. Но для жены это только хобби: Ирина работает в английской компании Concept и ведет бизнес-тренинги. Это, кстати, совершенно потрясающая вещь. Когда-то я прошел удивительный тренинг, который изменил мою судьбу. На нем тренер-американец рассказал нам историю о простом банковском клерке, который каждый день ходил мимо яхты в порту и мечтал о ней. А потом взял и купил ее в кредит. И после этого вся его жизнь пошла в гору. Смысл истории: если вы чего-то хотите, сделайте это и, будучи уже счастливым, измените будущее. С тех пор я понял, что мысль материальна. Теперь я стараюсь быть как можно более смелым в своих желаниях.

Приключений в вашей жизни хватает, а что с бытом?

Недавно достроил дом. Очень доволен, потому что это отнимало много сил. Сделал себе кабинет, где разместилась коллекция широкополых шляп. Когда-то в детстве, отправляя меня к бабушке на Черное море, в Пицунду, мама всегда говорила: «Не забудь надеть кепку, а то будет солнечный удар». В новом доме моя семья отдыхает и чувствует себя комфортно – в нем энергия разных континентов. 


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме