Галя Чикис

Она приехала из Витебска, сбежав от несчастной любви, жила в сквоте на берегу Финского залива, работала барменом и редактором сайта, а три года назад создала собственную группу Chikiss. Теперь эту инди-команду считают одной из лучших в стране, а саму Галю – едва ли не главным голосом независимой сцены города.



Стиль, в котором играет ваша группа, часто называют инди-троникой. Что это такое?

Это дико условное понятие, оно мало что отражает. «Инди» – независимый, некоммерческий, «троника» – с элементами электроники. Но при этом наша музыка исполняется вживую, без компьютеров. Вообще, то, что мы делаем сейчас, – это микс из всего, что я впитала раньше. Мне ведь довелось повращаться в разных тусовках, начиная с анархистов в моей родной Белоруссии, любивших хардкор и нойз. Потом я приехала в Питер – просто как в чистое поле, у меня здесь никого не было, кроме дальних родственников. В 2002 году я, поэтически выражаясь, убежала от своей печали. В Витебске я больше жить не могла, мой тогдашний возлюбленный уехал навсегда в Китай. Один случайный знакомый привел меня в богемную квартиру в Графском переулке, и там я встретила ребят, которые стали музыкантами моей первой группы Nervenklinik.

Похоже на название психбольницы.

Да, есть такая больница в Калининграде. Эта команда, уже без меня, существует и сегодня, они играют дарк-фолк-панк. В те времена на репетиционной точке выключали свет, ребята злоупотребляли всем, чем только можно, брали инструменты и что было сил фигачили какую-то психоделическую жесть. А у меня были и свои песни – красивые, мелодичные, под пианино.

Псевдоним Чикис появился уже тогда? У вас ведь очень красивая настоящая фамилия – Озеран.

Чикис меня прозвал лидер Nervenklinik Саша Куликов. Он самобытный музыкант и уникальный человек, поступил в свое время на так и не осуществившийся режиссерский курс Алексея Германа-старшего. Я тогда ходила в красном свитере и красных колготках, и сначала он почему-то называл меня Чикатило, а потом сократил это прозвище до Чикис. Куликов хотел, чтобы все играли кто на чем – вплоть до стиральных досок, происходил бы такой тотальный сейшен. Это был опыт свободной импровизации, от авангарда до фри-джаза, который, как я потом почувствовала, оказался очень полезным.

На одну импровизацию не проживешь.

Я сменила массу работ: продавала диски с музыкой в магазине «Долина Бартанга», потом долго была барменом в кафе «ГЭЗ-21» и «Стирка». Жила в сквоте в Солнечном, на берегу залива. В общем и целом это был очень бурный этап в моей жизни – мрачный и весьма алкогольный, со вселенской тоской и постоянными трагедиями вокруг. А потом я пошла учиться в Университет культуры и искусств по специальности «Музееведение». Параллельно летом поехала в Выборг. Там в культовом местном клубе «Кочегарка» проходил рок-фестиваль. И я впервые увидела двух Саш (так я их называю) – барабанщика Белкова и гитариста Дубровина, с которыми мы и сейчас играем. Они тогда выступали вдвоем и на сцене совершали такой звуковой ритуал, который меня совершенно заворожил. На тот момент у меня не было ни группы, ни работы, ни жизни нормальной. (Смеется.)

А Саши что тогда делали?

Жили в городке Приморске и отзывались о нем как о райском месте: сосны, пляж – просто русский Твин-Пикс. Они там играли экспериментальную музыку в старой лютеранской кирхе, переоборудованной под ДК. И я очень быстро поняла, что нашла именно тех, кто подходит мне и моей музыке. Как раз тогда же появилась группа 2H Company, музыка которой мне страшно понравилась. Я буквально влюбилась в голос их вокалиста Миши Феничева и на одной из «корабельных» вечеринок отдала ему диск со своими песнями. Миша передал его музыкантам из «Елочных игрушек»; те в результате сделали версию моей песни «Девочка с Земли». В 2005-м мы дебютировали как Chikiss, первый концерт под этим названием провели в клубе «Молоко» незадолго до его закрытия.

Ваше звучание с тех пор стало более камерным. Наверняка этим переменам способствовало рождение ребенка.

Сейчас Марусе уже шесть месяцев, и она активно участвует в создании нашего нового альбома, я прописываю ее голос для «бэков». (Смеется.) Вообще, альбом действительно получается очень теплый, домашний, обнадеживающий, что ли. Может, он кого-то согреет, спасет чьи-то души.

Вы всегда охотно участвуете в интересных коллаборациях. Какие-то совместные проекты сейчас планируете?

Недавно мы записали такой атмосферно-танцевальный трек «Энергия лета» с музыкантом Артемом Sensiva. Концерт, где мы его исполним вместе, пройдет в «А2» на Рождество, 7 января. Вообще-то, у меня в компьютере просто терабайты разных записей, и когда-нибудь, лет через сто, будут находить все новые и новые варианты «Девочки с Земли» – песни, по которой меня в основном знает широкая публика. (Смеется.) А если серьезно, то одна из моих целей сегодня – писать музыку к кино. Есть же режиссерско-композиторские тандемы вроде Дэвида Линча – Анджело Бадаламенти, и мне хотелось бы найти такого родного режиссера. Тем более что у меня уже был опыт бережного взаимодействия с кинематографом: в июле прошлого года в Центральном доме художника в Москве я озвучила немую «фильму» Якова Протазанова «Аэлита», это картина 1924 года по одноименной книге Алексея Толстого. Потом то же самое повторили на фестивале «Казантип».

В ваших текстах всегда много метафор и символов.

«Что вижу, то пою» – это не про меня. Вот певец Стас Барецкий, добрейшей души человек, как-то сказал, что у меня в песнях слишком много символизма. Говорит: «Лучше бы ты матом ругалась, пела про реальную жизнь». Может, конечно, и лучше, но тогда бы это была не я.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме