Юлия Ионина

Новая «Королева мира», отвоевавшая титул у сорока конкуренток на международном конкурсе в Эквадоре, воспитывает троих детей и уже два года возглавляет благотворительный фонд «Красота и милосердие».

Чем вы занимались, пока не стали королевой красоты?

Я окончила СПбГУ, Высшую школу менеджмента, а сейчас получаю второе высшее на юрфаке. О создании фонда я думала еще со времен университетского курса «Маркетинг некоммерческих организаций», а после победы на конкурсе «Миссис Санкт-Петербург», у которого, как оказалось, нет своего чарити, занялась идеей вплотную. Обычно королева единожды выезжает в детский дом с демонстративной раздачей слонов. Показуха. С моим другом юристом Сергеем Левичевым мы купили готовый фонд — очень хотели успеть со сбором средств на новогодние подарки, — переименовали его, зарегистрировали и теперь работаем с несколькими детскими домами.

Чем вы помогаете?

Сегодня детские дома не испытывают недостатка в еде и одежде, но им нужна помощь в развитии и социализации ребят. Многие их задаривают, а это не решает проблему: ребенок чувствует себя брошенным и бесперспективным. Мы помогаем с мастер-классами. Обращаюсь к меценатам, которые переживают за судьбу своих пожертвований: можно самому оплатить услуги психологов и учителей, которых подберет фонд.

А как вы воспитываете своих детей?

Двойняшкам в ноябре будет три года, старшему в октябре — четыре. Я воспитываю их так, как растили меня. Я безоговорочно ложилась спать ровно в девять вечера, после «Спокойной ночи, малыши!». Не понимаю, как родители ночами сидят в ресторанах, а дети с красными глазами, уставшие, ползают где-то рядом. У нас строгий режим дня, мы вместе встаем в шесть тридцать. Со старшим сыном играем в автогонки. А дочь любит меня рассматривать и говорить: «Я хочу такие волосы, как у тебя. Глаза, как у тебя. И такие же губы. Почему у меня не такие же губы?». Считаю, девочке надо давать возможность и мотивацию к образованию, но не забывать о ее самосовершенствовании. Я моделью никогда не была, только и делала, что училась. Если у меня появлялось свободное время, меня отправляли на очередные курсы.

Родители были для вас примером?

Мой папа — проректор Университета гражданской авиации. Он мечтал быть летчиком, но в двадцать лет получил на охоте травму, дробь осталась в голове и плече, и ему запретили летать. Тогда он выучился на диспетчера. Именно поэтому папа всегда ставил для меня образование на первое место. При этом я росла как цветочек, который со всех сторон прикрывали и берегли. Когда после школы я начала жить одна, папа каждый день в течение пяти лет в восемь утра приезжал ко мне, пил чашку кофе и ехал на работу. Сейчас говорит моему супругу: «Я берег ее для тебя». Мама всегда много работала — уже в двадцать пять лет стала генеральным директором крупной компании. Она была мне подругой, давая свободу для самостоятельного принятия решений. Родители тридцать лет вместе, и они равноправные самодостаточные личности. Наверное, так у меня сложилось представление о модели семьи, которую мы с мужем стремимся привить детям.

С такими установками вы должны были стать доктором наук.

Долгое время мне казалось, что я иду не по своему пути. Родители настраивали на работу в офисе под девизом «Жизнь — борьба». Меня эти слова не мотивировали, а подавляли. Я была «муравьем» в корпоративной иерархии, и мне было плохо. Сейчас, когда я занимаюсь тем, что мне нравится, я не устаю. Иногда даже муж просит, чтобы я отложила в сторону телефон, отключилась от дел фонда и побыла с ним.

Первый конкурс красоты поделил вашу жизнь на до и после?

Наверное, я из клана гадких утят, вроде тех людей, которые не говорят тосты на днях рождения друзей, боясь сказать что-то не то. Видимо, испытания даются, чтобы трансформировать человека в то, чем он и должен быть. Во время «Миссис Санкт-Петербург» у меня была жуткая паника — страх сцены и публики. С тех пор я сильно изменилась, ведь мне постоянно приходится через себя переступать. Я долго готовилась к Mrs Queen Beauty World в Эквадоре: тренировки, испанский язык, чтение книг по лидерству и мотивации. Когда я вернулась с победой домой, чуть не расплакалась: старший сын выучил песню «Королева красоты» Муслима Магомаева и спел мне ее, держа в руках журнал с моей фотографией на фоне российского флага.

Прокомментируйте шумиху в СМИ из-за звания «Королева мира».

Было неприятно, людей ввели в заблуждение, что никакого конкурса вообще не было. Теперь журналисты спрашивают, по еду ли я на настоящий конкурс. Мой конкурс и так настоящий! После него у меня появились два менеджера, в Латинской Америке и в Японии. Из Азии пошли предложения по работе моделью. Новое направление, которому мы будем уделять внимание, — помощь детям с ДЦП. Их мамы часто мне пишут, но в фонде нет такой программы. Иногда я помогаю им из своего кармана. А с сентября официально создадим программу и начнем действовать.

Все российские СМИ сначала провозгласили Юлию «Миссис мира», а потом поспешно отобрали у нее этот титул. Прошла неделя, прежде чем журналисты разобрались: раз в год как минимум пять женщин получают право носить это звание — именно столько конкурсов красоты проходит во всем мире. Ионина участвовала в Mrs Queen Beauty World 2014 в городе Гуаякиль. Фонд Иониной помогает детским домам № 3, 7, 11, а также Всеволожскому дому ребенка.

 


Текст: Анна Уханова, Лиза Питеркина
Фото: личный архив


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме