Василий Петренко

Осенью прошлого года он, выпускник Петербургской консерватории, возглавил Ливерпульский Королевский филармонический оркестр, а в октябре этого года получил престижную премию Gramophone Awards как лучший молодой артист года – это что-то вроде «Оскара» в области классической музыки.

Кто наставил вас на путь музыки?

Традиционно – родители. Как рассказывала мама, в детстве я был очень самостоятельный, очень ценил себя, во мне присутствовало лидерское начало. А в Советском государстве позиция number one не очень поощрялась. Поэтому родители решили отдать меня в такую школу, где бы я попробовал быть равным среди равных.

И где вы учились?

В Ленинградском хоровом училище, с семи лет. Это была настоящая школа жизни – она научила меня, как себя вести, как жить, особенно в мужском коллективе. Оттуда вышло немало успешных людей, причем не только музыкантов. Из тех, кто ушел в эстраду, это Стас Пьеха и Максим Леонидов.

Как вы оказались в Ливерпуле?

Все происходило постепенно. Я окончил Санкт-Петербургскую консерваторию, в 2002 году победил на конкурсе дирижеров оркестра «Кадакес» в Барселоне, после чего последовали концерты с разными оркестрами в Европе, руководство Санкт-Петербургским государственным симфоническим оркестром. Затем за меня активно взялось агентство IMG. Оно занимается мной и поныне. Моя кандидатура на должность главного дирижера в Ливерпульском Королевском филармоническом оркестре была утверждена единодушно – всеми музыкантами. Сегодня появилось еще несколько предложений о сотрудничестве – желающих пригласить меня больше,  чем моих физических возможностей. График расписан до 2012 года и включает не только симфонические концерты, но и работу в оперных театрах, и выступления на стадионах.

Про стадионы можно поподробнее?

Ливерпуль будет культурной столицей Европы в следующем году, и в связи с этим запланированы грандиозные мероприятия. В январе пройдет потрясающий концерт, посвященный открытию года культурной столицы – под аккомпанемент моего симфонического оркестра будут звучать песни Beatles, среди исполнителей будут и экс-«Битлы», и другие музыканты. Ливерпуль колоссально богат поп- и рок-культурой, джазовыми музыкантами.

Со своими оркестрантами вы строги?

Бывает иногда, что ворчу на репетициях. Не более того. Может быть, это издержки профессии, – например, вы практически никогда не услышите, чтобы Темирканов или Гергиев повышали голос.

Вы верите в судьбу?

Наверное, да, но я не фаталист. Я привык сам работать, сам двигаться – и никаких протекций, никакого покровительства. В смысле баланса энергий я и в жизни, и в искусстве больше придерживаюсь философии восточного типа.

Практиковали?

Читал. Но я не об инь и ян, а о балансе энергий – не мужской и женской, а позитивной и нейтральной. На самом деле негативной энергии в мире очень немного, как ни странно. Просто есть люди, которые не умеют правильно распределять свою позитивную энергию, и тогда она переходит в другое качество. Что касается инь и ян – ни одна из них не обозначена как негативная: обе позитивные, только противоборствующие.

Они же суть половые энергии.

Так можно забраться в дебри. Например, композитор и дирижер Леонард Бернстайн считал, что вся классическая музыка, в особенности дирижерское искусство, – сексуальный процесс.

Кого с кем?

Всеобщий. Не в смысле – кто кого, а в смысле эмоциональном. Кстати, сам Бернстайн вообще был геем. Я бы так далеко не забирался, хотя что-то есть в этой его философии. Оркестры действительно во многом как жены. С новым оркестром – как на первом свидании: чувства острее. Неделю поработал – как ночь прожил с кем-то, и разошлись. А со своим, постоянным оркестром ты можешь лучше раскрыть и его, и свой потенциал. Но есть дирижеры, которые занимаются только гостевым дирижированием…

А настоящая жена у вас есть?

Да, у меня есть жена и сын, и мне хотелось бы уделять им больше времени. Сейчас они со мной, в нашем доме в Ливерпуле.

На себя время остается?

Я не всегда могу позволить себе то, что мне нравится. Спортом стараюсь заниматься. Плавание и футбол люблю с детства – это поддерживает. Когда появляется свободное время в Питере, играю в мини-футбол с консерваторской командой. Последние два года обязательно бегаю по утрам – сразу как встану. Еще люблю рыбачить. Я рыбак в душе. Получается, правда, только три-четыре раза в год.

В России или где придется?

В основном в России. «Где придется» не всегда легко, потому что – я уже интересовался – нужно покупать лицензии, сдавать экзамен по ихтиологии на государственном языке страны.

У вас есть личный водитель?

В народе распространено мнение, что дирижеры обычно ездят на лимузинах, пьют шампанское и едят икру. Но это не мой случай. Меня можно встретить в Ливерпуле в супермаркете, самостоятельно покупающим еду.

Допускаете, что когда-нибудь появятся и икра, и лимузины?

Я этого не люблю. Это американская традиция – когда подъезжает длиннющая машина, тебя забирают, везут куда-то. Но мне при этом некомфортно, тем более что сидишь на заднем сиденье далеко от шофера и поговорить не с кем. Я лучше чувствую себя в простой обстановке, нежели в гламуре и предметах шика.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме