Александр Красовицкий

До двадцати семи лет он занимался наукой, но вдруг бросил ее и стал музыкантом. В марте солист коллектива «Animal ДжаZ» Александр Красовицкий, обладатель премии Rock Alternative Music Prize 2007 года в номинации «Хит года», вместе со своей командой выпускает восьмой cтудийный альбом «Эгоист», презентация которого пройдет на стадионе «Лужники» в Москве – событие невиданное для группы, которую не услышишь по радио.



Вы сами эгоист?

Да, я такой. У меня в жизни все шло как по накатанному. Я приехал сюда из Магадана в восемнадцать лет учиться. По-настоящему увлекся наукой – социологией, окончил университет, стал писать диссертацию, преподавал, но однажды меня отправили на стажировку в Германию. Я проехал автостопом по всей Европе и понял, что там люди чувствуют ответственность за себя не из-под палки, а потому, что раньше взрослеют. Я осознал, что надо внимательно подойти к своей жизни. Наука перестала меня интересовать, и я занялся музыкой, что не стоило мне никаких усилий: умение петь у меня от Бога. И хотя я уже был женат, у нас росла дочь, я легко отказался от прошлой жизни. Меня не волновало, кто и что подумает. Я всегда принимаю решения исходя из собственных желаний. Такой вот правильный эгоизм.

А что это такое?

Это необходимое условие существования каждого человека. Стюардесса в самолете произносит фразу: «При возникновении аварийной ситуации наденьте кислородную маску сначала на себя,  а потом на ребенка». Потому что если не спасешь себя, не спасешь и ребенка. Сначала свою душу исправь, а потом чужую. Вот как раз об этом наш новый альбом.

Где вы познакомились со своими музыкантами?

Мы репетировали на одной точке, в одном подвале. С басистом Игорем мы тогда играли в своем проекте, остальные музыканты – в другом. Через стенку нам иногда было слышно друг друга, и я удивлялся: «Ух ты, какой у них гитарист!» Как-то раз я подошел к ребятам и сказал, что у меня куча нереализованного материала, они ответили: «Класс, давай попробуем!» Все началось с моих песен, но вскоре мы стали делать музыку вместе: один что-то играет, другой тут же подхватывает. А я всегда рад переложить с себя часть ответственности на кого-то другого. (Смеется.) Мой идеал – вообще только мелодии писать и петь.

Но ведь слова тоже вы пишете.

Это потому, что чужое петь не могу: я не актер, чужой внутренний мир примеряю с трудом, а мой собственный довольно аномален. Но тексты даются мне гораздо сложнее, чем музыка.

Вы далеки от джаза. Откуда взялось такое название, да еще и на английском языке?

Полгода мы мучились с названием. Как-то раз наш барабанщик сказал: «Я раньше играл в группе, но там все музыканты умерли, остался я один. Давайте назовемся в честь них – “Animal ДжаZ”». Сначала все были против, но настало время печатать афиши для первого концерта, и мы согласились. А потом поняли: все правильно. И вот уже восемь лет существуем.

Почему ваши песни почти не звучат по радио?

Дело в том, что программные директора радиостанций – особые люди. Там, где нормальные музыканты, по их представлению, делают «дыщь-дыщь», мы играем «былым-былым» и наоборот, и это их, по-видимому, не устраивает. Да мы и сами практически утратили интерес к радиоротации, когда впервые собрали на концерте больше тысячи человек. Нас показывают по НТВ, снимают для «Историй в деталях», крутят на телеканале A-one. Но при этом мы все равно андеграунд, и все, к чему мы прикасаемся, становится андеграундом. Вот и вы у меня интервью в подвале берете (в баре «Дружба», расположенном в подвальном помещении. – Прим. ред.).

А деньги ваша музыка приносит?

Ну, на квартиру я не заработал. У меня есть идеал дома, но я до сих пор не могу его реализовать. Поэтому я снимаю жилье и переезжаю примерно раз в год. Мне никогда не удавалось достичь финансового благополучия. Когда я бросил науку и перестал читать лекции, я мог бы спокойно устроиться социологом, но решил, что не пойду на умственную работу, чтобы не отвлекаться от музыки. Однако тогда я с женой и дочкой жил в коммуналке, где не было даже горячей воды, поэтому надо было зарабатывать. И я почти год трудился грузчиком в магазине «Петмола», пока меня не выгнали за кражу колбасы, которую я, кстати, и не совершал. Правда, потом я пошел работать на выборы и там стал получать гораздо больше, чем в магазине.

Дочь ходит на ваши концерты?

Не ходит принципиально, говорит, там душно и слишком громко. Ей хватает личного общения со мной. Мы уже десять лет не живем вместе, но я понимаю ее неожиданные фантазии, ее странную манеру говорить – я сам такой. Она очень приличная девочка и очень похожа на меня до поездки в Германию. Я тоже был спокойным отличником. Носил роговые очки, одевался совсем иначе. С тех пор у меня полностью сменился круг общения.

У вас много друзей?

У меня есть два друга-женщины, а друг-мужчина только один – Игорь. В мужской компании все сразу начинают мериться письками, подспудно начинается: мужик – не мужик? Лет десять назад у меня был друг-бисексуал, благодаря которому я познакомился с геями. Вот это была идеальная компания!

На что-то кроме «Animal ДжаZ» вас хватает?

У нас с Игорем есть свой собственный сайт про андеграундные группы, Spbclub.ru, – пожалуй, лучшая афиша по Питеру и Москве. Каждый день на нем бывает по три-четыре тысячи пользователей. Денег сайт не приносит, но зато там представлены более полутора тысяч андеграундных групп – я каждую помню, своими руками их все на сайт добавлял.

Может случиться так, что вы перестанете петь и займетесь чем-то другим?

Этот вопрос мне часто задает мама. Она все не может пережить, что я ушел из науки. Не знаю. Я ведь не учился петь. Фониатры говорят, у меня такие связки, что я мог бы до семидесяти выступать в опере. Но голос у меня не поставлен, так что все может оборваться. Тогда и буду решать, что делать дальше, а сейчас не представляю другой жизни.

Благодарим за помощь в проведении съемки клуб "Дружба" (Лиговский пр., д.39)


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме