Александра Бехарано

Оказывается, есть вещи, которые, будучи повешены на стенку, смотрятся гораздо круче, чем плоский телевизор. Оказывается, есть человек, который может сделать простую городскую квартиру пестрым оазисом посреди бетонных джунглей. Как истинный ученый, Александра пробует свой эстетический метод на себе: ее собственная квартира – шедевр этноцентрического дизайна. Кстати, большинство из нас не умеют правильно лежать в гамаке. Многие и на обыкновенной кровати удерживаются с трудом. Александра же обладает счастливой способностью противостоять безумию этого мира и готова делиться ею со всеми.



– Определи свое занятие одним словом.

– Я не люблю определять себя одним словом. Я импортирую из различных экзотических стран такие вещи, как гамаки, ковры. Работаю через сарафанный телефон: ко мне обращаются дизайнеры, которые оформляют квартиру или дом, и мы подбираем предметы интерьера. Кроме того, скоро собираюсь открыть бар. А еще я директор фонда, который заботится о культурных связях между Колумбией и Россией. Недавно в Che мы делали выставку колумбийского золота.

– Когда при первом знакомстве ты сообщаешь, что родом из Колумбии, что люди говорят в ответ?

– Всегда одно и то же. (Смеется.) Очень монотонный юмор, всегда одно и то же!

– Ты одобряешь политику США в отношении Колумбии?

– Нет.

– Я читал, что «помощь» военному сектору превышает помощь хозяйственному сектору в несколько раз.

– (Ядовито.) Они дают деньги Колумбии в долг, чтобы Колумбия покупала у них оружие и воевала (делает пальцами кавычки) против терроризма и наркоторговли. Это четкий бизнес! Поэтому война в моей стране закончится не скоро. Она ощутима.

– Что самое экзотическое в России?

– Снег.

– Представление о Латинской Америке в России складывается благодаря писателям и телесериалам. Есть что-нибудь новое, что нам стоит узнать?

– Есть новое поколение латиноамериканских писателей, в России совершенно неизвестное. Среди них – девушка по имени Лаура Ристрепо. Еще в Колумбии очень интересная музыка. Сейчас, к примеру, в аудиоцентре играет колумбийская группа Sidestepper.

– Расскажи о своем рабочем распорядке.

– Половину года я провожу в России, половину – путешествую, так происходит уже десять лет. Последние два-три года я стала много ездить по Центральной Азии. В этом году еду в Монголию. В январе и феврале я всегда нахожусь в Колумбии. В это время там все как бы в отпуске от войны: существует негласная договоренность – Рождество.

– Ты пробовала читать по-русски?

– Это для меня такой серьезный проект! Я начала читать по-русски с Пелевина – и тут же потерялась. Нужно быть носителем языка и культурного багажа. Но я еще и англичанка наполовину, и по-французски говорю.

– Если ты себя анализируешь, что в тебе английского?

– Чувство юмора. Английский юмор очень трудно перевести.

– Что тебя здесь держит?

– Петербург – город чрезвычайно эксцентричных людей, я люблю его! Люди экспериментируют, у них всегда есть интерес к иному. Особенно музыканты. Я начала узнавать Россию через музыку «Кино» – она глубокая, в ней много плоскостей. Я обожаю «Пятницу» – там слышно и Бразилию, и Ямайку, и Балканы, они отовсюду берут по кусочку.

– Ты в каком-то смысле делаешь то же самое: помогаешь взаимопроникновению разных культур.

– Да. По-русски это звучит очень фальшиво-либерально: «О, это так демократично, давайте любить друг друга!» Поскольку я чувствую местный контекст, то слышу, как нелепо это звучит со стороны. Но я правда это делаю.

– Но ты же не консерватор?

– Нет, ни в коем случае. Я – дитя хиппи.

– Какая самая нелепая вещь произошла с тобой в России?

– Вот, посмотри! (Возмущенно демонстрирует разворот глянцевого журнала.) Я, черт возьми, практически написала всю эту статью за них! Так они умудрились неправильно напечатать заголовок! Casa ColombianO!

– Я испанского не знаю, однако даже мне очевидно, что раз существительное оканчивается на «а», то и прилагательное должно бы тоже.

– Вот именно! Это же режет глаз! Это статья про вещи, которые я продаю. По крайней мере, хорошо сфотографировали ковер из Курдистана.

– У тебя, кажется, нет здесь своего магазина?

– Нет. Я очень долго заигрывала с идеей открыть здесь магазин, но поняла, что из-за него не смогу путешествовать. Однако всякий, кто найдет номер моего мобильника, может ко мне обратиться и посмотреть вещи на складе.

– Тем не менее ты уже петербурженка?

– Да.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме