Марина Александрова

Артистка театра «Современник», участница шоу «Последний герой – 3», невеста Эраста Фандорина в картине «Азазель» знаменита ролями лирических героинь. Но на съемках фильма «Стритрейсеры» – российского аналога культового «Форсажа» – она перевоплотилась в женщину-цунами, которая благодаря силе характера и гоночному авто может показать кузькину мать хоть бандитам, хоть сотрудникам ГИБДД.

Кажется, роль в «Стритрейсерах» для вас этапная.

Не этапная, просто другая. Я еще никогда не играла девушку, охваченную духом авантюризма. Ее жизнь никак нельзя назвать пресной, она находится на острие. Причем, заметьте, добровольно. Мне нравится эта девчонка.

Не было сомнений, страха перед такой «другой» ролью?

Нет, спасибо режиссеру. Олег Фесенко – один из самых больших профессионалов в современном кино. Он точно знает, чего хочет на съемочной площадке, а это, если честно, редкость. Я изначально была уверена: продукт выйдет как минимум профессиональным.

Я слышал, вы даже сдали на права, чтобы выглядеть в картине убедительно.

Да. Я сдала с первого раза, а Леша Чадов (партнер Александровой по фильму. – Е. Я.) – с шестого. Но это потому, что он сдавал в Москве, а я – в Питере, с которым связаны мои самые светлые детские воспоминания. (Смеется.)

В итоге получился действительно профессиональный экшен, где есть симпатичные герои, криминальная интрига и красивые машины, взрывающиеся с эффектным звуком. Не меньше, но и не больше. После просмотра таких фильмов наш знаменитый критик Татьяна Москвина пишет о том, что российское кино подчинил себе демон занимательности. Вы ему служите?

Я служу зрителю. Только зрителю. Критика может писать о демоне или ангеле, который властвует над кино, но это лишь произвольно навешенный ярлык. Для меня «Стритрейсеры» – фильм о любви, где красивые авто просто декорации. Мне было безумно приятно, когда наш консультант, стритрейсер-профессионал, сказал, что главными героями американского «Форсажа» были машины, а главными героями нашего фильма благодаря игре актеров стали люди.

Режиссер Олег Фесенко на пресс-конференции сетовал, что в сознании экстремала собственная жизнь обесценена. Исполнительница главной женской роли согласна с этим?

Олег имел в виду, что многие из тех, кто занимается экстремальными видами спорта, могут расстаться с жизнью просто так, ни за что. А вот за любовь или за родину умереть не могут. Не способны на жертву. Страшный парадокс! Но наши-то герои как раз бросают вызов этому парадоксу. Они занимаются стритрейсингом не потому, что у них в душе пустота, а именно потому, что любят жизнь, любят свою молодость, любят своих друзей, любят приключения и дышат полной грудью. И в такой жизни находится место и любви, и дружбе, и самопожертвованию.

А вы сами жизнью готовы...

Не надо так говорить. Даже гипотетически.

Извините. Вы сами способны пойти на жертву?

Ради тех ценностей, на которых держится наша жизнь, – безусловно. Ради любви, семьи. Ради родины, конечно. Я очень патриотично воспитана – не забывайте, я дочь военного. Как бы ни ругали нашу армию, я стою за нее горой, потому что мой отец и мои деды честно служили своей стране и отдали ей очень много. И мне становится горько, когда я вижу, что военных бросают на произвол судьбы. Наполеон говорил: «Тот, кто не кормит свою армию, будет кормить чужую».

А в вашей жизни место экстриму находится?

Каждый выход на сцену «Современника» – это экстрим даже покруче «Последнего героя». Мои отношения с мужчинами тоже экстрим... Понимаю, что про мужчин я очень размыто сформулировала, но пусть так и останется.

Вы любите видеть себя на экране?

Нет, я очень большой самоед. Вот вы уже посмотрели «Стритрейсеров», а я еще нет. Побаиваюсь. Хотела сделать это на премьере в моем любимом Питере, где даже стены помогают. Все, побежала.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме