Максим Сушинский

Капитан сборной России по хоккею и один из лучших игроков мира вернулся из Москвы в Петербург. В новом сезоне Максим собирается выступать за родной СКА и развивать свой автомобильный бизнес.

– Ваша хоккейная карьера на виду. А как началась история Максима Сушинского – автолюбителя?

– Вообще-то, эта история началась еще до меня. Мои бабушка и дедушка профессионально занимались мотоспортом. И мои дяди, и мои племянники – продолжатели династии мотогонщиков. Меня тоже в свое время хотели приобщить к семейному занятию. Мне было лет семь, когда родственники посадили меня на спортивный мотоцикл и сказали: «Гони». Когда я поехал, из-за поворота показалась машина. Я крутанул руль – и в канаву. Все схватились за голову: думали, пропал человек! А я продолжал жать на газ, машину объехал и выскочил из канавы. Видимо, гены помогли. Вот, наверное, с тех пор я и люблю автомобили и даже ими торгую. Хотя мотогонщиком не стал.

– Почему же предпочли хоккей?

– Ну, я не сразу его предпочел. Пробовал себя и в футболе, и в фигурном катании. Просто успехи в хоккее оказались наиболее убедительными.

– Вам скоро тридцать три, возраст Христа. Нет желания подвести какие-то итоги?

– О, я возраста Христа чуть-чуть побаиваюсь. Все-таки у него тридцать третий год жизни был не из легких. А подводить итоги, я считаю, рано, приходите, когда мне будет девяносто, тогда и подведем. Впрочем, нет, выскажусь на эту тему. У меня есть жена и дочка – самый показательный итог.

– Говорят, ваша супруга – страстная болельщица. Может и покритиковать в случае поражения вашей команды.

– Да, она смотрит все матчи, переживает, случается, что и выговаривает мне за неудачную игру. Тяжело вспоминать, но после туринской Олимпиады, когда мы проиграли в полуфинале финнам, а затем и чехам в матче за третье место, жена очень расстроилась. И дочка тоже – она плакала. Да, бывает такое, что жена и дочь меня ругают после поражения, но я в ответ никогда не злюсь. Что делать: раз проиграли – я виноват. Я пытаюсь перевести разговор на другую тему.

– Жена дает вам профессиональные советы?

– Она не вникает в технические моменты хоккея, но, например, всегда мне говорит: «Ты не имеешь права отказываться играть за сборную России».

– Чему вы, как отец, хотите научить свою дочь?

– Я хочу, чтобы она получила хорошее языковое образование. Я ей давно сказал: «В первую очередь учи языки. Начни с русского». Ну а в смысле правил жизни учу таким простым вещам, как уважение к людям – чтоб и стар, и млад его чувствовали. Ну и, конечно, самостоятельности. Она должна понимать, что папа не всегда и не во всем сможет ей помочь.

– В одном из интервью вы говорили, что в североамериканском хоккее очень развит элемент шоу. Вы сами не стали превращаться в хоккеиста-шоумена, когда играли за «Миннесоту»?

– Нет, я на публику играть не могу. Я во время матча сосредоточен. Но в НХЛ действительно есть специальные игроки, которые выходят на площадку не чтобы забивать, а чтобы подраться – сделать такое представление для зрителей. Правда, колотят они себе подобных и никогда не тронут мастеров вроде Ягра и Сакика.

– Вы хоккеист мирового уровня. Но по своей известности и медийности вы явно уступаете футбольным звездам регионального значения – например, Кержакову. Не обидно?

– Чуть-чуть. Но в принципе понятно. Футбол – это спорт номер один, в эту игру может играть каждый. А чтобы играть в хоккей, нужно как минимум научиться кататься на коньках и попадать клюшкой по шайбе.

– В следующем году чемпионат мира по хоккею вновь пройдет в России. Последний раз, когда наши играли в родных стенах, опозорились дальше некуда. Не боитесь, что конфуз повторится?

– Мы вроде были одиннадцатыми на чемпионате мира в Петербурге? Я думаю, все-таки ниже одиннадцатого места не опустимся. (Смеется.) Кроме шуток, я считаю, что уровень хоккея в России опять растет. Однако результат будет зависеть не только от игроков, но и от руководителей: чиновников, тренеров.

– У вас репутация игрока-психолога. В интервью во время последнего чемпионата мира многие игроки нашей сборной говорили: «Сушинский подбодрил, Сушинский подсказал». Это правда?

– Ну, если мне что-то удавалось, это здорово. Я этого не читал – я вообще спортивную прессу не читаю. Там столько неправды пишут. Помню, давали мы с моим коллегой на пару интервью одному человеку. На следующее утро выходит газета. Мы берем каждый свой номер, читаем по три строчки. Я чувствую: что-то не то. Поворачиваю к нему голову, а он уже на меня смотрит. «Это ты говорил?» – «Нет, не я» – «А кто?» В общем, есть журналисты, которых мне очень хотелось бы проучить.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме