Алексей Фурсов

Он предельно резок в суждениях, но это не от вздорности характера, а от природной способности к объективной оценки любой ситуации. Эта черта, наверное, и есть причина его преуспевания. Соглашаться с ним по многим вопросам не хочется, но и возразить тоже очень сложно. В конце концов, он знает, о чем говорит (опыт в бизнесе – дай Бог каждому), а беседа приобретает должную остроту.



– Как вы относитесь к Америке?

– Моя последняя поездка в Америку показала, что сегодня средний американец живет при коммунизме. Я считаю, что они воплотили мечту о коммунизме в отдельно взятой стране с капиталистическим строем.

– А культура? Кинематограф, например?

– У них нет культуры. Все, что делается в Америке, – это суррогаты. Лучшего кинематографа, чем во Франции и Италии, все равно нет (так же, как нет вина лучше, чем французское и итальянское).

– Вам не кажется, что Жерар Депардье снимается в слишком большом количестве фильмов? Такое чувство, будто он каждую неделю в новой роли.

– Наверное, экономические сложности. У нас тоже есть группы типа «Ю-Питера», которые по той же причине дают по четыре концерта два месяца подряд. Или «Уматурман». Но я считаю, что если человек достиг в искусстве какого-то уровня, то он достоин уважения. Я вообще редко к кому-то отрицательно отношусь: мол, этот безголосый, этот ничего собой не представляет… Я отрицательно отношусь только к «непризнанным гениям», которые лежат на диване, говорят, какие они умные и хорошие, просто им «в жизни не повезло». Для того чтобы повезло в жизни, нужно что-нибудь делать.

– Какая главная отличительная черта нашего города?

– Людская жадность. Жадность и жмотность. Уникальная способность людей очень тяжело расставаться с деньгами.

– А за границей петербуржца можно опознать по каким-либо признакам?

– Россиянина можно увидеть сразу: самый дорогой мобильный телефон последней модели, обязательно именная одежда. И обычно он громко орет. Ряд людей негативно повлияли на отношение к русским в Европе, причем большей частью это были граждане Украины. Того радушия, какое было в 1994 году, уже нет. Особенно ярко это ощущалось в отелях ниже пятизвездной категории.

– Я только в таких отелях и бывал.

– На самом деле об этом можно поговорить отдельно. Это обман, я давно уже доказал, что пятизвездный отель стоит в девяноста процентах случаев практически столько же, сколько трехзвездный. В той же Турции разница в оплате за неделю составляет триста–четыреста долларов, но эту сумму ты с лихвой переплачиваешь за услуги, которых нет в комплексе предоставляемых пятизвездным отелем. Это глубокое заблужение, что три звезды намного дешевле.

– По какому принципу вы подбираете круг своего общения?

– Это складывается исторически, так же, как и место проживания. Но главный фактор – чтобы человек был интересный. Я считаю, что у каждого человека есть свой интеллектуальный уровень, – грубо говоря, «Пентиум-8» не может нормально общаться с каким-нибудь 286-м десятилетней давности. Но положение, которое человек занимает в обществе, и уровень доходов для меня не имеют никакого
значения.

– Каковы основные принципы вашей деловой этики?

– Я готов заниматься всеми вещами, кроме трех: торговли оружием, торговли наркотиками и игорного бизнеса. Я работаю с шестнадцати лет, занимался самым разным бизнесом, в свое время у меня была сеть продовольственных магазинов. А сейчас мы собираемся открыть самый большой спортивный клуб в Санкт/Петербурге Mega Gym на 5-м этаже «Светлановского» – более 5000 кв. м, комплекс, в котором будут представлены все виды фитнеса и бодибилдинга.

– Как вы считаете, деятельность российской бизнес-элиты способствует развитию России или препятствует?

– Кого вы называете бизнес-элитой, Ходорковского? Тут я согласен с Жириновским: страна ждала смертного приговора, а дали девять лет. Проявили милосердие, люди остались недовольны. Если серьезно, то я считаю, что энергетические ресурсы страны должны принадлежать государству. А по каким-то непонятным причинам они достались определенной группе лиц. Никто ведь не брал кредитов на развитие этих отраслей. А с Ходорковским – это просто детский сад. Что-то вроде «Вы знаете, в 1991 году вы перешли дорогу на красный свет, не заплатили милиционеру штраф три рубля, и за это мы вам дали девять лет». Это некрасиво со стороны государства. При всем при том в любой цивилизованной стране Ходорковский в тюрьме бы не сидел, дали бы ему пять–десять лет условно. В Америке он отбывал бы наказание на своей вилле, но никак не в колонии общего режима.

– А каковы ваши экономические прогнозы?

– Я считаю, что Петербург и Москва уже давно обогнали многие страны Евросоюза, такие как Португалия и Греция, по своему экономическому развитию. Но если отъехать на пятьдесят километров от Петербурга, то общая ситуация по России предстает в невыгодном свете. Сейчас идет процесс, который займет еще лет десять. Даже за последние десять лет было достигнуто многое: выйдя из полного хаоса и нищеты, Россия превращается в место, привлекательное для инвестиций и приятное для жизни.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме