Вадим Тюльпанов

Вадим Альбертович Тюльпанов родился в 1964 году в Ленинграде, окончил ЛВИМУ имени адмирала С.О. Макарова. Работал на судах Балтийского пароходства, прошел путь от моториста до старшего механика. Занимался бизнесом, стал соучредителем и председателем регионального фонда правовой защиты пенсионеров и малоимущих. Ныне председатель Законодательного собрания Санкт-Петербурга. Доктор технических наук, академик Академии транспорта РФ. Женат, имеет дочь.



– Ваша прежняя специальность как-то помогает в деле, которым вы занимаетесь сегодня?

– Только умением строить отношения внутри довольно замкнутого сообщества: Законодательное собрание – вроде большого экипажа, где надо с каждым уметь находить общий язык, ведь нам еще не один день вместе дело делать.

– А в бизнесе вы преуспели?

– Да, компания морских перевозок, соучредителем которой я был, сейчас занимает ведущие позиции в своем секторе рынка.

– Что же заставило вас уйти в политику?

– Когда я занимался бизнесом, мне часто приходилось помогать людям, которые обращались ко мне за советом и помощью. Вот я и подумал: почему бы не заняться этим профессионально? Ведь депутат – тот, кто помогает своим избирателям.

– Какой момент своей жизни вы считаете поворотным?

– Таким моментом стала смерть моего отца. Я тогда заканчивал Макаровку и в одночасье стал главой семьи, что в корне перевернуло мое отношение к жизни и окружающим. Отец занимал в пароходстве высокую должность и мог бы во многом способствовать моему становлению в профессии, но с той минуты я понял, что могу рассчитывать только на себя.

– А корни у вас какие?

– Дед по отцовской линии был родом из Смоленска, служил там директором банка.

– Курсанты Макаровки считались завидными женихами. А вы ощущали повышенное внимание девушек к своей персоне?

– Ну некую принадлежность свою к миниэлите чувствовали и, помню, формой своей гордились. Жаль, сегодня ее никто не носит.

– А что бы вы сегодня сказали тем, кто считает политику грязным делом?

– Политика – это взаимодействие людей ради приобщения к власти. В любом сообществе, где собирается больше двух человек, возникают группировки по интересам, плетутся интриги, ведется своя политика. Но нет грязной политики – есть грязные политики. Надеюсь, у моих коллег есть основания меня к таковым не причислять.

– Кто для вас является идеалом политика?

– Из действующих – никто, из политиков прошлого – Черчилль. Вот на него мне хотелось бы походить.

– Как семья смотрит на ваш жизненный выбор?

– Со смирением. Жена у меня филолог, закончила наш университет. Иногда помогает советом и тем, что не мешает заниматься политикой.

– Ваша девятилетняя дочка понимает, кто ее папа? Нос не задирает?

– Нет, не задирает – не так воспитана. Но отцом, кажется, гордится.

– Есть ли человек, который занимается вашим имиджем?

– Не считаю, что мне это необходимо: достаточно того, что есть советники. Но любое решение я всетаки принимаю сам, никто в жизни меня «не ведет».

– Говорят, что политика сродни актерству – приходится постоянно играть на публику. Вы развиваете в себе этот дар?

– Я не задумывался над этим, но думаю, что иногда почти подсознательно приходится играть роли – с разными людьми разные.

– У Макаревича есть строчки: «Не стоит прогибаться под изменчивый мир…». Вы с этим согласны?

– Я думаю, что умение отвечать на вызовы жизни – вовсе не плохое для политика качество. У Ельцина както прочитал: «Кто хочет властвовать, должен уметь подчиняться» и запомнил эти слова. Кто не пытается быть гибким, остается в проигрыше.

– Скажите, все ваши детские мечты осуществились?

– Судите сами: я мечтал стать моряком – и стал им. А еще в школе мне попалась книжка «Биографии членов Политбюро». Представьте, я ее с большим интересом прочитал. Я пытался вывести общую формулу прихода к власти. Но модели этой не последовал – времена изменились. Однако к власти пришел. Еще я в детстве, во времена тотального дефицита, мечтал наесться досыта бананов – теперь вот смотреть на них не могу.

– А что в жизни больше всего ненавидите?

– Жадность мне отвратительна и кажется матерью многих других пороков. Причем это качество глубинное и часто бывает трудно распознаваемо.

– Вы проницательный человек?

– Скорее, я человек доверчивый, желающий видеть в людях добрые начала. Такой идеализм порой мешает в работе.

– Каким своим поступком вы гордитесь?

– Тем, что вопреки прогнозам Законодательное собрание все-таки сумело структурироваться, создать комиссии и комитеты, избрать их глав. В этом и моя заслуга есть.

– А какие упреки слышите в свой адрес?

– Ну упреков-то много. Вот губернатор недавно в ответ на мою реплику о том, что город не совсем готов к юбилею, сказал, что у меня «весеннее обострение болезни»… Правда, не уточнил, какой именно.

– Вы чувствуете себя свободным человеком?

– Да, но эта свобода – внутренняя. Внешних же обязательств очень много.

– Ваши предпочтения в искусстве?

– Очень люблю оперу и часто бываю в Мариинском театре, где поет мой брат Владимир Тюльпанов.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме