Александр Шумило

Он начал карьеру военным хирургом - служил на советско-афганской границе, а после распада СССР участвовал в создании Центра микрохирургии конечностей и клиники пластической хирургии "ГрандМед". Сейчас Александр Шумило продолжает делать операции, считать которые уже перестал: их число давно перевалило за несколько тысяч.

Как вы стали хирургом?

Могу честно признаться: лягушек в детстве не резал. Врачей в семье не было, но в восьмом классе я вдруг захотел стать и доктором, и военным одновременно. Выход был один: учиться в Военно-Медицинской академии. По ее окончании я по распределению попал в городок Кушка у самой границы с Афганистаном, всего в полутора километрах.
Шел 1982 год, война в разгаре. Несколько раз приходилось срочно пересекать границу, спешить на помощь раненым. Мне повезло, под пули я не попадал, но ту войну возненавидел и считаю чудовищной ошибкой. Даже в основе подвигов наших солдат часто лежала чужая глупость! Хотя я не участвовал в боевых действиях, мне все это далось нелегко, иногда я по несколько суток не выходил из операционной.

Бывало ли так, что больные на ваших глазах выздоравливали вопреки логике, благодаря чуду?

В 1984 году во время обстрела водитель КамАЗа Иван Васильевич Коча получил ранение бедра с повреждением бедренной артерии. Девяносто процентов людей в таких случаях обречены на ампутацию ноги, многие - на смерть. Но здесь произошло чудо. Сначала в госпитале Кушки раненому сделали временное шунтирование бедренной артерии, то есть вставили искусственные сосуды бедра. Потом на санитарной машине под капельницей довезли до города Мары, откуда самолетом доставили в Ташкент. Все это время я сопровождал раненого, и на моих глазах доктор Евгений Александрович Войновский сделал ему операцию по восстановлению сосудов. Вот это волшебство.

Сколько лет вы служили?

Девять. Это был бесценный опыт. После Кушки я занимался в Ташкенте лечением конечностей после огнестрельных ранений и травм А в 1991 году передо мной встал выбор: остаться в Ташкенте или уезжать. Вернулся на родину, в Петербург, и вместе с друзьями-коллегами отрыл Центр микрохирургии конечностей. Мы брались за тяжелейшие реконструкции - например, пересаживали пальцы с ног на руки. Со временем захотелось не просто исправлять дефекты, но делать это красиво. Пожалуй, именно так мы пришли к пластической хирургии.

И тогда появилась клиника "ГрандМед".

Наш коллектив сложился еще во время учебы, мы все занимались в кружке военной ортопедии при академии. В 2000-м решили открыть клинику, потому что давно уже ощущали себя настоящими спецами. Трудно, конечно, было. Дело в том, что у нас практически отсутствуют клиники, созданные самими хирургами. Но нам все-таки удалось сделать такое учреждение. Начинали с реконструктивной хирургии - помогали людям, пострадавшим от ожогов и травм. Потихоньку развивались, теперь оперируем уже на двух площадках: в центре и на проспекте Культуры.

Вы ведете счет своим операциям?

Зачем? Один хирург хвастался, что сделал их сорок тысяч. Это что же, по четырнадцать в день, без выходных и Нового года?! Таких чудес не бывает. Я, вы знаете, считал операции, когда был молодой. В госпитале в Ашхабаде одних аппендицитов за полгода сто пятьдесят штук вырезал. Потом мне считать надоело. Все равно операции, которыми можно гордиться - штучные.

Есть что-то в вашей профессии, что никто, кроме вас, делать не умеет?

Рано или поздно любую твою операцию кто-то сможет повторить, и это совсем не плохо. Вопрос в том, надо ли. Я, например, никогда не стану делать операцию по перемене пола. Странная штука, причем хирургическая часть в ней - самое простое. Важнее работа терапевтов, эндокринологов, перемена паспорта, наконец...

А вы согласились бы сделать пластическую операцию бесплатно, если бы человек очень нуждался?

У меня есть такой опыт. В преддверии трехсотлетия Петербурга городское правительство направило к нам несколько девушек, пострадавших ото ожогов. Мы прооперировали их, причем хорошо, и тогда появилась идея провести акцию "Мир красивых людей". Пластические хирурги из восемнадцати клиник, расположенных в разных городах, бесплатно оперировали тех, кому это действительно было необходимо. Всего сделали шестьдесят шесть операций. Врачи с удовольствием откликались на такое предложение. И только в Москве эту идею никто не поддержал.

Мировая экономическая ситуация как-то сказывается на индустрии красоты?

У экономистов есть термин "симптом губной помады". Это когда в период кризиса женщины бросаются улучшать себя: покупают косметику, делают подтяжку, чтобы как-то поддержать настроение. У наших врачей каждый день расписан буквально по минутам.

А на себя у вас время остается?

Маловато. Даже в отпуск удается вырваться максимум на две недели. Раньше серьезно увлекался горными лыжами, потом из-за травмы со спортом пришлось завязать. Единственная отдушина - дача и книги. Недавно с наслаждением прочитал "Портреты" Марка Алданова и роман Айн Рэнд "Атлант расправил плечи", это философская книга, одна из самых мудрых за всю историю литературы. Рассказывает она о том, как к власти в США приходят социалисты и страна погружается в хаос.

Ваши сыновья не захотели продолжить семейное дело?

Я с малых лет пытался подтолкнуть их к медицине. Когда мы занимались ортопедией, привозил их в клинику, показывал всякие железяки-протезы, водил на перевязки, но они такой жизни не хотят.


Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Ксения 14 янв., 2015
    Со всеми прошедшими праздниками. Ксения

Читайте также

По теме